Пламя желания (3 стр.)

Шрифт
Фон

До автокатастрофы Алэйна не была такой нетерпеливой.

– Значит, ты дашь мне номера телефонов? Если разрешит врач? – Она наклонилась вперед, положив руки на спинку сиденья, когда машина остановилась на перекрестке.

– Никаких проблем. – Друзья будут рады услышать об Алэйне после аварии, но еще они будут готовиться к праздникам. И врач не обещал, что память вернется к ней слишком скоро. У Портера есть две недели рождественских праздников. Он проведет их с ней и их сыном и расскажет Алэйне свою версию их отношений. И тогда им, вероятно, удастся построить настоящую семью. Ради Томаса. – Спрашивай меня обо всем, что хочешь. Ведь мы муж и жена.

Она ахнула, и ее дыхание коснулось его шеи. Она посмотрела на него в упор, широко раскрыв глаза.

– Обо всем, что я хочу? – спросила она.

Атмосфера накалилась. Портеру показалось вдруг, что Алэйна что-то вспомнила. Может ли она помнить о том, как хорошо им было вместе? И как хорошо им еще может быть вместе?

В ее взгляде читалось желание и предвкушение. Она не помнила их прежних отношений, но чувствовала, что их влечет друг к другу, и разволновалась.

Он должен быть осторожнее. Он не сказал ей о своем решении развестись. Он хотел убедить ее остаться с ним. Он не желал, чтобы она задавала ему вопросы, отвечая на которые ему придется лгать или рассказывать горькую правду. Например, о том, что они не спали вместе целый месяц до аварии.

– Я обещаю, что не стану требовать исполнения супружеских обязанностей, пока ты не будешь готова.

– Так лучше, – слишком быстро ответила она. – Я не готова…

– Не нужно больше ничего говорить. – Он набрал секретный код на воротах, и они широко открылись. Рождественские гирлянды украшали пальмы, растущие вдоль дороги, которая вела к желтому, оштукатуренному особняку, сверкающему в лучах заходящего солнца.

– Ты был ко мне очень внимателен на прошлой неделе, Портер. Я знаю, тебе было трудно, и я ценю все, что ты для меня сделал.

Еще совсем недавно она говорила ему как раз обратное. Она настаивала, что интересует его только как потенциальная мать его детей. Что он на самом деле не любит ее, и она ужасно устала от его попыток скрываться на работе от их проблем.

Он молчал.

– Я что-то не так сказала?

– Тебе было очень тяжело в прошлом месяце. – Он направил автомобиль к трехэтажному особняку, который по его приказу украсили к Рождеству. – Ты, конечно, заслуживаешь понимания. Я просто хочу сказать, что, пока ты неторопливо вспоминаешь свое прошлое, я не буду пытаться заполнить твой мозг новыми счастливыми воспоминаниями.

Она снова широко раскрыла глаза. Как она все-таки красива! И слишком слаба после всего, через что ей пришлось пройти. Портер приложит все усилия, чтобы в ближайшую пару недель убедить ее с ним остаться.

Он остановил машину у широкой двойной лестницы, и внезапно ему стало не по себе.

Перед домом стоял дорогой спортивный автомобиль, который Портер отлично знал.

К ним в гости приехала его мать.

Глава 2

Говорят, везде хорошо, а дома лучше.

Алэйна оглядела дом напротив. Пуансеттия росла по обе стороны от двойной лестницы, прибавляя рождественского настроения к теплой зимней погоде Флориды. Гигантский венок, украшенный золотом и серебром, висел на двери дома.

У нее слегка сжалось сердце, когда она задалась вопросом, сама ли выбирала украшения для дома. Они наверняка имеют некую сентиментальную ценность. Она прожила с Портером почти пять лет. У них полно общих воспоминаний и предметов, но все это сейчас остается для нее загадкой. Глубоко вздохнув, она посмотрела на Томаса и его одеяло с монограммой.

Отстегивая ребенка от автокресла, Алэйна не могла не заметить, как сильно напрягся Портер. Конечно, он сейчас очень беспокоится.

Она взяла спящего ребенка на руки, с удовольствием вдыхая запах его тела и аромат детского шампуня. Она не помнила, как стала женой или матерью. Она не чувствовала себя ни женой, ни матерью.

Но она не сомневалась, что сделает все необходимое, чтобы этот невинный младенец жил в любви и безопасности.

Портер открыл заднюю дверцу автомобиля – лучи заходящего солнца образовали нимб вокруг его мускулистого тела. Какой он все-таки красавец! Рядом с ним Алэйна чувствовала себя защищенной. Она могла на него положиться.

Он оперся рукой о крышу автомобиля:

– Ты уверена, что донесешь ребенка?

– Конечно. Но спасибо за то, что ты спросил. – Она вышла из машины, осторожно удерживая Томаса.

Портер обхватил ее за локоть, помогая сохранить равновесие, и по ее телу пробежал жаркий и приятный трепет. Она мельком взглянула на него. Интересно, что он почувствовал, прикоснувшись к ней. О чем он думает? Он должен хотеть, чтобы она снова стала его женой по-настоящему. Алэйна тоже этого хотела, но не могла отмахнуться от ощущения, что между ними что-то пошло не так. Сейчас Портер выглядит очень напряженным. Словно он не рад возвращению домой.

Она выпрямилась:

– Спасибо. Я дойду сама.

Ей казалось странным, что она пробыла в коме целый месяц, а ее тело функционирует так, будто она просто долго спала. Неделю ей делали физиотерапию и кормили высококалорийной едой, чтобы она восстановила силы. Если не считать быстрого утомления, больше никаких негативных последствий от комы она не испытывала. По крайней мере, физически.

– Я возьму автокресло и подгузники. – Он взял автокресло и темно-синий мешок с подгузниками. – Я должен заранее тебя предупредить.

Алэйне стало не по себе.

– О чем?

– Моя мать здесь, – сказал он и тяжело вздохнул.

Она чуть не рассмеялась от облегчения. Она шла рядом с ним к дверям, вдыхая соленый океанский бриз.

– Твоя мать? – Ей стало любопытно, почему его мать не навестила ее в больнице. Это показалось ей странным. Алэйна не задавала Портеру вопросов о его семье, пока была в больнице. – У тебя есть мать?

– А кто, по-твоему, меня родил? – насмешливо спросил он, сильнее удивляя Алэйну.

Кусая нижнюю губу, Алэйна с трепетом посмотрела на дверь. Золотисто-серебряный рождественский венок сиял в лучах закатного солнца.

– Жаль, что ты не предупредил меня раньше.

– Я не знал, что она приехала, пока не увидел ее машину у дома.

– Твой отец тоже приехал? – спросила она.

– Ты удивишься, но я ни разу не встречал этого человека.

– О, хм, извини.

– Не стоит извиняться. Я уже давно не ищу своего папочку, а сам с нетерпением жду возможности стать отцом. Давай выясним, что заставило мою мать приехать из Майами.

Услышав его заявление, Алэйна почему-то загрустила. Сегодня у Портера во всех отношениях счастливый день. Его семья возвратилась домой из больницы в добром здравии. Но у нее снова возникло ощущение, что их совместная жизнь была нелегкой.

Она хотела доверять Портеру.

Но что-то в глубине души не позволяло ей полностью ему поверить.

К радости Портера, когда он и Алэйна вместе с Томасом вошли в дом, его мать находилась в своих апартаментах. Сейчас его жена в детской с сыном, и у Портера появилась возможность поговорить с матерью наедине в своем кабинете. Ей необходимо понять, что он вышвырнет ее из дома, если она помешает ему сохранить семью.

Он беспокойно ходил по кабинету, поглядывая на медные часы на письменном столе. Он не понимал, почему его мать так долго не приходит.

Удержать Алэйну рядом с собой ему будет нелегко и без присутствия в доме матери, охотно расставляющей словесные ловушки. Кортни Рутгер была настоящей акулой и в зале суда, и в жизни. Их отношения были натянутыми с тех пор, как Портеру исполнилось восемнадцать лет и он решил выучиться на инженера, отказавшись взять у матери деньги.

Мать всегда присылала ему подарки с подтекстом. Алэйна испытывала неловкость от ее экстравагантных даров, и Портер не мог ее винить за это. Тем не менее он никогда не знал, как разрядить напряжение между матерью и женой.

Наконец его мать плавно вошла в кабинет, окруженная облаком дорогих духов и одетая в облегающий костюм от Шанель. Она наклонилась к сыну и поцеловала в щеку, почти ее не касаясь.

– Портер?

Он поцеловал ее в ответ и задался вопросом, носила ли она его в детстве на руках, как Алэйна Томаса. Целовала ли она его по-настоящему? Дарила ли крепкие объятия?

– Мама? – Он увернулся в сторону и прислонился к столу. – Зачем ты приехала?

– Чтобы отпраздновать Рождество и помочь тебе с твоим ребенком и твоей женой.

Она предлагает помощь? Портер ей не поверил. Его мать навещала их только по праздникам и удосужилась лишь однажды навестить Алэйну в больнице – на следующий день после аварии. Она посмотрела на своего внука, принесла подарки и цветы и уехала. Она конечно же не ворковала с внуком, а просто сфотографировала его на свой мобильный телефон, чтобы поделиться новостью с приятелями.

– Раньше дети тебя не интересовали, – сказал он.

– Раньше я не была бабушкой.

– Мама? – Он нетерпеливо выгнул бровь.

– Сынок? – ответила она с преувеличенной невиновностью.

– Что ты затеяла? Я твой сын, и я знаю тебя. И ты не будешь строить козни, как все свекрови.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь.

– О, мама, пожалуйста. Ты годами демонстрировала, как тебе не нравится Алэйна. – Трения между женой и матерью, которые со временем стали серьезнее, подкосили их и без того проблемный брак. – У нее восстанавливается память. Ей меньше всего нужно, чтобы ты говорила ей о том, что она не готова услышать. Пока она восстанавливается, она должна быть спокойна и счастлива. Прежде всего она должна вспомнить счастливые времена.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора