Пламя желания (2 стр.)

Шрифт
Фон

Однако ради Томаса она и Портер должны попробовать договориться. Возможно, в наступающее Рождество их семью ждет чудо?

Нервно поерзав на сиденье, Алэйна принялась теребить пальцами детскую погремушку:

– Можно мне спросить тебя о прошлом?

– Почему ты не сделала это раньше? – Он не сводил взгляда с дороги.

– Потому что… Мне было страшно, что ты ответишь.

– Что изменилось?

– Мы не в больнице. Тут нет врачей, которые заставляют меня думать, настаивая на том, будто я должна помнить только то, что я готова помнить. Они просили меня не стараться вспомнить все сразу, но я только сильнее волновалась и у меня появлялось больше вопросов. – Она должна знать. Как она будет настоящей женой Портеру и матерью Томасу, если даже не знает, кто она или как они стали семьей?

– Ты веришь, что я отвечу правдиво? – Он посмотрел на нее, и его глаза потемнели.

– А какой смысл тебе лгать?

Ей стало любопытно, не задала ли она ему провокационный вопрос. Она ждет искренности от человека, которого едва знает. Но у нее нет иного выхода.

– Как мы познакомились? – спросила она.

– Моя фирма делала пристройку к музею, в котором ты работала. Ты увидела игру моих мышц, и мы поженились.

У него в самом деле были впечатляющие мускулы, и она понимала, почему Портер привлек ее внимание. А чувство юмора прибавляло ему привлекательности.

– Ты говоришь глупости, Портер.

– По-твоему, у меня нет чувства юмора? Ты ранила мое эго.

– На этой неделе нам было не до шуточек.

Ей было чертовски страшно в больнице. По ночам она ходила по коридорам, потому что не могла спать. Она как одержимая проверяла ребенка и молилась о том, чтобы вспомнить хоть какие-нибудь события последних пяти лет.

Больше всего ее интересовал загадочный и красивый мужчина, который ежедневно проводил с ней несколько часов.

– Верно. Надеюсь, мы все исправим. У нас впереди курортный сезон, чтобы расслабиться, заняться ребенком и заново узнать друг друга. – Он пристально смотрел в ее глаза в зеркало заднего вида. – Не сомневайся, я напомню тебе, почему мы влюбились друг в друга.

От его слов она почувствовала желание, смущение и волнение. Она с трудом сглотнула. Но это не помогло ей успокоиться. Хотя она не помнит Портера, он был частью ее жизни. Ей остается только жить дальше и стараться восстановить воспоминания.

И выяснить, что этот человек – ее муж – значил для нее в прошлом. И что он значит для нее сейчас.

* * *

Портер Рутгер чувствовал себя ужасно.

Но впервые за долгое время он понадеялся, что все можно исправить.

Он крепко сжимал руками руль, везя жену и сына домой из больницы. Прошедший месяц он беспокоился о том, оправится ли Томас от первой операции, во время которой ему исправляли косолапость. Задавался вопросами о возможных скрытых последствиях аварии для ребенка.

А его жена все это время была в коме.

Портер разомкнул стиснутые зубы, разглядывая знакомую пляжную дорогу, ведущую к дому, который они приобрели после того, как им в третий раз не удалось зачать ребенка при помощи ЭКО. До усыновления Томаса их брак трещал по швам от их постоянной борьбы со стрессами из-за бесплодия.

Портер и Алэйна жили как в аду задолго до аварии. Он решил, что они достигли дна, когда связались с адвокатом по поводу развода. Они уже собирались подписать документы о разводе, когда раздался телефонный звонок – им сообщили о том, что они могут усыновить ребенка. Больного ребенка, которому требуются операции и годы физиотерапии.

Решение об усыновлении они приняли не сразу. Они начали процесс усыновления два года назад, когда стало ясно, что зачать своего ребенка не удастся. Тогда они столкнулись с еще большими страданиями от ожидания. Их брак не выдержал дополнительного стресса.

По сей день Портер не мог вспомнить, кто из них первым попросил развода. Требование было озвучено во время ссоры, и они быстро обратились к адвокату. Сердце Портера разрывалось на части, но их постоянные споры мешали ему представить себе будущее с Алэйной. Им не помогла даже консультация с семейным психологом.

Они решили расстаться, но тут им сообщили о Томасе.

Портер и Алэйна забыли о разногласиях, чтобы усыновить ребенка, и решили еще какое-то время быть вместе. Добросердечная Алэйна сразу приняла ребенка.

А потом произошла автомобильная авария, и, поняв, что может потерять Алэйну навсегда, Портер захотел разорвать документы о разводе. Он решил, что, может быть, у него все-таки будет семья, о которой он мечтал.

И он не подозревал, как быстро этот малыш завладеет его сердцем. Портер готов на все ради своего сына.

Он хочет, чтобы Алэйна была здорова, и он воспользуется шансом завоевать ее – ради себя и ради их сына. Они сумеют исправить все ошибки прошлого и забыть вред, который причинили друг другу.

Да, он совершал ошибки в браке с Алэйной, но сейчас у него есть возможность построить семью, какую он всегда хотел. Воспитанный матерью-одиночкой, которая работала адвокатом, а в редкие свободные часы искала себе мужа, Портер жаждал стабильности и любви.

Самое главное, чтобы Алэйна его простила и поверила, что он стал другим. Черт, если он сумеет просто убедить Алэйну, что он не тот, кем был несколько недель назад, им удастся сохранить семью.

Портер никогда не тратил времени зря. Он был человеком действия.

А сейчас ставки высоки как никогда.

Портер посмотрел в зеркало заднего вида на свою жену-блондинку, в которую безумно влюбился четыре с половиной года назад. Ее интеллект, самоуверенность и художественное чутье очаровали его. Он увидел, как она обсуждает вопросы искусства с учениками начальной школы, и понял, что потерял голову. Она была неповторима. Она стала его идеалом – мягкой, открытой. Он легко представлял, как она прижимает к груди их будущих детей, играет с ними и рисует.

Но его увлекли не только эти материнские образы. Алэйна оказалась страстной натурой, сводящей его с ума.

Однако чем больше они ссорились, тем отчетливее он понимал, до чего непрочен их союз.

– Что ты хочешь узнать? – спросил он.

– В больнице мы мало разговаривали. – Она мгновение смотрела на него в упор голубыми глазами, потом отвернулась.

– Так приказали врачи. И было много суматохи: физиотерапия для Томаса, твои анализы. – Портер разрывался между женой и сыном, хотя он взял отпуск. Он не находил себе места, видя Алэйну такой беспомощной в больнице. Пусть их любовь друг к другу умерла, но у них есть прошлое, и теперь они родители Томаса. Стремление Портера создать идеальную семью погубило их брак и взаимную любовь.

Но он обязан заботиться о ней, пока она полностью не выздоровеет.

– Я никого не виню, – быстро сказала она. – Я просто пытаюсь заполнить пробелы в памяти. В больнице я чувствовала себя такой… ущербной.

Портер не станет мешать ее восстановлению. Врачи сказали, что она не должна слишком сильно стараться что-то вспомнить, и он выполнит их указание. Он не настолько безжалостный человек, чтобы ни говорили его конкуренты. Но он ни за что не упустит свой шанс и убедит Алэйну остаться вместе с ним.

Он сделает все возможное, чтобы сохранить их семью. Он не желает становиться приходящим отцом и никогда этого не хотел, даже когда согласился подписать эти чертовы документы о разводе. Он сразу пожалел о своем решении развестись. Он не понимал, как создаст семью, о которой мечтал, если позволит Алэйне уйти.

Он не знал, что пошло не так и чего еще она от него ждет. А теперь, когда она не помнит их совместную жизнь, он может никогда об этом не узнать.

– Доктор хотел понять, сколько ты вспомнишь самостоятельно. Мы не хотели, чтобы ты путала свои воспоминания с тем, что тебе рассказали.

– Может быть, если я узнаю о наших с тобой отношениях, я скорее обо всем вспомню.

Он заметил, что на этот раз она не упомянула о правдивости его слов. Вероятно, она готова поверить ему на слово.

До автокатастрофы Алэйна полностью перестала ему доверять. Может быть, ее недоверчивость окажется сильнее густой пелены амнезии. Он съехал с шоссе на подъездную дорогу и направился к закрытым воротам.

– Портер, у меня нет другого выбора, кроме как задавать тебе все эти вопросы. Ты единственный, с кем у меня были отношения в прошлом. Чтобы узнать о событиях последних пяти лет, я должна либо обратиться к тебе, либо к Google.

Он мрачно усмехнулся:

– По-моему, я только что получил комплимент.

На ее полных губах играла улыбка. У Портера сдавило грудь. Он помнил то время, когда ему удавалось смешить Алэйну каждый день. Это было до того, как они начали громко ссориться и подолгу друг с другом не разговаривать.

– Портер, я спрошу напрямик. – Она посерьезнела. – Почему никто не навещал меня в больнице?

– Когда произошла авария, мы были далеко от дома, занимаясь ребенком. Наших друзей рядом не было. – И вне сомнений, им было неловко навещать пару, которая готовилась к разводу. – Я сохранил открытки из букетов и воздушные шары, которые они присылали. Я покажу тебе их, когда мы вернемся домой.

Она жевала полные губы:

– А как насчет телефонных звонков? Кому я могу позвонить, чтобы попросить о помощи?

Он не желал изолировать ее от мира, а просто хотел немного потянуть время, чтобы укрепить их отношения и постараться сохранить семью. Они должны стать семьей, о которой он так мечтал.

– Доктор сказал тебе быть осторожнее и не торопиться вспоминать. Тебя будут консультировать врачи. Я приму любое их решение. – Он удивился, что она не задавала много вопросов на людях, пока была в больнице, а теперь жаждет получить ответы.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке