Здравствуйте, я ваша сваха! (СИ) (2 стр.)

Шрифт
Фон

Я слушала её вполуха, нещадно стирая новую зубную щетку о немного выросшие клыки. Когда я закончила, щетка выглядела так, словно ей лет десять пользовались, притом всей семьей сразу, которая насчитывала дюжину голов, иногда сдавая её в аренду соседям и друзьям. Выкинув щетку в мусорку, к семи сестрам по несчастью, которые выглядели не лучше, хотя ещё с утра горделиво стояли в ряду пупермаркета, даже не помышляя о том, что сегодня столкнутся с жестокой реальностью моих зубов, я несколькими большими глотками выпила чай, морщась от наслаждения.

Что может быть лучше, после тяжёлого трудового дня, чем ромашковой чай с парой капель эльфийской крови? Правильно, только известие о том, что на сегодня клиентов больше не будет и можно спокойно отчаливать домой. Начало восьмого уже как-никак, а пока доберешься домой на метро на окраину города, где я снимала дом, в набитом вагоне таких же уставших, а значит агрессивно настроенных на свободные места людей и нелюдей, то и вовсе девять будет.

– О, вот ещё один, – прогорланила Т'ках – голос у неё был могучий, как и вся её внушительная комплекция, – "Короля делает свита, а королеву – сваха".

Я задумчиво хмыкнула: и не соглашаясь, и не отрицая.

Уж кто-то, а вот Повелители ко мне не заглядывали, слава Тьме. Да и зачем? У Повелителей доменов и без меня женщин хватает, как-никак трое из них холостые, красивые мужчины. А ещё эгоистичные, опасные, высокомерные, жестокие, самовлюблённые лицемеры и интриганы. Но на это, конечно же, вначале барышни не обращают внимания, а только после того, как их, наигравшись, посылают в Ничто. Хотя барышни и из этой ситуации находят выгоду: интервью, приглашения на туп-шоу, выступление по визору – популярность одним словом.

Вдруг за спиной раздался звук открывающейся двери.

Мимоходом отметив, как у секретарши расширяются в удивлении и так огромные, выпученные глаза цвета засохший грязи, я развернулась... и обомлела.

Перед моими глазами стоял, нахально улыбаясь широкой улыбкой, настолько белоснежной, что аж появляется желание надеть солнцезащитные очки, ибо не ровен час ослепнуть можно, в белоснежно-белом, идеально выглаженном костюме от Дармане и в начищенных, до блеска прожекторов, белых туфлях сам Повелитель домена Порядка Самануэль Белоснежный!

Его прозвище говорило само за себя. Кроме неимоверной любви к белому амплуа, его волосы, ресницы, брови, казалось, были седыми. Кожа, наверное, и не знала о таких понятиях, как волосяной покров, родинки, веснушки и тем более загар. Он, вообще, был похож на скульптуру, которая вдруг моргнула, осознала, что она – Повелитель Порядка, слезла с помоста и отправилась править в свой домен. Одни только блеклые, муторные словно дождливая вода в луже глаза выбивались из белоподобного образа.

Навскидку, ему нельзя было дать больше тридцати пяти лет, на самом деле – его возраст был загадкой. Как, впрочем, и у других правящих семей доменов.

Мужчина был не просто красив, он был в десятки, миллионы раз красивее этого определения. Даже самые великолепные и безумные мечтания моих клиенток о НЁМ, не смогли бы и на одну десятую сравниться с этим вот всем великолепием, стоящим сейчас передо мной и с холодным интересом меня рассматривающим.

Черты лица его были правильные, изысканные, чарующие. На лицо хотелось просто стоять и любоваться, любоваться, и ещё раз любоваться, предварительно подставив под ноги ведро, чтоб было, куда слюне стекать, и нанять прислугу, чтоб менять ведра, как наполнятся. Для любования идеальной фигурой, которую костюм не скрывал, а, наоборот, подчеркивал, ведра будет мало. Нужен тазик, а ещё лучше сразу ванну, нет, бассейн, такой большой, который великанам устанавливают.

Тут же захотелось поправить одежду и проверить прическу, а ещё лучше быстренько смотаться в парикмахерскую, косметический салон, бутик "Брада", и предстать перед ним всей такой... Хотя о чём это я? Тут надо сразу в салон "Убъющая красота" валить, делать телостические операции, а потом уже по выше озвученному маршруту направиться и только тогда предстать всей такой... Эх... мечты-мечты...

– Дня порядка вам, – поздоровался Повелитель, видно, мной уже вдоволь насмотревшись.

Хотя на что там можно было смотреть? Невысокая, и до метра шестьдесят пят не дотягиваю. Полноватая, но это я специально, чтоб отбивать желание клиентов подкатывать ко мне. С болезненно-сероватой кожей, резкими чертами лица, чёрными глазами и короткой копной блекло-фиолетовых волос – последний писк этого месяца, а мне, Тьма бы их побрала, приходится поддерживать авторитет и идти в ногу с модностями домена.

– Ночи хаоса, – на автомате брякнула я, а потом мысленно дала себе затрещину:

"Ну, ты – Ничто тебя затяни! – молодец! Додумалась же, что и кому желать! Ты б ему ещё пожелала одну из женской части отпрысков Хаоса в придачу, чтоб ночка у него, точно, хаосом стала!"

Затрещина помогла, я собралась, из той мысленно-растекшейся лужицы, в которую превратилась, созерцая Повелителя, улыбнулась профессионально-вежливой улыбкой номер 6 – улыбка в нашем деле всё! – и произнесла деловым тоном:

– Светлого вечера.

Да. Нагло сделала вид, что я, вообще, ничего не говорила до этого, и то ему просто послышалось. Может, сам Хаос мимо пробегал, да поздоровался.

Самануэль, даже если мне и не поверил, то обличительно пальцем тыкать не стал, только кончики его безукоризненных, бесподобных, соблазнительных губ чуть-чуть поднялись верх, и я поняла: ночь хаоса сегодня-таки будет, и будет она у меня. Не удивлюсь, если с самим Хаосом в обнимку.

Повелитель прошелся к столу, обошел его, присел в моё мягкое кресло, кивнул головой на стул для клиентов и произнес божественно-сладким, как плитка шоколада после столетней диеты, состоящей из одной воды и гречки, голосом:

– Присаживайтесь, идел Ивона.

Я послушно присела на довольно жесткий стул, который способствовал не затягивать слёзные жалованья некоторых клиенток и клиентов.

В происходящее трудно было поверить, не то чтобы попытаться осмыслить. В мою фирму, мало того, что собственной персоной пришел Повелитель Порядка, так он ещё явно желал обговорить со мной, пока только ему известную тему.

Не вторую половинку он же, в самом деле, пришел ко мне искать? У него этих половинок, как у меня в конторе фотографий. Почти каждый день очередная бывшая выступает по визору, а иногда по две-три за раз, чаще всего споря и ругаясь между собой о том, кто из них должен на экране появиться и рассказать свою душещипательную историю любви.

Король посмотрел на окаменевшую Т'ках, пытающуюся прикинуться одной из диванных подушек, и приказал:

– Мне чёрный чай с молокой, Ивоне повтори.

Я в очередной раз вознесла славу Тьме, за решение нанять на должность секретаря орку. Другая бы, на её месте, собраться из растекшейся лужицы вряд ли бы смогла, а Т'ках тут же вскочила и направилась исполнять приказ. Правда, про аккуратность с косяками, и, тем более, о том, что перед выходом дверь нужно открывать, она позабыла, и теперь вместо двери у меня была экстравагантная арка в форме силуэта орка.

Вдруг куски дерева поднялись в воздух и вернулись на место. Поломанная дверь тоже собралась, поднялась, прыгнула вперед, словно в жаркие объятья любовника, и с громким хлопком запечатала вход в кабинет. Надеюсь, не навсегда, а то Т'ках ещё возвращаться будет, а у неё с дверьми разговор прост. И не факт, что Повелитель дважды проявит великодушие и восстановит, взятое в аренду имущество.

Самануэль молчал, с тем же холодным интересом, которым глядел на меня, рассматривал фотографии на потолке. Я молчала и любовалась всем этим великолепием сидящим в моём кресле, хотя моё выражение лица было отстраненно-деловое, а улыбка вежливая.

Обычно я завожу с клиентами разговор сама. Но Самануэль на клиента не тянет. Притом в то, что он пришел ко мне, как к свахе Ивоне Стикс, верилось с трудом, а это значит... проблемы. Огромные-огромные проблемы.

Нет, ну что я сделала? Ведь я тщательно исполняю все правила, насколько трудными они не были бы. Следую каждой строчке в триста сорока семи пунктах договора. Выплачиваю каждый месяц кредит. Ни на кого тайно не работаю, сведенья секретные не добываю, против домена Порядка ничего не имею. Никого не соблазняю, не убиваю, даже ни разу никого не кусала, а иногда так хотелось. С мужчинами не встречаюсь, замуж не выхожу, детей не рожаю. Ни с кем дружеских отношений не завожу, кроме двух женщин, но они такие же, как я, и в такой же ситуации. В домен Тьмы не звоню, письма не пишу, ни разу даже записки родным не передавала, а ведь безумно хочется сказать им, что я жива, здорова, что со мной всё относительно нормаль. За что тогда меня отправлять в Ничто?!

Истерика потихоньку набирала оборот, но я быстро дала этой истеричке пендаля под зад. Ибо что-что, а срываться на глазах у Повелителя, который однажды поставил подпись на бумаге, сохранив тем самым жизнь мне и ещё двум моим подругам, в то время, как остальные короли решили, что выделить минуту своего времени – слишком большая затрата, а черкнуть ручкой по бумаге – слишком большая морока, есть очень глупая идея. Смертельно глупая идея, а жизнь я люблю.

Т'ках зашла в кабинет без дверевредительства, поставила на стол поднос с двумя кружками и застыла по стойке смирно, словно рекрут перед генералом.

Король взял свою кружку, заглянул в неё – напиток был белоснежно-белый, даже без идеи о намеке, что там может быть чёрный чай – отпил и кивнул головой. Орка тут же развернулась и поспешно, но предельно аккуратно умчалась из комнаты. Видно, тоже понимала, что второй раз мужчина её зарплату вряд ли сбережет, он вычитание стоимости двери и ремонтных работ.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке