Чертог страстей

Шрифт
Фон

Содержание:

  • Глава 1 1

  • Глава 2 4

  • Глава 3 8

  • Глава 4 12

  • Глава 5 15

  • Глава 6 19

  • Глава 7 24

  • Глава 8 28

  • Глава 9 33

  • Глава 10 37

Зара Деверо
Чертог страстей

Глава 1

Гвалт возбужденных голосов, доносившийся из коридора и с лестничной площадки, становился с каждой минутой все громче, и плотно захлопнутая дверь от него уже не спасала. Отчаявшись обрести уединение хотя бы в душевой или на кухне, Кэтлин стала нервно расхаживать по комнате, борясь с назойливым желанием включить на полную громкость телевизор и напомнить своим бесцеремонным соседям, что с ней тоже надо считаться. За годы проживания в этой шумной школярской слободке, возникшей на месте тихого домика привратника, Кэтлин так и не сумела приноровиться к хаосу этого людского муравейника и чувствовала себя в нем белой вороной.

Сегодня ажитация в общежитии ощущалась особенно явственно: все его обитатели предвкушали буйный кутеж по случаю окончания учебного года, который традиционно устраивался в винном баре "У Антонии" – излюбленном оазисе "крутых" старшекурсников и молодых преподавателей колледжа. Все сокурсники Кэтлин уже твердо знали, где они будут работать после получения диплома, и были преисполнены стремлением покорить мир. Одна лишь Кэтлин все еще терзалась сомнениями относительно своего будущего, так как ее прельщала перспектива посвятить свою жизнь воспитанию и просвещению прыщавых акселератов-старшеклассников и манерных нимфеток, имеющих о всяком предмете собственное суждение. Когда-то она лелеяла надежду сделать успешную карьеру и даже прославиться на поприще просветительства, сея разумное, доброе и вечное. Однако жестокая и суровая правда о современных "милых детках", открывшаяся ей во время педагогической практики в средней школе, развеяла ее наивную розовую мечту передать новому поколению триумфальный факел славы английского языка.

– Довольно кукситься, – сказала ей Саския, забежав к ней на чашку кофе сегодня после полудня, – лучше начинай чистить перышки для вечеринки. Там будет весело, можешь не сомневаться! Между прочим, обязательно придет и Том, на которого ты положила глаз. Не теряй свой шанс! Надень что-нибудь сексуальное – и вперед! Порази его своим раскрепощенным внешним видом, и не пожалеешь. У него такая здоровенная штуковина, что все наши девчонки просто посходили из-за нее с ума. Но лично я от него не в восторге, он эгоист и слишком торопится в койке, уверенный, что партнерша обязана прийти к финишу одновременно с ним.

– Меня это не интересует, – покраснев до корней волос, соврала Кэтлин. – Хочешь еще кофе? Пойду сварю нам еще по чашечке, – торопливо добавила она и выбежала в кухню, чтобы подруга не заметила предательского румянца на ее щеках.

Том Фитцджеральд, упомянутый Саскией, слыл первым красавчиком в Гранчестерском университете, и Кэтлин млела, наблюдая, как он идет вразвалочку по двору, засунув руки в брюки, или же играет на травяном поле в крикет, одетый в белую спортивную форму с эмблемой команды Сент-Олбан. А по ночам он частенько становился идолом ее сексуальных фантазий во время мастурбации, вытесняя образы киноактеров, помогавшие ей довести себя до оргазма.

– Не вешай мне лапшу на уши, – крикнула ей вдогонку Саския. – Брось ломаться, хватит затворничать, нельзя же только корпеть над книгами и совсем не развлекаться, так ведь недолго стать занудой. Бери пример с меня, уж я-то не упущу возможности расслабиться.

Кэтлин сдалась и пообещала подруге составить ей вечером компанию. Но теперь, глядя на убогий интерьер своего жилища – видавшую виды кушетку, накрытую линялым покрывалом, потертый ковролин на полу, лохмотья отслаивающейся штукатурки на стенах, поцарапанный платяной шкаф и треснутую посуду, – она пожалела об этом. Как же можно пригласить сюда Тома, если он вдруг благодаря какому-то чуду согласится к ней прийти?

Три года назад, когда она только получила в свое распоряжение эту комнату, ее радости по этому поводу не было предела. Но теперь, после сдачи выпускных экзаменов, ей хотелось как можно скорее распрощаться со своим опостылевшим пристанищем навсегда. Но нужно было еще немного потерпеть и дождаться торжественной церемонии вручения диплома. Интересно, подумалось ей, приедут ли на нее мамочка и папочка? Вряд ли, поскольку после скандального развода они разлетелись по разным уголкам земного шарика: она – в Японию, он – в Америку.

– Боже, мне же нечего надеть! – глядя на себя в зеркало, висящее на стене над комодом, простонала Кэтлин. – Впрочем, как бы я ни вырядилась, Том все равно не обратит на меня внимания, когда вокруг будет столько классных раскрепощенных девчонок в умопомрачительных нарядах. Саския наверняка наденет коротенькую маечку и мини-юбку. И почему я такая робкая и несовременная?

Из зеркала на нее глядела зелеными близорукими глазами ярко-рыжая растерянная девица с пухлыми губками и мягкими чертами лица. Кэтлин подумала, что ей давно пора помыть голову и придать своим волосам благородный коньячный оттенок, не говоря уже о том, чтобы обзавестись линзами вместо очков. Но что же все-таки ей лучше надеть?

Она принялась рыться в платяном шкафу, извлекая из него и бросая на кресло и кровать все предметы своего гардероба: различные майки и блузки, юбки, платья, жакеты, ботинки, туфли и кроссовки. Все это барахло было куплено на распродаже, исключительно из практических соображений. В отличие от Саскии Кэтлин не могла позволить себе швыряться деньгами и покупать модные и дорогие вещи. Правда, однажды она сделала исключение из своего правила экономить на всем и потратилась на экстравагантное платье. Десять фунтов, уплаченные за него, уже на следующий день показались ей непозволительной растратой. Она даже хотела обменять его на какой-нибудь менее броский наряд, но так и не решилась. С тех пор оно висело в углу платяного шкафа, надежно защищенное от моли и пыли пластиковым мешком, и постоянно напоминало Кэтлин о допущенной ошибке. Надеть его ей не хватило духу.

Но сейчас, впервые вынув это платье из упаковки, она вдруг подумала: а почему бы и нет? В скором времени все они все равно разъедутся по разным городам и весям, так что никакими нежелательными последствиями этот смелый поступок ей не грозит. Зато у нее появится шанс привлечь к себе внимание Тома Фитцджеральда.

Кэтлин приложила к себе платье и улыбнулась своему зеркальному отражению: ярко-зеленая шелковая ткань с вплетенными в нее серебряными нитями напоминала оперенье экзотического попугая. Большой вырез на груди выгодно подчеркивал полноту и упругость ее бюста, узенькие бретельки придавали особый шарм ее покатым плечам и привлекательной спине, а юбка, плотно облегавшая крутые бедра, интригующе прикрывала стройные ноги почти до щиколоток. Ради такой обновки стоило потратить время и силы на душ и маникюр.

Мылась Кэтлин долго и тщательно, израсходовав почти половину флакона недешевого шампуня, затем с наслаждением почистила ноготки и покрыла их зеленым лаком, хотя обычно пользовалась бледно-розовым. Оставалось решить еще один немаловажный вопрос – надеть новое эффектное нижнее белье и чулочки на подвязках или нет. Этот комплект она купила после уценки, поэтому особо не мучилась угрызениями совести, однако повода пощеголять в нем у нее долго не было. Теперь он наконец-то появился, но все же Кэтлин испытывала робость, вскрывая упаковку. В черных кружевных трусиках и поясе для подвязок она представляла себя только в своих сексуальных фантазиях, и от одной лишь мысли, что в таком виде ее наяву увидит Том, ее кожа покрылась пупырышками. А вспомнив, как она самозабвенно мастурбировала, вернувшись в общежитие с этой покупкой из магазина, Кэтлин покраснела от стыда.

Вожделение наполнило ее тело сладостным томлением, промежность стала горячей и влажной. Половые губы разбухли, клитор увеличился и затрепетал. Она потеребила отвердевшие розовые соски, надела бюстгальтер и торопливо застегнула его трясущимися руками на спине. Набухшие груди вызывающе выпирали из чашечек, норовя разорвать сковывавшие их кружева. Игриво улыбаясь, Кэтлин надела пояс и, сев на кровать, аккуратно натянула ажурные чулочки. При этом она не удержалась и потерла подушечками больших пальцев самые чувствительные точки внизу живота. В основании лобка возникло волнующее ощущение, Кэтлин охнула, втянула живот и, сделав глубокий вдох, прикрепила чулочки к подтяжкам. После этого она встала, повернулась к зеркалу спиной, убедилась, что швы легли на икры и ляжки ровно, и, оставшись вполне довольной собой, достала из-под кровати пару черных туфель.

Теперь ее облик обрел завершенность, она выглядела, как многоопытная кокотка, демонстрирующая всей своей бесстыдной внешностью открытый сексуальный вызов. Эх, если бы только у нее хватило смелости так же независимо и дерзко взглянуть на Тома Фитцджеральда в баре! Внутренний голос настойчиво уговаривал ее отбросить ложную застенчивость и, обворожив его своими женскими чарами, пробудить в нем желание овладеть ею, склонить его к дегустации ее природного нектара, раззадорить так, чтобы он не смог оторваться от ее запретного плода, быстро-быстро просовывал бы свой язычок в ее розовую сердцевину и с жадностью впивался бы ртом в сочную мякоть ее женской плоти.

Шокированная такими фантазиями, Кэтлин посмотрела на свое отражение с упреком и, взяв себя в руки, стала делать макияж и прическу. Едва лишь она закрепила волосы заколками, как в комнату без стука влетела Саския.

– Ты готова? – вскричала она. – Нас ожидает такси!

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке