Все равно люблю

Шрифт
Фон

Марко выкрал невесту своего делового конкурента прямо из-под венца и использовал в качестве заложницы, чтобы добиться своей цели. Он перевернул жизнь Стефани вверх дном, лишил ее шанса поправить финансовые дела отца, на что она рассчитывала, соглашаясь выйти замуж за нелюбимого, но обеспеченного человека. И, как это порой случается, пленница и ее тюремщик полюбили друг друга. Марко предлагает Стефани руку и сердце, а в качестве свадебного подарка обещает оплатить все долги ее отца. Он и не подозревает, что будущий тесть похитил эти деньги именно в его фирме…

Вайолетт Лайонз
Все равно люблю

ПРОЛОГ

В доме О’Брайен царило траурное настроение. Дочь рыдала навзрыд, мать пребывала в полной растерянности, и только старший сын сохранял олимпийское спокойствие.

Мать, женщина лет пятидесяти с небольшим, сохранившая остатки былой красоты, переводила расстроенный взгляд с дочери на сына. Когда она смотрела на своего первенца, в ее глазах загоралась надежда. Тот понимал ее без слов, но пока ничего не обещал. Он изредка бросал на сестру осуждающие взгляды, после чего его лицо снова становилось непроницаемым.

Только от него, от Марко, зависело будущее Сильваны и ее еще не родившегося ребенка. Он должен помочь ей.

– Ты ведь сделаешь это для меня, Марко?! – проскулила Сильвана, поднимая к брату заплаканное лицо. Неожиданно она вцепилась в его руку и истерически закричала: – Поговори с Филом! Скажи ему, что он не может жениться на этой женщине! Эта Стефани Роуленд!..

У Сильваны всегда все очень просто, неприязненно подумал Марко. Она привыкла получать то, что хочет. Но на этот раз, объект, который она пожелала заполучить, неожиданно оказался ей не по зубам. Поэтому она взывает к моим братским чувствам и знает, что я ей не откажу.

Черт, во что меня втягивают?! Не нравится мне эта история… И опять на моем пути Янг!

Синие глаза Марко полыхнули злым огнем. Проклятый Филип Янг! Чтоб ему гореть в аду! А Сильвана тоже хороша! Связалась с этим пигмеем, с этой мокрицей, с этим мерзавцем…

– Не плачь, сестренка. – Марко через силу улыбнулся. – Обещаю, я что-нибудь придумаю. Никуда твой Янг от тебя не денется.

1

Марко Маринелли плавно подкатил к двухэтажному особняку. На холостых оборотах мощный двигатель заурчал как котенок, наевшийся материнского молока. Быстро взглянув на часы, он выключил зажигание. У него в запасе было достаточно времени. Марко откинулся на спинку сиденья и настроился на ожидание.

– Стефани, машина пришла! – крикнул из холла отец. – Ты готова?!

– Готова ли я? – спросила Стефани у своего отражения в зеркале, перед которым стояла в данную минуту. Ей не понравилось то, что она увидела в своих серебристо-серых глазах. По ним можно было прочесть слишком много.

– Стефани!

Кажется, отец начал терять терпение. Он всегда называл ее полным именем, когда сердился на нее. Стефани представила, как отец в эту самую минуту раздраженно поднимает манжету сорочки и, хмуря густые брови, смотрит на часы.

– Иду!

Что еще она могла сказать? Выбора у нее не было. Не прискакал принц на белом коне, чтобы спасти ее. Она не могла довериться даже собственной матери, потому что та сразу бы узнала о том, в какую сложную ситуацию попал ее муж. Это была даже не ситуация, а глубокая яма, которую мистер Энтони Роуленд, образно говоря, вырыл собственными руками. По мнению его дочери, выбраться оттуда у него не было никакой возможности.

Если только она, Стефани, не поможет отцу, пожертвовав личным счастьем.

– Одну минуту! – крикнула она.

Грустно вздохнув, Стефани еще раз взглянула на себя в зеркало.

Белое шелковое платье без рукавов сидело на ней безукоризненно. Мягкие, плавные линии красивого туалета как бы повторяли привлекательные формы стройной фигуры Стефани. Спущенная с плеч пройма открывала плечи. Светлые волосы были стянуты назад и уложены в красивый пучок, который, впрочем, скрывала воздушная фата, держащаяся на маленькой изящной диадеме. Роскошный и в то же время элегантный свадебный наряд удачно гармонировал с тонкими чертами лица Стефани, на котором выделялись большие серебристо-серые глаза. Отсутствие естественного румянца, который бывает у невест от радостного волнения перед свадьбой, скрывал искусно наложенный макияж. Глаза Стефани тоже не искрились в предвкушении важнейшего в жизни каждой женщины события.

В данную минуту Стефани была скорее похожа на человека, которого поведут не под венец, а на эшафот. – Никто не поверит, что это настоящая свадьба, – сказала она своему печальному отражению. – Улыбнись хотя бы.

Губы послушно растянулись в тонкую линию, но получилось еще хуже. Нацепленная на лицо улыбка была похожа на гримасу, и Стефани быстро убрала ее. Приподняв подол длинного платья, она направилась к двери.

– Наконец-то! – воскликнул Энтони, увидев спускающуюся по лестнице дочь. – Мы опаздываем.

– Разве невестам не положено опаздывать? – возразила Стефани, пряча свое муторное настроение под маской беззаботной небрежности. – В любом случае Филип подождет.

О, он подождет, злобно подумала Стефани. Он сильно заинтересован в этой карикатурной свадьбе, потому что получает от нее гораздо больше, чем я, согласившись на этот фарс.

Марко, сидевший в вальяжной позе, заметил легкое движение за матовыми стеклами входной двери дома и моментально выпрямился. Он быстро окинул окружавшее пространство и удовлетворенно кивнул. Вокруг не было ни души. Все уехали на свадьбу года, и даже прислуга получила свободный день, чтобы поглазеть у церкви на гостей. Если мне будет везти так и дальше, подумал Марко, то удастся обойтись без лишних свидетелей. Увидев, что входная дверь открывается, он выскользнул из машины и, сунув руку в карман брюк, замер у дверцы автомобиля в небрежной позе.

– Мы уже идем! – крикнул ему Энтони и замахал рукой, торопя дочь. – Ну же, Стеффи, что ты там копаешься! Мистер Янг может подумать, что ты… О Господи, кому мы понадобились?

Стефани, подходившая к двери, повернула голову в сторону звонившего телефона. На ее лице отразилось сомнение, но тут же исчезло.

– Пусть звонит, – резко сказала она. Теперь, когда они были практически на пути к церкви, она хотела, чтобы со всей этой грустной комедией было поскорее покончено. Но Энтони не мог проигнорировать настойчиво звонивший телефон.

– Ты иди, дорогая. Я отвечу и… Оставшись одна, Стефани почувствовала, что ноги не слушаются ее. Они словно приросли к полу. Мозг тоже отказывался служить ей. На нее вдруг навалился необъяснимый страх. По спине поползли мурашки, и она задрожала как осиновый лист, несмотря на то, что на улице стояла жара. Стефани не могла понять, в чем дело. Не было никаких видимых причин, которые могли бы вызвать у нее столь явный страх. Но тем не менее она чувствовала его нутром.

– Мисс Роуленд?

Только сейчас, когда ее окликнули по имени, Стефани обратила внимание на водителя стоявшей во дворе машины. Высокий, яркий, элегантный мужчина. В представлении Стефани профессиональный шофер должен был выглядеть совершенно по-другому.

Водитель, гордо распрямив спину, стоял рядом с блестевшим серебристо-серой краской "роллс-ройсом". Своей осанкой он напоминал кадрового военного. Взгляд Стефани скользнул по широким плечам, узкой талии, длинным стройным ногам и остановился на элегантных черных туфлях, явно ручной работы. Левой рукой, затянутой в черную лайковую перчатку, мужчина придерживал открытую заднюю дверцу "роллс-ройса", молчаливо приглашая Стефани сесть в машину.

Лицо водителя было скрыто козырьком кепки, и Стефани не могла разглядеть ни одной черты.

– Мисс Стефани Роуленд? – снова спросил он.

В его вопросе слышалось удивление, как будто Стефани была не совсем той, кого он ожидал увидеть. Еще когда он произнес ее имя в первый раз, Стефани уловила легкий акцент. Сейчас этот акцент слышался более отчетливо. Водитель произносил ее имя нараспев, глубоким, слегка хрипловатым голосом, который звучал ласково и завлекающе. У Стефани возникло ощущение, что ее опутали тончайшей паутиной соблазна. И снова без каких бы то видимых причин ей стало страшно.

– Ст-е-е-фа-ни-и, – произнес водитель. Внезапно Стефани почувствовала, как по ее телу прокатилась волна приятного возбуждения. Для невесты, которая через несколько минут пойдет под венец с другим мужчиной, такие эмоции были по меньшей мере странными.

– Стефани, – сухо поправила она, пряча свое сожаление. – Это я.

В глазах водителя она, наверное, выглядела растерявшейся идиоткой, которая стоит посреди проезжей части улицы и не знает, куда ей идти. Это ощущение усиливалось оттого, что водитель смотрел на Стефани так, будто она была насекомым, которое он препарировал и теперь брезгливо рассматривал под микроскопом.

– Стефани Роуленд, которая сегодня станет миссис Филип Янг. – Она подхватила длинную юбку подвенечного наряда и уверенно направилась к машине. – Но вы ведь знаете это, не так ли? Для этого вы и приехали сюда.

Он ответил не сразу, и его затянувшееся молчание сильно подействовало на и без того натянутые нервы Стефани. Она опять ощутила беспокойство.

– Да, мисс Роуленд, – мягко сказал водитель. – Я здесь именно для этого.

Наконец Стефани смогла разглядеть его лицо. Глаза были такого глубокого синего цвета, что казались почти черными. Кожа, покрытая ровным красивым загаром, вызывала желание протянуть руку и провести по ней ладонью. Прямой, правильной формы нос. Квадратный подбородок говорил о силе или даже о жестокости этого весьма привлекательного мужчины. Совсем о другом говорили его губы. Красиво очерченные и удивительно мягкие. Стефани захотелось увидеть, как этот человек улыбается, ощутить его чувственные губы на своей коже, почувствовать…

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора