Часовые любви

Шрифт
Фон

Не смог забыть немецкий предприниматель Людвиг Штайн свою единственную любовь, веселую и открытую девушку Машу, которая много лет назад предпочла ему своего одноклассника, знаменитого спортсмена.

Чувства ожили, когда он с деловым визитом вновь приехал в Москву, где встретил и потерял возлюбленную. В юной зеленоглазой переводчице, заказанной им в агентстве, он находит черты той, которая покинула его. Штайн готов сделать для красавицы все, что она пожелает...

Но судьба подкидывает ему сюрприз: возвращает к прошлому. Перстень счастья, фамильная драгоценность семьи Штайнов, подаренный им когда-то Маше, выполняет свое предназначение и круто меняет его жизнь.

Содержание:

  • Пролог 1

  • Глава первая 2

  • Глава вторая 5

  • Глава третья 6

  • Глава четвертая 9

  • Глава пятая 10

  • Глава шестая 12

  • Глава седьмая 14

  • Глава восьмая 15

  • Глава девятая 16

  • Глава десятая 17

  • Глава одиннадцатая 18

  • Глава двенадцатая 19

  • Глава тринадцатая 21

  • Глава четырнадцатая 22

  • Глава пятнадцатая 23

  • Глава шестнадцатая 24

  • Глава семнадцатая 25

  • Глава восемнадцатая 27

  • Глава девятнадцатая 28

  • Глава двадцатая 30

  • Глава двадцать первая 30

  • Глава двадцать вторая 32

  • Глава двадцать третья 33

  • Глава двадцатьчетвертая 34

  • Глава двадцать пятая 34

  • Глава двадцать шестая 36

  • Глава двадцать седьмая 37

  • Эпилог 38

Людмила Леонидова
Часовые любви

Пролог

Всматриваясь в толпу, немецкий предприниматель Людвиг Штайн пытался угадать ту, которая его встречает.

Рейс, прибывший из Берлина, опоздал. Переводчицу бизнесмен заказал в рекомендованном ему московском агентстве со странным названием "Берд".

"Берд" - в переводе с английского означает "птица".

"Потому что порхает? - раздумывал он, глядя в иллюминатор "боинга" на облака, - или наоборот, возможно, агентство готовит птиц высокого полета?"

Перебирая глазами встречающих, он мысленно представлял, как будет выглядеть переводчица. Конечно же, непременно блондинка. Красавица, с чувственным пухлым ртом, холодными глазами и длинными, как у цапли, ногами. Именно так рисовало его воображение. Потому что все современные русские девушки с обложек журналов выглядели именно так.

Услышав чужую речь, непривычно резавшую слух, он разнервничался.

Затянувшаяся рана вскрылась и заныла незажившей тоской по прошлому. Это была тоска о некогда покинувшей его русской женщине.

Внезапно нахлынувшие чувства заставили его сердце бешено колотиться.

- А вдруг?..

Среди сгрудившихся возле оградительной стойки красивой женщины не просматривалось. И вообще женщин было мало. Только хмурые мужики, одетые в теплую одежду.

Парень в шапке с опущенными ушами, держал высоко над собой лист бумаги с фамилией Людвига.

Людвиг помахал ему рукой. Лицо парня оживилось.

- Как переводчица? - Путая давно забытые русские местоимения, Людвиг спросил "как" вместо "где".

- Нормально, - ответил парень на вопрос "как". - Просто замерзла, сидит в машине. Я водитель. Сейчас подгоню авто поближе. Не выходите пока. У нас холодно, минус тридцать.

Людвиг высоко поднял брови.

- Вы не знали?

- Так же как и вы, что я не говорю по-русски.

Парень рассмеялся, приняв это за шутку.

- Ждите, я сейчас. - Сказав это, водитель исчез.

Людвиг огляделся по сторонам, пожалев, что отказался от VIР-салона. Скамейки в зале прилета были заняты. Захотел, как все, а зря! Сидеть бы ему сейчас в баре, потягивать пивко.

Через полчаса к зданию аэропорта подкатил заказанный им лимузин. Запыхавшийся водитель бросился к немцу.

- В очереди стоял. Долго не впускали. - Оправдываясь на ходу, он подхватил чемодан Людвига и нырнул в автоматически распахнувшиеся двери.

Бизнесмен последовал за ним. Ледяной воздух резко обжег лицо немца, не привыкшего к таким морозам. До блеска отдраенное белоснежное авто переливалось в лучах морозного солнца.

Открыв дверцу, водитель показал на заднее сиденье и, пихнув чемодан в багажник, юркнул вперед.

Бизнесмен сунул голову в салон. Запах дорогой женщины ударил в нос. Ту, что сидела в глубине, после яркого солнца разглядеть не удалось.

В глаза бросились только длинные ноги, забившиеся в дальний угол лимузина. Казалось, ноги занимали все пространство кабины, более того, им здесь было даже тесновато. Острые коленки торчали, как два белых айсберга, в черном океане мягких кожаных сидений.

- Здравствуйте, - донесся до немца приятный грудной голос.

Длинная рука с узким запястьем, протянулась к нему.

- Простите, что не вышла из машины. Меня зовут Регина. Я буду с вами работать… если, конечно, я вам подойду.

Немецкая речь девушки приятно удивила. Она звучала абсолютно чисто.

Не зря он заплатил агентству круглую сумму. День ее работы обходился Людвигу… он напряг память и, приглядевшись в темноте к лицу русской переводчицы, пожалел, что не поинтересовался о ночных часах. Ночь с агентством не обговаривалась. А что? Мог бы тряхнуть стариной!

В своих пожеланиях агентству "Берд" предприниматель упоминал о сносном знании переводчицей немецкого. Однако девушка с совсем не русским именем Регина говорила отлично и, что удивительно, без восточного акцента. Выходцев с Востока, даже живших долго в Германии, по звучанию речи можно отличить легко. Но Регину!

Расположившись, он откровенно стал разглядывать странную русскую, которая, как казалось на первый взгляд, превзошла все его ожидания.

Женщина была одета не по сезону - в легкий меховой жакет, узкую юбку до колена, тоненькие, едва заметные по рисунку колготы. Необыкновенно волнующий подъем ноги заканчивался туфельками с туповатым носом.

Светлые волосы легкой волной были искусно уложены вдоль щеки. Ярко-красные губы не делали ее облик вульгарным, напротив, придавали ей этакий старосветский шарм. Прозрачная кожа лица и шеи выглядела в темноте неестественно молочной, однако ему хотелось верить, что она не пользуется мейкапом. Русская красота должна быть природной.

Глаза блондинки он сумел рассмотреть много позже.

В ярком свете хрустальных люстр отеля они переливали зеленью слегка настороженной кошки. Напряженные, но, слава Богу, не ледяные, как у красавиц с обложек гламурных журналов! Она постоянно прятала их, стараясь не встречаться взглядом с клиентом.

Закончив формальности у регистрационной стойки, переводчица осторожно поинтересовалась:

- Я могу быть свободна… или?

Людвиг оттянул манжет белоснежной сорочки и посмотрел на дорогие часы.

Стрелки подбирались к полуночи.

- Или, - отозвался он и нарочито по-деловому щелкнул замком портфеля.

Вынув ничего не значащий пакет с документами, он принялся его изучать стоя, не выпуская из поля зрения переводчицу.

Чуть заметный всплеск ресниц должен был означать разочарование - она ждала другого ответа. Точнее, она бы предпочла иной. А потому замерла в нерешительности.

- Мне подняться с вами в номер… или?..

- Или, - еще раз повторил он. И, улыбнувшись, постарался расположить настороженную девушку к себе: - Я приглашаю вас поужинать со мной… Там мы и обговорим с вами завтрашний день, - мягко произнес он и кивнул юноше в форме.

Служащий, схватив багаж, помчался к лифту.

Она, не проронив ни слова, прошагала через весь холл к ресторану. Людвиг последовал за ней.

"Тот самый?" - С трудом узнавая интерьер, он оглядел зал, и его сердце бешено заколотилось.

- Прошу. - Метрдотель подвел их к уютному месту возле окна.

Тихая приятная музыка лилась откуда-то из динамиков. Официант зажег свечу на их столике.

- Что будем пить? - Раскрыв карту вин, Людвиг посмотрел на спутницу поверх очков.

- Не желаете ли продегустировать вино из императорских погребов с личной печатью Николая? - Резво подскочивший метрдотель спешил опередить заказ богатого клиента. - Специально для дам, - наклонившись к Регине, зашептал он.

- Спасибо, я предпочитаю что-нибудь покрепче, - вдруг неожиданно резко отозвалась блондинка и, тут же застеснявшись, виновато улыбнулась Людвигу. Улыбка у девушки оказалась открытой и удивительно похожей на ту…

У Людвига вновь заколотило в груди. Боль, загнанная далеко внутрь, выпрыгнув, обожгла сердце немца, как тридцатиградусный московский мороз.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке