Женщины, жемчуг и Монти Бодкин (2 стр.)

Тема

Это очень остро переживал и сам президент, Айвор Лльюэлин. Есть на студии небольшое декоративное озерцо, на дне которого, по его мнению, юный помощник должен был покоиться с большим кирпичом на шее. Хотя Айвор Лльюэлин не был особенно расточительным, он бы с удовольствием снабдил его кирпичом и веревкой за счет фирмы.

Подкрепившись за обедом, Монти пребывал в хорошем расположении духа. Собственно, он почти всегда в нем пребывал, и эта самая эйфория была для хозяина как нож острый. Мистер Лльюэлин полагал, что если человек пролез в его компанию, то, по крайней мере, он бы мог, ради приличия, вести себя так, будто его беспрестанно гложет совесть.

— Простите, опоздал, — сказал помощник режиссера. — Завяз, понимаете, в очень клейких спагетти и только-только спасся. Что-нибудь особенное случилось?

— Нет.

— Никаких землетрясений и других кар Божьих?

— Нет.

— Никаких беспорядков в сценарном загоне? Туземцы на местах?

— Да.

В этих односложных ответах слышалась странная краткость, и Монти был немного озадачен. У него сложилось впечатление, что Санди чего-то не договаривает. Он питал к ней нежные чувства, конечно — исключительно братские, к коим даже Гертруда, всегда склонная бросать косые взгляды на друзей женского пола, не смогла бы придраться, и ему было больно думать, что что-то не в порядке.

— Вы какая-то рассеянная, — сказал он. — О чем-то думаете?

Санди показалось, что, наконец-то, появился шанс что-нибудь выудить из человека-загадки. Никогда до этого их беседы не начинались в таком ключе.

— Если хотите знать, — сказала она, — я думаю о вас.

— Обо мне? Польщен!

— Я пыталась понять, что вы здесь делаете.

— Я — помощник режиссера. Вон табличка.

— Да. Это меня и удивляет. В большинстве студий вы приходились бы режиссеру племянником или хотя бы зятем. А тут… никакой не родственник, даже не свойственник — и, как говорится, помреж. Вы мне сами признавались, что у вас совершенно нет опыта по этой части.

— Неплохо, а? Зато я привношу свежий взгляд.

— Как вам удалось получить эту работу?!

— Я познакомился с Лльюэлином на пароходе, когда плыл из Англии.

— И он сказал: «То, что надо! Поезжайте со мной и помогайте мне ставить фильмы»?

— Да, примерно так.

— Сперва вы должны были ему понравиться.

— Можно ли за это осуждать? Конечно, свою роль сыграла и небольшая услуга…

— Какая?

— Да неважно.

— Нет, важно. Так в чем было дело?

— Он очень нуждался в одной штуке. Чтобы я ее отдал, ему пришлось согласиться на мои условия. Так и ведут дела.

— Чего он от вас хотел?

— Если я скажу, вы пообещаете больше не спрашивать?

— Обещаю.

— Честное слово?

— Честное слово.

— Хорошо. Ему была нужна мышь.

— Что!

— То, что я сказал.

— А я не поняла. Какая мышь? Зачем ему мыши?

— Вы обещали не спрашивать.

— Но я не думала, что вы скажете «мышь»!

— В этом мире всякий может сказать все что угодно.

— Мышь! Почему?…

— Тема закрыта.

— Вы так и не объясните?

— Конечно, нет. Мои уста склеены. Как у моллюска.

Санди не могла вынести такого разочарования. Если бы у нее в руках оказалось более опасное оружие, чем маленькая записная книжка, она без сомнения метнула бы его в Бодкина.

— Могу я вам сказать кое-что интересное? Меня от вас просто мутит. Я изо всех сил пытаюсь собрать материал для будущих мемуаров великого Монти Бодкина и не могу ничего выжать, потому что этот Монти — один из сильных молчаливых англичан, которых вполне резонно называют чурбанами. Придется

поведать почтенной публике, что когда упомянутый Монти прерывал траппистский обет молчания, говорил он так, словно у него во рту картошка.

Это слово произвело на Монти должный эффект. Копье пробило его доспехи.

— Картошка?

— Да. Вареная.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке