Лабиринты безумия (2 стр.)

Тема

Казалось бы, страна разрешила Сталину превратить себя в «депо всемирной пролетарской», надеясь, что это будет достигнуто «малой кровью». Уж, лучше «малая кровь» на чужой территории, чем океаны крови на собственной под ножами мясников-чекистов.

Однако вождь оказался настолько безграмотным в сфере международной политики, которой он так любил заниматься единолично, что его фактически обыграли в наперсток.

Страна и народ заплатили новую страшную цену за кровожадность своего отца и учителя. Цена была страшной, но может быть человеческая цивилизация и выжила только потому, что два кровавых диктатора, взращенные сходными человеконенавистническими идеями большевизма и нацизма, сцепились друг с другом, а не встали плечом к плечу. А это вполне могло произойти, поскольку в сущности, история отношений Гитлера и Сталина – это история трагической любви. Любви, в которой страшно было признаться, но сильной и чувственной.

Оба режима были тупиковыми ответвлениями поступательного движения человеческой цивилизации и, подспудно понимая это, они любили друг друга, боясь в этом признаться, как любят друг друга два одинаково обреченных на вырождение вида. И есть какой-то высший мистический смысл в том, что именно они приложили столько сил, чтобы уничтожить друг друга. А их любовь, как и следовало ожидать, дала общее потомство: красно-коричневых, которые одинаково чтут обоих незадачливых вождей, считавших, что они делают историю, хотя историю делали ими, но ни один из них так и не понял этого.

Гитлеровский Рейх, против которого была обращена мощь объединенных наций, рухнул и перестал существовать. А на пути товарища Сталина встала пятнадцатимиллионная американская армия, вооруженная, помимо всего прочего, атомным оружием, чего никак не могли предвидеть, составляя свои глобальные планы, ни Гитлер, ни Сталин, несмотря на всю свою гениальность…

Эта армия встала санитарным кордоном на пути дальнейшей коммунистической экспансии и, пока Советский Союз с остервенением продолжал ковать сотни тысяч танков и самолетов, горы ядерного, химического и бактериологического оружия, далеко ушедшая вперед мировая цивилизация разработала принципиально новые средства сокрушения и похоронила, наконец, операцию «Гроза» под обломками рухнувшей сталинской империи.

12 марта 1995 года

ВСТУПЛЕНИЕ

Идея мирового господства стара как мир. Желание добиться военной и экономической гегемонии над миром возникало не в одной буйной голове за время существования нашей цивилизации. Александр и Цезарь, калифы и Наполеон – вот далеко не полный перечень тех, кто пытался теоретически обосновать и практически осуществить манящую идею мирового господства.

Не будем тревожить их тени и переберемся сразу в XX век, когда мощные империи, которым, казалось бы, до достижения полной мировой гегемонии оставалось предпринять лишь крохотное усилие, лопнули и развалились от избытка имперских амбиций. Причем развалились так быстро, что никто, как говориться, и ахнуть не успел.

Первой развалилась Россия. Обидно развалилась – накануне тщательно спланированной, прекрасно подготовленной, скоординированной с союзниками военной кампании, которая по всем признакам должна была привести войну к победному завершению. Но не выдержала тысячелетняя империя военного напряжения и рухнула именно в тот момент, когда считала себя сильной как никогда.

Второй рухнула Германия. Вдвойне обидно, ибо немецкие войска стояли на Западе в ста милях от Парижа, а на Востоке – в ста милях от Петербурга, оккупируя огромные пространства Европейской России и добрую половину Франции. Но жесткая удавка английской блокады перехватила горло. Силы еще были, а дышать уже было нечем.

Затем началось домино. С треском и грохотом распалась древняя империя Габсбургов. За ней рухнула величественная Оттоманская империя – Блистательная Порта – с трудом удержав в слабеющих руках драгоценные проливы. Веками Габсбурги и султаны разбирались друг с другом в бесчисленных войнах, а рухнули вместе, в кои веки оказавшись в военном союзе.

Зато уцелела Английская империя, и не только уцелела, но, на первый взгляд, стала еще более мощной, присовокупив к себе отобранные у немцев и турок обширные колониальные владения. Дикая зависть, быстро переросшая в страшную ненависть, подавила все прочие чувства к Англии со стороны пострадавших держав.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке