Загадка архива

Шрифт
Фон

Содержание:

  • Найти преступника… 1

  • Молодая девушка интересуется "Делом Беллы Кони" 2

  • Один из подозреваемых симпатизирует литераторам 4

  • Подозреваемых становится всё больше 6

  • Обмен квартиры 7

  • Показания подозреваемого, который между тем умер 9

  • Таинственный звонок 10

  • В театральной мастерской 12

  • Девушка из библиотеки 14

  • У Аны дома 16

  • "Преступлением было бы лишить её красоты…" 17

  • Разногласие! 19

  • Страсти рыбака-любителя 19

  • Новый кандидат на "виселицу" 21

  • Слепая богиня 22

  • Опять об украденном браслете 24

  • Разговор с актёром Джордже Сырбу 24

  • Друзья с деньгами и друзья с душой 25

  • В преддверии иного мира 26

  • Беседа с первым следователем 27

  • Новая встреча с супругами Нягу 29

  • Как "чай" может помочь разрешить загадку 30

  • Майор Николау сердится! 31

  • У капитана милиции 31

  • Примечания 33

Nicolae Ştefănescu
Enigma din arhivă
Николае Штефэнеску
Загадка архива
Перевод с румынского Елены Логиновской

Найти преступника…

- Итак, нам предстоит найти преступника, совершившего убийство двадцать лет тому назад, - улыбнулся капитан Эмиль Буня, поправляя очки с толстыми стёклами.

- Ничего не может быть легче! - воскликнула его сотрудница, Ана Войня. - Надо надеяться, что на месте преступления сохранились какие-нибудь следы… может быть, отпечатки пальцев…

- Наверняка! Если только с тех пор не прошёл дождь и не смыл их, - подхватил её шутку Эмиль. И продолжал тем же тоном: - Особое внимание - цветочным грядкам во дворе, может быть, на них сохранились следы ботинок.

- Значит, там есть и двор?

- И окно. Убийца влез в окно, и в окно же вылез, хотя ему проще было выйти в дверь, - объяснил Эмиль.

- Значит, это был человек суеверный! - произнесла Ана тоном, возвещающим важное открытие, которое наверняка приведёт к обнаружению убийцы.

- Потрясающее предположение! - притворно восхитился Эмиль.

- Не забыть взять лупу, чтобы внимательно обследовать подоконник… Если он ещё существует, этот подоконник, как, впрочем, и это окно, и этот дом, и эта улица… - уже серьёзно сказала Ана.

- Если ещё существуют люди, причастные к этой драме… Если…

Ведь всё это произошло двадцать лет тому назад.

Ана Войня, двадцатипятилетняя девушка, недавно закончившая Юридический факультет, машинально взглянула на календарь, стоявший на письменном столе Эмиля. Было 3 июня 1963 года.

- Мы должны поторопиться. - сказал Эмиль, заметив её взгляд. - Через несколько дней истечёт двадцатилетний срок со дня совершения преступления, и дело будет прекращено за давностью.

- Через десять дней, - подсчитала Ана.

- Через девять! - уточнил Эмиль, отрывая листок календаря.

- Опять забыл оторвать листок! - пожурила его Ана.

- Разве это такое уж преступление? - покаянно спросил Эмиль.

- На этот раз не такое уж большое, ведь раньше ты опаздывал на целые недели.

- Значит, через девять дней убийца или убийцы смогут спать спокойно.

- Я думаю, что в определённом смысле убийца уже получил наказание, - задумчиво проговорила Ана. - Целых двадцать лет не знать покоя, вздрагивать при каждом стуке в дверь, поминутно оглядываться, проверяя, не следят ли за тобой, взвешивать каждое слово, чтобы не проговориться! Кошмар! Может быть, убийца или убийцы, кто бы они ни были, предпочли бы отсидеть несколько лет в тюрьме, чем жить в этой вечной тревоге.

- Как юрист, ты не хуже меня знаешь, что именно по этой причине закон, из соображений гуманности, предусматривает прекращение дела по истечении определённого срока, если преступник - или преступники - не пойманы. Считается, что виновный - или виновные - достаточно пострадали.

- Не говоря уже об угрызениях совести! - продолжала, скорее про себя, Ана.

- Если, конечно, таковая у убийцы была, - самым серьёзным тоном отозвался Эмиль.

Он подошёл к стене и открыл встроенный в неё шкаф с железными дверцами, по краям которых виднелось множество красных сургучных пятен. Комната была меблирована просто, здесь было лишь самое необходимое: письменный стол, два кресла и упомянутый выше шкаф, в котором хранился архив отдела ОСДЭ, как его нарекла Ана, то есть "Отдела списанных дел Эмиля". В шкафу хранились папки с делами уже прекращёнными производством или подлежащими прекращению. Многие из них лежали здесь уже долгие годы, и на них отложилось немало пыли. Страницы папок скрывали судьбы целой армии лиц, обвинявшихся в совершении преступлений; одни из них получили справедливое наказание, а другие, по разным причинам, ускользнули от него. Наконец, в отдельных случаях "виновные" - жертвы юридической ошибки - ждали своей реабилитации. За весь этот архив отвечали работники отдела, состоявшего из капитана Эмиля Буня и штатской служащей Аны Войня.

Их сотрудничество началось несколько месяцев тому назад, когда Ана Войня впервые переступила порог кабинета Эмиля Буня, требуя возобновить дело, связанное с событием на вилле "Олень", в котором был замешан её отец. Ана только что окончила тогда Юридический факультет и не хотела начинать свою карьеру юриста, не доказав прежде невиновность своего отца, в которой она была уверена. Эмиль, который сначала колебался, в конце концов согласился возобновить расследование; они прокрутили назад плёнку событий и с помощью логических заключений, возникших на основе новых доказательств, сумели установить истину и доказать невиновность отца Аны, Петре Войня, обвинённого в преступлении, в котором он не был замешан. Оправдание, хоть и запоздалое, - отец Аны уже умер - было всё же небезразлично с этической точки зрения.

По выяснении "дела Оленя" Эмиль посоветовал Ане поступить юристом в милицию и работать с ним вместе в отделе "раскапывания мертвецов", как он говорил в шутку.

Сначала Ана отказалась:

- Разве я для того целых пять лет потела в институте, чтобы вытаскивать на свет божий запылившихся архивных убийц? - ответила она, полушутя-полусерьёзно.

- Конечно нет! Ты потела для того, чтобы всю жизнь сидеть в четырёх стенах, в кабинете какого-нибудь предприятия, скажем "Икс", и распутывать его спор, скажем, с кооперативом "Друзья слепых", - отплатил ей той же монетой Эмиль.

- А почему бы и нет? - пожала плечами Ана. - Зачем умалять благотворную для человечества роль этого кооператива? - без всякой задней мысли добавила она.

Однако Эмиль понял это, как злой намёк. Покраснев, он резко сорвал с себя очки и начал старательно, механическими движениями вытирать стёкла. Ана по-приятельски похлопала его по плечу и шутливо заключила:

- Ладно, маэстро, я подумаю.

Через несколько дней они встретились снова, ибо Эмилю нужно было сообщить ей "нечто чрезвычайно важное". По правде говоря, это "чрезвычайно важное" сообщение было лишь предлогом для новой встречи с Аной: Эмилю просто захотелось увидеть девушку и предпринять новую попытку убедить её работать с ним вместе. Для этого он подготовил список из нескольких пунктов, раскрывавших важность дел руководимого им отдела и призванных разжечь интерес Аны к этой работе. Этические проблемы, которые ставила работа в его отделе и которые должны были оказаться для Аны определяющими, заключаясь в следующем:

1. Истина нередко попирается из-за безразличия, злонамеренности или некомпетентности отдельных людей.

2. Из-за судебной ошибки невиновный может понести незаслуженное наказание.

3. Жертва ждёт, что за него отомстит правосудие.

4. Виновный свободно гуляет по улицам города среди честных людей.

Ана задумчиво посмотрела на него.

- Ну что ты сомневаешься? - засмеялся Эмиль. - Ведь ты не можешь отрицать, что мы неплохо поработали вместе над нашим первым делом?

- Тогда было другое. Речь шла о моём отце, - не вполне уверенно ответила Ана.

- Но подумай: ведь и другой человек или другие люди тоже ждут оправдания, - воодушевляясь, возразил Эмиль.

Ана отказалась категорически, но, может быть, лишь из духа противоречия, потому что на следующий день она явилась в Главное управление Милиции и подала официальное заявление с просьбой принять её на работу в отдел Эмиля Буня.

Таким образом, "дело Беллы Кони" было вторым случаем, которым они занимались вместе.

Медленно и торжественно, словно совершая некое таинство, Эмиль вынул из шкафа пухлую папку, положил её на стол и, похлопав по ней ладонью, в шутку заключил:

- Вот она, загадка, которая будет разрешена двумя знаменитыми следователями.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке