Флаг в тумане (3 стр.)

Шрифт
Фон

- Видать, влюбленные. По сговору и покончили с собой, - сказал старый полицейский, глядя на умерших. - Бедняги. Молодые еще.

Над морем появился краешек солнца.

2

Касийское полицейское управление сообщило о случившемся в управление полиции префектуры Фукуока. Примерно через сорок минут оттуда на место происшествия прибыла машина. Приехали начальник сыскного отдела, два сыщика, полицейский врач и эксперты.

Трупы сфотографировали очень тщательно, в разных ракурсах. Низкорослый полицейский врач приступил к осмотру.

- И мужчина, и женщина отравились цианистым калием. Об этом свидетельствует розовый цвет лица. Очевидно, выпили яд вместе с фруктовым соком.

Врач поднялся с колен и носком ботинка слегка дотронулся до бутылки. На ее дне еще оставалась оранжевая жидкость.

- Когда наступила смерть, доктор? - спросил начальник, пощипывая усики.

- Часов десять назад. После вскрытия установим точнее.

- Так… десять часов назад, - пробормотал начальник, - следовательно, вчера, около десяти вечера. Оба приняли яд одновременно?

- Да. Вместе с апельсиновым соком.

- Холодное место выбрали для смерти, - сказал один из сыщиков. Это был тощий, замученный человек лет сорока трех, в старом, изрядно потрепанном пальто.

- Ну, знаете ли, Торигаи-кун, - врач взглянул на сыщика, - вы рассуждаете с точки зрения живого. А для смерти все едино - холодное место или жаркое. Если на то пошло, ведь и фруктовый сок не зимний напиток. Возможно, - добавил врач, - они были в состоянии аффекта, то есть крайнего психического возбуждения.

Сыщики с улыбкой переглянулись: ну вот, пошел козырять научными терминами!

- Не так-то просто выпить яд. На это еще надо решиться. Очевидно, при определенном возбуждении нервной системы смерть кажется желанной, - докончил мысль врача начальник сыскного отдела.

Второй сыщик спросил:

- Господин начальник, вероятно, здесь не имело места насильственное принуждение к самоубийству?

- Думаю, что нет. Одежда в порядке, никаких следов борьбы не видно. Приняли яд по взаимному согласию.

Он был прав. Женщина лежала так спокойно, словно прилегла отдохнуть, предварительно сняв дзори и аккуратно поставив их рядом. Даже таби не успела испачкать. Очевидно, это было самоубийство влюбленных, договорившихся вместе покончить счеты с жизнью. Сыщики вздохнули с некоторым облегчением и в то же время почувствовали растерянность - делать им было нечего. Если отсутствует состав преступления, значит, нет и преступника.

На специальных машинах трупы увезли в полицию. С тихого взморья Касии убрали посторонние, мешавшие предметы, и оно снова застыло в лучах холодного зимнего солнца.

В полиции трупы подвергли тщательному осмотру. Фотографировали еще несколько раз, по мере того как снимали одежду.

В кармане пиджака мужчины обнаружили бумажник. Там лежали сезонный билет от Токио до Асакэя и визитные карточки. По ним и опознали покойного. В сезонке значилось: "Кэнити Саяма, тридцать один год". Визитные карточки давали еще более подробные сведения: "Помощник начальника отдела N, департамента N, министерства N". Далее следовал домашний адрес.

Сыщики переглянулись. В этом отделе министерства как раз раскрыто дело о взяточничестве. Ведется следствие. Газеты пишут об этом каждый день.

- А предсмертной записки не нашли? - спросил начальник сыскного отдела.

Записку искали старательно и дотошно. Но ее не было. В карманах умершего обнаружили деньги - около десяти тысяч иен наличными, носовой платок, рожок для туфель, сложенную вчетверо газету и измятый счет вагона-ресторана.

- Счет вагона-ресторана? Странную вещь хранил, - начальник аккуратно расправил скомканную бумажку. - Дата - 14 января, поезд № 7, обслуживался один человек, общая сумма - триста сорок иен. Счет с грифом ресторана "Токие нихон секудо". Что ел - неизвестно.

3

Женщину тоже опознали. В ее бумажнике, помимо восьми тысяч иен, лежали маленькие женские визитные карточки: "Токио, район Акасака. Ресторан японской кухни "Коюки", Токи".

- Очевидно, Токи - это ее имя. По-видимому, официантка из ресторана "Коюки" на Акасака, - сказал начальник. - Самоубийство по сговору. Влюбленный чиновник и официантка. Что ж, вещь вполне возможная.

Он приказал послать телеграммы по адресам, указанным в визитных карточках.

Судебный врач тоже тщательно освидетельствовал трупы. Никаких внешних повреждений не было. Причина смерти - отравление цианистым калием - подтвердилась. Смерть наступила между десятью и одиннадцатью часами вечера 20 января.

- Значит, решили прогуляться по берегу перед тем, как перейти в лучший мир, - попробовал пошутить один из сыщиков.

- Да-да, видно, насладились жизнью напоследок!

Однако при вскрытии не обнаружили следов близости между умершими. Сыщики удивлялись: подумать только - умерли в чистоте!

- Вероятно, выехали из Токио четырнадцатого, - начальник сыска щелкнул пальцем по счету вагона-ресторана. - Сегодня у нас двадцать первое, значит неделю назад. Где-то отдыхали, а умереть решили у нас, в префектуре Фукуока. Так-так. Узнайте кто-нибудь, что это за поезд № 7.

Один из сыщиков выяснил, что это экспресс "Асакадзэ" Токио - Хаката.

- Как? Экспресс Токио - Хаката? - начальник задумался. Выходит, прямо из Токио поехали в Хаката. Где же они были целую неделю? Или остановились где-нибудь в Фукуока, или бродили по Кюсю. Во всяком случае, должен остаться багаж. Надо его найти. Возьмите фотографии и наведите справки в гостиницах! - приказал он сыщикам.

- Господин начальник, - один из сыщиков подошел к столу, - разрешите взглянуть на счет вагона-ресторана.

Это был тот самый сыщик Торигаи, Дзютаро Торигаи, который ездил на место происшествия.

Он взял счет, тщательно расправил его.

- "обслуживался один человек"… Выходит, мужчина ужинал один, - пробормотал он себе под нос.

Но начальник услышал и вмешался:

- Ну и что? Может быть, женщина не хотела есть и не пошла в вагон-ресторан.

- Но… - Торигаи пожевал губами.

- Что - но?

- Да, знаете, господин начальник, у них ведь такой аппетит! Пусть сыта по горло, а все равно пойдет за компанию, хоть кофе выпьет.

Начальник засмеялся:

- Ну, может быть, эта уж так наелась, что больше уже никак не могла. Даже за компанию.

Сыщик, казалось, хотел еще что-то сказать, но промолчал и нахлобучил шляпу. Она была такая же обтрепанная, как пальто и костюм. Шаркая стоптанными каблуками, Торигаи вышел.

После полудня нахлынули репортеры. В сыскном отделе сразу стало шумно. Они громко топали, галдели, перебивали друг друга.

- Послушайте, начальник! Как же мы до сих пор ничего не знали? Оказывается, некий Саяма, помощник начальника одного из отделов министерства N. покончил самоубийством вместе со своей возлюбленной. И мне об этом сообщают из Токио, из главной редакции! Меня даже в жар бросило!

Видно, токийские газеты узнали о случившемся и срочно связались со своими провинциальными отделениями.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке