Кровавая гостиница

Шрифт
Фон

"Кровавая гостиница" - один из лучших детективов французского писателя Поля Магалена.

В провинции таинственным образом исчезают люди. Жители городка Виттель боятся выходить на улицу, а благоразумные путешественники сторонятся этих печально известных мест. Властям же никак не удается выследить преступников…

Тем временем в придорожной таверне по воле случая встречаются два молодых человека, которые держат путь в эти мрачные края, - бравый драгун Филипп Готье и задумчивый маркиз Гастон дез Армуаз. Филипп едет к сестре, которую не видел много лет, а Гастон - к матери своего ребенка, на которой намерен жениться. Трактирщик отговаривает их от опасного путешествия, но все напрасно.

Содержание:

  • I - Два путешественника 1

  • II - Республиканский драгун и бурбонский стрелок 2

  • III - За чашей и яствами 3

  • IV - Проклятое место 5

  • V - Путешествие маркиза 6

  • VI - Семейка Арну 7

  • VII - Два нежданных гостя 9

  • VIII - Особа, которую ждали 10

  • IX - Семейный ужин 11

  • X - Комната номер один 12

  • XI - Комната номер шесть 13

  • XII - В павильоне сторожа 14

  • XIII - Флоранс и Дениза 15

  • XIV - Брат и сестра 16

  • XV - Испытание 17

  • XVI - Хитроумный план Жозефа 19

  • XVII - Признание 20

  • XVIII - Враги лицом к лицу 21

  • XIX - В которой мировой судья Тувенель, Готье и Жозеф Арну говорят, каждый в свою очередь 23

  • XX - Таинственная записка 24

  • XXI - Сельская площадь 25

  • XXII - Кабри 26

  • XXIII - Междоусобные распри 27

  • XXIV - Новые лица 28

  • XXV - Декади Фруктидор и Паскаль Гризон 30

  • XXVI - В парке 31

  • XXVII - Предложение 33

  • XXVIII - Дитя 34

  • XXIX - Аббат Броссар и гражданин Бернекур 35

  • XXX - Иностранец 36

  • XXXI - Признание 37

  • XXXII - Ультиматум Денизы Готье 38

  • XXXIII - Опасность 40

  • XXXIV - Накануне свадьбы 41

  • XXXV - Свадебная церемония 42

  • XXXVI - Ребенок заговорил 42

  • XXXVII - Часы говорят 43

  • XXXVIII - Около клада 44

  • Примечания 45

I
Два путешественника

Может ли путешественник, преодолевающий расстояние в пятьсот километров между Парижем и Страсбургом за какие-нибудь несколько часов, представить, что был период, когда за то же время путники едва доезжали от границ одного департамента до рубежей другого? Однако дело обстояло именно так. В начале девятнадцатого века дилижанс, служивший транспортом для переезда между Мецем, древней столицей Лотарингии, и не менее древним городом Эпиналь, выезжая на рассвете из одного пункта, достигал цели путешествия только к ночи, хотя между ними едва насчитывалось пятнадцать лье.

Да, но это происходило из-за того, что в дороге устраивались остановки, а не потому, что в пути случались встречи с разбойниками. Западные провинции были, слава богу, избавлены от нападений шаек различных "Душителей", "Шофферов", "Сальных масок" и других, которые со времен кровавой зари революции чувствовали себя вольготно в бассейнах Рейна, Луары и Роны.

На берегах Мозеля не встречались ни шуаны, ни грабители, зато гостиниц было вдоволь. Во Флавиньи все завтракали в гостинице "Белая лошадь", в Шарме обедали в Почтовой гостинице, закусывали в Номекси под вывеской "Золотой лев" и, не считая станций в Игни и Шавело, где путешественники охотно выпивали по кружке пива или рюмочке ликера, вечером обязательно ужинали в Эпинале.

Наша драма начинается именно в эту эпоху неторопливых путешествий, прерывавшихся на обильные трапезы. Была середина термидора ХII года, или, яснее сказать, июля 1803 года. Двенадцать часов пробило на башенных часах церкви в Шарме, главном городе кантона, через который пролегала дорога из Меца в Бельфор, на Нанси, Эпиналь и Ремиремон.

Дилижанс, о котором мы только что упоминали, проехав с грохотом и дребезжанием по единственной, худо вымощенной улице маленького городишка, остановился на центральной площади, где располагалось здание мэрии; позже у этого самого места, к радости обывателей, был возведен красивый бронзовый фонтан. С одной стороны площади красовались здание, конюшня и сарай почтовой станции, которые существуют и доныне.

Услышав звон бубенчиков и громкое хлопанье кнута, из конюшни выбежали несколько конюхов и окружили вспотевших лошадей. Один из них спросил кондуктора:

– Колиш, сколько у тебя сегодня пассажиров?

– Двое, сын мой: один в открытом отделении, другой в экипаже.

И кондуктор, вытирая полой кафтана вспотевший лоб, добавил:

– Что за мука ездить по такой жаре! У меня под мышкой яйцо можно сварить.

Он кое-как спрыгнул с облучка дилижанса, служившего ему сиденьем, чтобы выпустить несчастных путешественников, с нетерпением ожидавших возможности выйти из своих запертых отделений.

– Простоим здесь час. Желают ли господа чего-нибудь откушать?..

Можете судить сами, с какой радостью заточенные в тесном пространстве путники воспользовались предложением кондуктора. Как сидевший в открытом отделении, так и пассажир экипажа поспешно выскочили на мостовую.

– Боже правый! - воскликнул первый, очутившись на ногах. - Еще несколько минут, и я бы сварился. Повернуться невозможно, все тело ломит… Право, подумаешь, что это экипажи для перевозки арестантов!

Второй пассажир между тем подозвал Колиша:

– Любезный, спустите мой чемодан, я остановлюсь здесь.

В дверях дома, примыкающего к конюшне, показался человек в белой куртке и белом колпаке - по обычаю всех времен и всех государств, - с величественным видом ощипывавший какую-то упитанную птицу. Услышав распоряжение, отданное одним из путешественников кондуктору, он вдруг прервал свое занятие, снял колпак и спросил, кланяясь:

– Не хочет ли гражданин провести ночь в моем заведении? - И, не дожидаясь ответа, продолжил: - Я могу предложить вам помещение, которое прежде занимал бывший польский король, когда удостоил меня своим визитом, поскольку должен вам сказать, что зовут меня Антуан Ренодо, я содержатель почтовой станции, хозяин гостиницы и бывший повар дома Лоренов.

Мэтр Антуан Ренодо когда-то вращал вертела в кухнях Люневильского замка, но он умолчал об этом.

Выслушав хозяина гостиницы, путешественник улыбнулся:

– Очень благодарен за ваше предложение, но не могу его принять. Я должен продолжить свое путешествие и воспользуюсь для этого ночной прохладой. Не говоря уже о том, что я считаю себя слишком незначительной личностью в сравнении с польским королем, чтобы занять его покои.

– Очень жаль! Право, вы не найдете на десять лье в округе другой такой постели, какую могу вам предложить я.

– Я в этом убежден, любезный. Но в ожидании того дня, когда случай позволит мне воспользоваться вашим любезным предложением, будьте столь добры достать мне пару лошадей, какой-нибудь экипаж и хорошего проводника.

– Нет ничего проще! Я весь к вашим услугам. Куда вы направляетесь, гражданин? На Рамбервиллье, Невшато или Мерикур?

– На Мерикур и затем еще дальше…

– А!

– В сторону Виттеля…

– О!

Первое восклицание Антуана Ренодо выражало обеспокоенность. Второе было произнесено уже с неподдельным ужасом…

Наступило минутное молчание, которое было нарушено взволнованным голосом почтенного хозяина гостиницы:

– Я, верно, плохо расслышал! Вы едете в Виттель? Полно! Это невозможно!

– Но я еду именно туда, черт возьми! Вы отлично меня поняли, любезный, я еду в местечко неподалеку от Виттеля. Отчего это вы засомневались и что может быть в этом удивительного? - изумился он.

Во время этого разговора бывший поваренок короля Станислава снова принялся за отложенную им было птицу. Категорическое заявление путешественника о том, что он направляется в Виттель, окончательно сразило почтенного хозяина гостиницы и заставило забыть о необходимости дощипать крылышко утки.

Конюхи, окончив свои дела у дилижанса, обступили приезжего и стали громко отпускать замечания относительно услышанного:

– Еще один, с которым скоро сведут счеты.

– Как с теми…

– Совсем сгинет… как в воду канет!..

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке