Королевы соперницы (2 стр.)

Шрифт
Фон

- Мне кажется, это вполне очевидно...

Поверх его плеча графиня по-прежнему всматривалась - не мелькнет ли где Элпью. В ответ на ее улыбку стражник мрачно осклабился. О Боже! А вдруг он арестует ее и сдаст приставам? Графиня прикинула, а не стоит ли развернуться и побежать назад. Наверняка сборщики долгов йоменов не нанимают. Или все же нанимают?

- Мадам, - раздраженно спросил мужчина, окидывая ее взглядом, - есть ли у вас при себе оружие - мечи, кинжалы, мушкеты и так далее и тому подобное?

- А я похожа на обладательницу оружия? - все еще отдуваясь, ответила графиня, по-прежнему гадая, не арестует ли ее этот стражник в шутовском наряде.

- Тогда вы не станете возражать, если я вас обыщу?

И страж принялся за дело, обшаривая пышные формы графини, у которой сложилось убеждение, что с женщинами он проделывает данную процедуру чаще, чем с мужчинами.

- Фу, сударь! Не могли бы вы поторопиться? Я потеряла свою горничную, она убежала вперед.

- А-а, - с довольной улыбкой вздохнул стражник. - Бойкая такая, симпатичная, с золотистыми волосами?

Графиня покачала головой, а потом сообразила, что мужчина говорит об их добыче, мисс Джимкрэк.

- Да, это она. Куда она пошла?

- Как вы сами видите, мадам, с этого места в Тауэре можно пойти только двумя путями: вперед или назад. И поскольку она не встретилась вам, когда вы входили, мы можем предположить, что она пошла вперед. - Его руки блуждали в складках юбок графини.

Она отпрыгнула.

- Руки прочь, сударь! Вы едва не обесчестили меня!

- Если бы вы носили не такие пушистые юбки... - проворчал йомен.

- А в этой стране есть женщина, которая их не носит? - Графиня поправила парик, слегка съехавший назад и обнаживший ее лоб. - А слово, которое вы забыли, - пышные.

Одетый с иголочки мужчина, стоявший рядом в очереди, смотрел на нее и улыбался.

- Над чем это, - нахмурилась в его сторону графиня, - вы изволите смеяться, сударь?

- Если не ошибаюсь... - Мужчина вышел вперед. - Вы Анастасия, леди Эшби де ла Зуш...

- Баронесса Пендж, графиня Клэпхемская...

Она автоматически выпалила эти слова и тут внезапно умолкла. Ее перехитрили. Ухмыляющийся тип - это переодетый пристав. Правда, он был совершенно не похож на представителей этого племени - невысокий, хорошо выбрит, одет чисто и элегантно, даже щегольски. И как же молод! Но ведь всегда говорили - силы закона с каждым днем молодеют. А уж этот юнец - что твой чистенький розовый младенец.

Йомен толкнул ее.

- Проходите! - рявкнул он, радуясь возможности закончить, так как следом за графиней в ворота входила особенно красивая дама. - Йомен Партридж! - позвал он другого стражника в красном с лентами наряде. - Можете проводить этих леди и джентльмена.

- Все в порядке, - жеманно проговорила графиня, проворно отходя от означенного джентльмена. - Мне не нужен сопровождающий. Я здесь по делу.

Но йомен уже вел ее дальше в Тауэр.

- Сюда, пожалуйста-э! - Страж Партридж обладал напыщенной манерой речи, что выражалось в прибавлении к концу почти каждого слова продолжительного "э". - Публика-э не может следовать в этих стенах-э своим желаниям без непременного сопровождения-э джентльменом-стражником-э.

И что он хотел этим сказать? Графиня подняла брови, обращаясь к разодетому джентльмену. Тот поднял брови в ответ. Если это должно случиться, если он собирается ее арестовать, то пусть уж арестует - и делу конец. От напряженного ожидания она вспотела. Вот сейчас он налетит на нее со своим проклятым долговым обязательством и бросит во Флитскую тюрьму. Или все же он один из тех, кто за плату гуляет по Тауэру?

- Справа от нас-э печально известные Ворота изменников-э... - Йомен указал на обнесенное стеной водное пространство с большими железными решетчатыми воротами-шлюзом. - Царственные узники попадали сюда-э именно через эти ворота-э.

Графиня судорожно сглотнула, когда вода с ревом водопада хлынула в шлюз. Она невольно вздрогнула и, украдкой глянув на стоявшего рядом с ней шикарного типа, потащилась за йоменом вверх, к лужайке Тауэра.

Совершенно неожиданно молодой человек взял графиню за локоть. Она отпрянула, готовая в любую секунду броситься бежать.

- Вы писательница, миледи, насколько я помню? - произнес он, наклоняясь к ней.

- Ну, я, быть может... - Графиня слабо улыбнулась. - А кто это утверждает?

- Позвольте представиться. - Мужчина протянул руку. - Колли Сиббер, эсквайр. Актер, писатель и бонвиван.

- Конечно, конечно... - Графиня с облегчением благосклонно улыбнулась. Она никогда о нем не слышала, но по крайней мере он не собирается ее арестовывать. - Прошу прощения, если проявила рассеянность, сэр, но я здесь по делу.

- Я тоже! - прошептал ей на ухо Колли Сиббер. - За кем вы охотитесь на сей раз?

Графиня отстранилась. Она ни с кем не собиралась делиться своей историей.

- Возможно, за Анной Болейн? - Мистер Сиббер состроил легкомысленную гримаску. - Или сэром Уолтером Рэли?

Что он несет? Ведь они оба умерли. Как можно написать скандальную историю о человеке, который мертв уже целое столетие?

- Я понимаю. - Сиббер постучал себя по ноздре. - Только приступаете. А я с радостью поделюсь с вами тайной моей нынешней работы.

Они добрались до вершины крутого склона, и йомен, остановившись, продолжил свой заученный рассказ:

- Перед нами-э возвышается внушительное здание цитадели-э, известное под историческим названием Башни Юлия Цезаря-э.

- Внутри, должно быть, очень темно, - заметил Сиббер, разглядывая огромное белое сооружение. - Потому что, посмотрите, там нет ни единого окна. Видимо, здесь хранят порох и оружие.

- Лондонский Тауэр - один из немногих оставшихся-э привилегированных районов города-э. В его пределах любой гражданин защищен от ареста-э. - Он издал смешок. - Что является слабым утешением-э для тех несчастных узников-э, которых мы по долгу службы держим здесь под стражей-э.

- Мне необходимо присесть, - объявила графиня.

Ее захлестнула волна облегчения оттого, что богато одетый мужчина оказался всего лишь актером и что внутри этих стен она может не бояться ареста. Еще она лелеяла слабую надежду, что удастся отделаться от йомена, а заодно и от надоедливого актера-писателя. Плюхнувшись на огромную медную пушку, она принялась обмахиваться веером и тут наконец-то увидела Элпью. Та тоже отдыхала от услуг йомена, сидя и обмахиваясь. Графиня переглянулась со своей помощницей, которая лишь пожала плечами в ответ. Коварная кокетка, мисс Феба, загнана в угол. Теперь, как и на ночном балу, им оставалось только ждать.

Сиббер указал на здание за холмом, на который они только что поднялись.

- Вот что меня интересует. - Он наклонился и доверительно прошептал: - Кровавая башня. Хотя я, видимо, допускаю неточность, называя "кровавой" башню, где были задушены двое детей.

Графиня рассеянно улыбнулась. О чем толкует этот человек?

- Мой прожект, - словно прочитав ее мысли, прошептал Колли Сиббер. - Ричард и принцы! А как вам это? Я собираюсь написать пьесу о горбуне Ричарде. Отличный сюжет, а?

- Уже написана, - отозвалась графиня. - Этим елизаветинским писакой, Шекспиром.

- Ах, мадам, - проговорил Сиббер с самодовольной ухмылкой. - Зато я надеюсь оживить театр новой ответственной моралью.

Графиня подавила зевок. Ей было видно, что Элпью завязала со своим молодым сопровождающим беседу.

- Йомен Партридж? - Она поднялась. - Я нашла свою служанку Элпью и больше не нуждаюсь в прогулке под присмотром.

- Я не могу, мадам-э, предоставить вас самой себе в этом месте-э. Ибо, хоть это и место отдыха-э, я должен напомнить вам-э, что оно также служит тюрьмой его величества-э. И откуда я знаю, не замышляете ли вы-э освободить одного из наших недостойных узников-э?

- Не волнуйтесь, сэр. - Графиня заковыляла прочь. - Я присоединюсь вон к тому стражнику, который разговаривает с моей Элпью, а вас оставляю в распоряжение мистера Киппера, с тем чтобы вы рассказали ему все, что он пожелает узнать о Кровавой башне.

- Сиббер, - вполголоса пробормотал актер. - Но, миледи, позвольте мне пойти с вами. Я предпочел бы помочь вам.

Йомен Партридж помахал стражнику, стоявшему рядом с Элпью, и знаком объяснил, что оставляет на него двух своих подопечных, а сам пошел вниз, чтобы взять новых посетителей.

- Знаете, я его встречал, - сказал Сиббер, идя следом за графиней.

- Уильяма Шекспира? - бросила та, меряя его взглядом. - Вы, должно быть, значительно старше, чем кажетесь.

- Нет-нет, - весело рассмеялся Сиббер. - Короля.

Этот человек, несомненно, слабоумный. Ричард III умер пару веков назад.

- Я был всего лишь ребенком, но он запомнился мне таким величественным. Он гулял со своими собаками в Сент-Джеймсском парке, кормил уток.

Графиня вымученно улыбнулась расплывшемуся в улыбке типу. Он, наверное, совсем повредился умом. Ее терзали сомнения - не позвать ли на помощь?

- И с ним, между прочим, были вы.

Графиня остановилась и обернулась к молодому актеру.

- Может, я и кажусь старой каргой, но, уверяю вас, во времена горбуна Ричарда еще не родился даже мой прапрапрадед.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке