Чужой клад

Шрифт
Фон

Середина XVIII века, Глухов - столица Гетманщины. Балы, театры, кофейни, английские парки, французские моды…

К очередному приезду гетмана готовится театральная постановка. И вдруг одна за другой погибают две молодые актрисы. Опасность грозит и Анастасии Криничной, исполняющей в пьесе главную роль…

Решить зловещую загадку берется человек, который вначале знакомства показался Насте весьма подозрительным.

Содержание:

  • От автора 1

  • ЧУЖОЙ КЛАД, - ИЛИ ОЗЕРО СТРАХА 1

  • ПРОКЛЯТОЕ ПОМЕСТЬЕ 47

  • Примечания 86

Александра Девиль
Чужой клад

От автора

Романы, входящие в дилогию "Чужой клад", объединяет общая тема (клады, из-за которых совершаются преступления) и образ главной героини - Анастасии Криничной.

В "Озере страха" Анастасия - юная девушка, дочь казацкого полковника, увлеченная театром. Действие происходит в середине XVIII века в Глухове - столице Гетманщины. К приезду гетмана Кирилла Разумовского готовится театральная постановка. И вдруг одна задругой погибают две молодые актрисы. Опасность грозит и Насте, исполняющей в пьесе главную роль. Решить зловещую загадку берется человек, который в начале знакомства показался девушке весьма подозрительным.

В романе "Проклятое поместье" Анастасия Михайловна - уже пожилая вдова, озабоченная судьбой любимой внучки Полины. Полина - романтическая барышня начала XIX века, живущая в усадьбе, воспитанная на французских и английских романах. Пережив крушение своей первой любви, она неожиданно становится случайной свидетельницей преступления и теперь должна опасаться убийцы, который может в любую минуту возникнуть на ее пути.

Пятьдесят лет разделяют время действия первого и второго романов дилогии, но не меняется вечное противостояние добра и зла, любви и коварства. Название "Чужой клад" символично. Ведь и в первой и во второй истории герои сталкиваются не просто с охотниками за старинным золотом, но с людьми, которые по своей природе хищники и разрушители, способные только отбирать, а не создавать. Но, как сказано одним из персонажей, "чужое добро добра не принесет". И в итоге правы оказываются те, для кого существуют высшие ценности, которые не купишь за золото: любовь, дружбу, честь, внутреннюю свободу и красоту души.

Особенности обстановки и мировосприятия людей того времени отображены в колорите романов: сочетание светской и народной культуры, драмы и комедии, мистицизма и скептицизма.

Но есть в книге образ, имеющий особое значение, ставший символом духовного начала. Бродячий философ Григорий Сковорода появляется лишь в нескольких эпизодах романа "Чужой клад, или Озеро страха", но встреча с ним осветила души героев, помогла им распознать опасность и обрести счастье.

Недаром в финале романа "Проклятое поместье" Анастасия вспоминает прекрасную птицу Вечность из пророчеств степного мудреца, выбравшего себе эпитафию "Мир ловил меня, но не поймал".

Я стремилась показать героев, которых не поймал суетный мир наживы и тщеславия, не обманула лживая красота порока. Героев, у которых достаточно здравого смысла и душевности, чтобы разобраться и в себе, и в окружающих людях.

И мне бы очень хотелось, чтобы вы, дорогие читатели, нашли в моих романах то, что окажется близко вашему уму и сердцу.

ЧУЖОЙ КЛАД,
ИЛИ ОЗЕРО СТРАХА

Глава первая
Встреча в лесу

Солнце, вынырнув из-за облака, засияло сквозь кроны деревьев, бросило причудливые тени на траву лесной поляны, еще сырую после недавнего дождя. Начинался июнь, и лес манил той удивительно свежей и нарядной зеленью, какая бывает лишь на заре лета.

Анастасию не пугал лес. Здесь, в окрестностях Глухова, он был не настолько обширным и дремучим, чтобы в нем можно было всерьез заблудиться или нарваться на хищного зверя. Впрочем, в случае крайней опасности девушка могла воспользоваться пистолетом, из которого ее научил стрелять еще покойный отец. Казацкая дочь Анастасия Криничная вообще не чуждалась ратных премудростей, - хотя всякий, кто взглянул бы на ее хрупкую фигурку, ни за что бы о том не догадался. Трудно было поверить, что эта девушка с тоненькой талией, лебединой шеей и кошачьей грацией движений способна к скачке на резвой лошади или меткому выстрелу с расстояния двадцати шагов. Правда, в живую мишень ей пока не доводилось стрелять, но Настя сама себя уверяла, что если будет в том необходимость, то сможет, не оплошает.

Хоть лес и был невелик, девушка скоро поняла, что, кажется, немного заблудилась. Можно было аукнуть, позвать своих спутников, однако Настя решила пока этого не делать, а самостоятельно найти тропинку к лесному озеру, от которого уже легко было добраться до окрестностей Глухова.

Сия вылазка в лес была предпринята Анастасией совместно с ее новой подругой Ольгой, Ольгиным женихом Тарасом и его дядей - пожилым казаком Саввой, для того чтобы отыскать легкомысленную девицу Раину, ушедшую вечером на свидание с неким "гарным хлопцем", да так и не вернувшуюся утром домой.

Настя, Ольга и Раина не были связаны между собой родственными узами, их семьи не принадлежали к одному сословию, и познакомились девушки недавно, полмесяца назад, когда разными путями и по разным причинам оказались в Глухове - новой столице, где уже более пяти лет располагалась резиденция его ясновельможности гетмана обеих сторон Днепра и Войск Запорожских, президента Академии наук, подполковника лейб- гвардии Измайловского полка графа Кирилла Разумовского, старший брат которого, Алексей, был необъявленным супругом императрицы Елизаветы Петровны.

Через пятнадцать лет после смерти Даниила Апостола, бывшего гетманом еще в мрачные времена Анны Иоанновны и Бирона, Елизавета Петровна своим указом положила конец периоду межгетманства, и верховным правителем Украины стал юноша из простой казацкой семьи, волею судеб получивший и власть, и блестящее образование.

Гетман Разумовский не был похож на предшественников, носивших этот титул. Выучившись в Европе, привыкнув к жизни петербургского высшего света, он скучал в своей гетманской столице, а уж его высокородная супруга Екатерина Нарышкина - и подавно. Потому-то, наезжая сюда по мере необходимости, Кирилл Григорьевич хотел видеть вокруг подобие пышного северного двора. Стараниями многочисленных слуг гетмана, под руководством его ментора графа Теплова, Глухов стал маленьким Петербургом. Во дворце играли оперы и французские комедии, на которые приглашался знатный люд. Корпусное офицерство Гетманщины стремительно превращалось в дворянство, шляхетство. В гетманской столице появлялись кофейни, в которых любили проводить время глуховские дворяне, одетые и причесанные теперь по парижской моде. Балы, спектакли и охоты сопровождали каждый приезд Кирилла Григорьевича в его роскошную резиденцию. Коллежский советник Теплое, игравший при молодом гетмане важнейшую роль, сближался с местными аристократами и образованными людьми, менялся с ними книгами и старался показать себя главным лицом во всех увеселительных и просветительских кампаниях.

В начале июля ожидалось прибытие гетмана из Петербурга, и к его приезду готовилось театральное представление. Теплов распорядился, чтобы постановок было не меньше двух: итальянская опера и французская комедия. Главным исполнителем, отвечавшим за успех театрального дела, был Иван Леонтьевич Шалыгин, человек образованный, хоть и простого происхождения, но, главное - до самозабвения преданный музе театра.

Когда гетман подолгу пребывал в своей резиденции, придворная жизнь здесь кипела, одна итальянская труппа сменяла другую, во дворце играл личный оркестр Кирилла Григорьевича, а празднества, по примеру петербургских, сопровождались фейерверками и пушечной пальбой. Но сейчас в Глухове было затишье, поскольку гетмана надолго задержали в двух северных столицах его обязанности президента Академии наук. К огорчению добросовестного Шалыгина, не имелось малейшей возможности заполучить в ближайшее время хотя бы нескольких итальянских певцов, дабы поставить оперу. Единственным итальянцем, пребывавшим сейчас при гетманском дворе, был второразрядный музыкант и капельмейстер синьор Валлоне, на которого, однако, Ивану Леонтьевичу приходилось полагаться ввиду отсутствия собственного музыкального образования.

Застигнутый врасплох поручением Теплова, Иван Шалыгин стал спешно собирать местные таланты. Впрочем, недостатка в хороших голосах не было, - недаром певчих для придворной капеллы обыкновенно везли в Петербург из Украины. Но кроме голоса и красивой внешности требовался еще актерский талант и умение держаться, - и вот с этим-то было труднее всего. Особенно намучился Шалыгин с женской половиной труппы, - ибо девушки простого звания были неграмотны и слишком стеснительны, а знатных не пускали родители, считая актерство делом непочтительным и зазорным.

Так вот, именно театральная постановка, которую готовил Шалыгин к приезду гетмана, познакомила и отчасти сдружила Анастасию, Ольгу и Раину.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора