Первая жертва

Шрифт
Фон

Десятый роман Бена Элтона - историческая драма, детектив и романтическая история. Следователь Дуглас Кингсли за отказ идти воевать на Первой мировой попадает в тюрьму. Там его, лондонского полицейского, ждет неминуемая смерть. Однако его похищает британская разведслужба, чтобы отправить во Фландрию, но не воевать, а расследовать убийство офицера - родовитого аристократа и знаменитого поэта. Вскоре он понимает, что и улики, и свидетели исчезают в кровавой круговерти войны. Да и сам он практически исчез - живет под чужим именем, жене сообщили, что он погиб. Будет ли он жить под новым именем, найдет ли новый смысл жизни и новую любовь?

Содержание:

  • 1 - Ипр, Бельгия. Октябрь 1917 года, перед рассветом 1

  • 2 - Немногим ранее 1

  • 3 - Посетитель 3

  • 4 - Клуб "Лиловая лампа", Лондон 4

  • 5 - Банный день в пивоварне 6

  • 6 - Встреча с начальником тюрьмы 7

  • 7 - Приветственный ужин 8

  • 8 - Холодный прием и холодный ужин 9

  • 9 - Старые знакомые 10

  • 10 - Полевое наказание № 1 10

  • 11 - Трудное выздоровление 11

  • 12 - Ипрский выступ, начало наступления, 31 июля 1917 года: Третья битва при Ипре 12

  • 13 - Молчание после битвы 12

  • 14 - Потенциальный союзник 13

  • 15 - Выстрел в ночи 14

  • 16 - Плохие новости в клубе "Карлтон" 14

  • 17 - Медленное выздоровление 15

  • 18 - И снова клуб "Карлтон" 15

  • 19 - Экстренное совещание 16

  • 20 - Линия жизни 16

  • 21 - Дом Кингсли, Хэмпстед-Хит, Лондон 17

  • 22 - Путешествие во Фолкстон 18

  • 23 - Выражение соболезнований 19

  • 24 - Капитан Шеннон 19

  • 25 - Поспешные похороны 20

  • 26 - Завтрак в гостинице "Мажестик" 20

  • 27 - Свободный день 23

  • 28 - Солдату нужно утешение 24

  • 29 - "Готы" 24

  • 30 - Домашняя интермедия 25

  • 31 - Митинг протеста 27

  • 32 - В штаб-квартире СРС 28

  • 33 - В компании знаменитости 30

  • 34 - Обед в "Симпсонсе" 31

  • 35 - Шоу, затем дорога во Францию 33

  • 36 - Общественная интермедия 34

  • 37 - У нервнобольных 35

  • 38 - Тушеные овощи и ворчливые разговоры 38

  • 39 - Любительское представление и ночная прогулка 40

  • 40 - Военная полиция 43

  • 41 - Дорога на фронт 44

  • 42 - Нападение на вражеские окопы 46

  • 43 - Расследование продолжается 48

  • 44 - Под лупой 49

  • 45 - Снова в бой 50

  • 46 - Беседа о литературе в приятной обстановке 53

  • 47 - Признания плагиатора 54

  • 48 - Тяжелая поездка 56

  • 49 - Снова в атаку 58

  • 50 - Томительное ожидание под огнем 59

  • 51 - Противостояние 61

  • 52 - Возвращение из мертвых 64

  • Примечания 65

Бен Элтон
Первая жертва

Эта книга посвящается памяти моих горячо любимых дедушек - Виктора Эренберга и Гарольда Фостера, воевавших друг против друга во время Первой мировой войны

1
Ипр, Бельгия. Октябрь 1917 года, перед рассветом

Солдат был нагружен словно мул.

Помимо ранца и бутылки с водой, на спине он тащил лом, на который был наброшен моток колючей проволоки, весивший, должно быть, сотню фунтов. На поясе у него болтались две ручные гранаты, топор, штык, сумка с амуницией и разный инвентарь для прокладывания окопов. В руках он нес ружье. К тому же солдат совершенно промок, словно нарочно искупался в одежде, так что его форма, шинель и ботинки весили раза в три больше, чем обычно. Во Фландрии мокрыми были все, но не у каждого на спине болтался тяжеленный моток проволоки, и поэтому далеко не каждый ковылял с таким трудом.

- Эй, вы, - раздался сзади голос, пытавшийся перекричать грохот артиллерии. - Военная полиция! Пропустите! Мне нужно пройти. Я очень спешу.

Может быть, солдат его услышал, а может, и нет. Во всяком случае, он не посторонился и продолжал свой путь. Офицеру ничего не оставалось, кроме как тащиться за ним, проклиная этого чертовою груженого мула и надеясь дойти до места, где деревянный настил станет шире и он сможет наконец без риска обогнать солдата. Такая задержка раздражала его вдвойне, он достаточно много знал о военных действиях и понимал: этот парень в бой не пойдет. У него другая задача: прокладывать путь, используя проволоку и всякие приспособления, и помогать закреплять успехи, достигнутые штыками. Нетерпеливый офицер никаких успехов не ожидал. По крайней мере, никаких значительных успехов. В предыдущей битве, равно как и до нее, не было достигнуто ничего. Однако даже продвижение в несколько ярдов должно быть закреплено, нужно рыть новые окопы и укладывать новое проволочное заграждение. Для этого мул и тащился вперед по настилу.

А потом упал. Его подбитые гвоздями ботинки заскользили по мокрой доске, и, издав короткий крик, он рухнул набок и исчез, моментально затянутый в трясину.

- Человек тонет! - закричал офицер, зная, что уже слишком поздно. - Принесите веревку! Веревку, слышите, черт!

Но никакой веревки не было. В любом случае вряд ли кому-нибудь удалось бы обвязать ее вокруг тонущего солдата, даже вчетвером его бы не вытянули. Да и доски не выдержали бы не то что четверых, но и двоих, а связанные проволокой деревяшки были настолько скользкими, что спасатели рисковали разделить участь тонущего.

Поэтому солдат утонул и был мгновенно погребен в трясине.

2
Немногим ранее

Дуглас Кингсли едва ли подходил для того, чтобы пополнить ряды тех, кто отказывался воевать по идейным соображениям, учитывая, что людей он убил больше, чем большинство солдат на военной службе. Убил, разумеется, не собственными руками; он не вонзал нож и не нажимал на курок, но все же его жертвы умирали. С этим замечанием он с готовностью согласился на суде.

- Да, сэр, я знаю, что такое вопрос жизни и смерти, - обратился к судье Кингсли, - и я не раз отвечал на вопросы, которые ставила передо мной моя совесть. Однако сознание того, что все эти люди, среди которых три женщины, были приговорены к смертной казни в результате моих расследований, не мешало мне крепко спать ночью, потому что они безусловно заслужили свою участь.

Этот судебный процесс получил широкую огласку. Большинство из тех, кто отказывался воевать по идейным соображениям, представали перед военным трибуналом, но дело Кингсли было настолько громким, что власти решили передать его в гражданский суд. Одетый в безукоризненно сидевшую форму инспектора лондонской полиции, Кингсли странно выглядел на скамье подсудимых. Пуговицы на его мундире блестели, нагрудные знаки сверкали, а орденские планки едва ли могли принадлежать человеку, обвиняемому в трусости. Высокий и гордый, почти надменный, Кингсли говорил властным голосом и держался уверенно. Его тон раздражал судью, которому казалось, что подсудимому стоило бы вести себя скромнее.

- Вы считаете себя большим знатоком моральных ценностей, чем правительство Его Величества? - спросил он.

- А что еще можно предположить, учитывая рассматриваемые обстоятельства?

- И не надо губы кривить, сэр! - резко бросил судья.

Кингсли действительно кривил губы, но ненамеренно. Всю свою жизнь люди, знавшие и любившие Дугласа Кингсли, придумывали оправдания тому, что при первом знакомстве зачастую воспринималось как высокомерие. Нельзя сказать, чтобы Кингсли относился к людям снисходительно, но по его виду было ясно, что он из тех, кто все знает лучше других. И когда оказывалось, что он на самом деле прав, это ни в коей мере не смягчало раздражение окружающих, что всегда поражало Кингсли.

- Я не позволю вам тут ухмыляться! - добавил судья, повышая голос.

- Я не собирался ухмыляться, сэр, я и не думал, что ухмыляюсь. Прошу прощения.

- Тогда извольте объясниться! С чего это вы взяли, что ваша дальновидность настолько превосходит дальновидность тех, кто управляет всей страной?

- Вообще-то, сэр, я бы не стал этого утверждать. Я просто хочу сказать, что знал каждого из тех, кого отправил к судье, выносящему смертный приговор, и знал их прекрасно. Я до тонкостей изучил их натуру и их поступки. Правительство Его Величества не знает ни одной из своих жертв, будь то немцы, турки, австрийцы или наши с вами сограждане.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора