Господин судебный пристав (2 стр.)

Шрифт
Фон

- Возьми меня с собой, - всхлипнула она, хватая его за руку. - Я не хочу здесь оставаться, я к тебе хочу…

Часть первая. Слуга закона

1

Прошло одиннадцать лет. За это время изменилось многое. Сибагат Халилов по-прежнему был бодр и силён, но голова и бородка его заметно поседели, а лицо покрылось морщинами. Его племяннице Мадине исполнилось семнадцать. Она была хороша собой: лебединая шея, выразительное лицо, гибкие руки… Особую прелесть её лицу придавали большие карие глаза, чуть вздёрнутый носик и блестящие, как жемчужинки, зубки.

Красавицу - стоило ей появиться одной на улице - преследовали юноши: они преграждали путь, чтобы посмотреть в упор и восхищённо прошептать: "Ну и красавица!" Сидеть бы Мадине дома и не высовывать нос за ворота, если бы… Если бы не один молодой человек, который часто сопровождал девушку в её прогулках по городу и быстро ставил на место всех, кто осмеливался попытаться к ней приблизиться. Звали его Кузьма Малов.

Несмотря на великолепные внешние данные: красоту, богатырскую фигуру и огромную силу, которым позавидовал бы любой мужчина, Кузьма служил всего лишь конторщиком в городской Управе. Юноша стыдился своей должности и ненавидел её. Конторщиков он считал крысами и крючкотворами и глубоко сожалел, что вынужден по воле родителей заниматься "недостойным его" делом.

Сегодня Мадина, когда дядя Сибагат, как обычно, дремал после обеда на террасе, тихонечко выскользнула из дома и вошла в вишнёвый сад. Она быстро шла среди цветущих кустов, лицо её разрумянилось от предстоящей волнующей встречи. Она даже не замечала вдыхаемого аромата и не слышала жужжания тысяч пчёл, собирающих нектар с цветов.

Вскоре вишнёвые кусты остались позади. Девушка вышла к старой одинокой яблоне, росшей в конце сада. Под её тенью царила приятная прохлада. Солнечные лучи не могли пробиться сквозь густую листву. В это укромное местечко, где слышалось жужжание пчёл и щебет птиц, любила приходить Мадина, чтобы побыть в одиночестве, а иногда… чтобы встретиться с Кузьмой и поговорить с ним.

Подойдя к яблоне, девушка нежно обняла её ствол, словно приветствуя лучшую подругу, глубоко вдохнула подувший от реки прохладный ветерок и присела на скамейку.

Спустя четверть часа Мадина встрепенулась и поднялась. Ветви вишнёвых кустов раздвинулись, и к её "укромному местечку" вышел Кузьма Малов. Глядя на неё, молодой человек странно усмехался, и это не понравилось девушке. Лёгкая тень скользнула по красивому лицу Мадины, она надула губки и сделала вид, что приход Кузьмы вовсе не произвёл на неё впечатления.

- Почему так неласково ты смотришь на меня? - опешил Малов.

- Потому что ты это заслужил. Ты… - девушка не договорила, догадавшись, что он нарочно, чтобы подразнить её, пришёл с насмешливой улыбкой. Она не захотела наговорить ему резких слов и поэтому замолчала. Кузьма провёл ладонью по лицу:

- Не серчай, задержался чуток. Было много работы, и я не смог уйти пораньше, как обещал.

- Ничего страшного, - пожав плечами, улыбнулась Мадина. - Я даже и рассердиться не успела.

- А я спешил доделать постылую работу и к тебе бежать, - признался Кузьма. - Будь моя воля, давно бы уже распрощался с конторой, только вот родителей огорчать не хочу.

- Ну почему ты всегда так плохо отзываешься о своей работе? - полюбопытствовала девушка. - Я, конечно, в ней ничего не понимаю, но…

- Не по мне служба эта, - ответил Кузьма, тяжело вздыхая.

- А какая работа тебе нравится? Уж не приказчиком ли в магазине, как твой батюшка работал у моего отца?

- Нет, и эта мне не по нутру, - ещё раз вздохнул, отвечая, Кузьма. - Я бы кузнецом поработал или в железнодорожных мастерских… Ну, паровозником на худой конец. Но только не "канцелярской крысой", кем служу сейчас в Управе.

Мадина промолчала, а Малов пристально посмотрел на её почему-то раскрасневшееся лицо.

- Твой отец, как и ты, тоже вон какой огромный, а работал приказчиком у моего отца и не стыдился этого, - сказала вдруг девушка. - Я его хорошо почему-то запомнила. Он мне всегда казался не человеком, а горой!

- Будь жив твой отец, мой бы, наверное, и сейчас у него работал, - нахмурился Кузьма. - Они очень хорошо друг с другом ладили. Если бы не беда, твой дядя так бы и оставался сапожником, а мой отец…

Он не договорил, нахмурился ещё больше, а в его глазах загорелся огонёк.

- Ну чего тебе сделал мой дядя? - укоризненно покачала прелестной головой Мадина.

- Не мне лично, а моей семье, - уточнил Кузьма. - Он уволил моего отца и оставил нашу семью без средств к существованию.

- Но-о-о… Дядя объяснил мне, что твой папа… Как это говорится… Был нечист на руку?

- А что он мог ещё сказать? Он же должен был как-то оправдать свой поступок перед тобой и другими.

- А если дядя мой прав? Он же… Мадина замолчала, не находя слов.

- Как твой дядя мог судить о порядочности моего отца? - взволновался Кузьма. - Твой отец, что, подпускал его к своим делам купеческим? Твой дядя был всего лишь бедным сапожником и в ваш дом его пускали только из жалости. Если бы не пожар, унесший жизни твоих родителей, то твой дядя и сейчас был бы всё тем же сапожником, нищим и…

- Не говори так про него, - насупилась Мадина. - Он спас меня, вынеся из горящего дома, рискуя своей жизнью! Он уже столько лет заботится обо мне! Он заменил мне родителей, он…

- Благодаря тебе он завладел капиталом твоих родителей, - продолжил за неё, горько усмехнувшись, Малов. - Теперь он купец, уважаемый человек. Про таких, как он, говорят - из грязи и в князи!

- Неправда! - возмутилась девушка. - Дядя только распоряжается моим капиталом! Он мой опекун, он…

Она закрыла лицо и всхлипнула.

- Почему ты так его ненавидишь, Кузьма? - спросила она дрожащим голосом. - Он же и к тебе хорошо относится. Я уверена, что он уже не раз пожалел о своём поступке в отношении твоего отца…

Кузьма молчал, очарованный красотой девушки. Мадина перестала плакать и вытерла слёзы. Она глубоко дышала, щёчки её раскраснелись. Она была сейчас неподражаемо прекрасна, и Кузьма…

Лицо молодого человека сначала побледнело, а потом его покрыл яркий румянец. Горящими глазами он пожирал красавицу. Сделав шаг, он потянулся губами к её лицу, но тут же отпрянул. Девушка попятилась и оглянулась, будто испугавшись чего-то.

- Ты ждёшь ещё кого-то в своём укромном местечке? - поинтересовался Кузьма удивлённо.

- Я? - брови Мадины взметнулись вверх, и она тут же лукаво улыбнулась. - А ты что, ревнуешь?

- Я? - Малов растерялся, но тут же взял себя в руки. - Ничуть не бывало, - сказал он уныло. - Просто мне не нравится, что этот хлыщ из судейской канцелярии чего-то зачастил в ваш дом.

- Это ты про Азата Мавлюдова? - хихикнула красавица. - Так он не ко мне, а к дяде приходит. Какие-то общие дела связывают их.

- Что-то я в этом сомневаюсь, - погрустнел Кузьма. - Я думаю, что только одно общее дело связывает их - это ты, Мадина.

- Да будет тебе, - лицо девушки залила краска смущения. - Мы с Азатом только здороваемся при встрече. У меня есть ты, и больше мне никого не надо.

- Твои слова как песня для моего слуха, - прошептал восторженно Кузьма, беря Мадину за руку. - Я никому тебя не отдам, даже если все городские юноши вдруг решат послать сватов к твоему дяде!

- Ты так сильно меня любишь? - улыбнулась девушка, ласково глядя на раскрасневшееся лицо молодого человека.

- Больше жизни! - воскликнул Кузьма, позабыв об осторожности. - Только ты одна существуешь для меня, и я приложу все усилия, чтобы убедить твоего дядю отдать тебя за меня замуж.

- Нет, ничего у тебя не получится, - вдруг погрустнела девушка. - Ты православный, а это главная причина для отказа. Мой дядя - ревностный мусульманин, и… Он не отдаст меня за тебя.

Малов подался чуть вперёд, обнял Мадину за талию, притянул её к себе, и в этот момент…

- Мадина? Где ты? - послышался окрик Сибагата Халилова. - Иди в дом, у меня есть дело к тебе.

Услышав голос дяди, девушка встрепенулась, отстранилась от Кузьмы и с сожалением посмотрела на его побледневшее от волнения лицо.

- Прости, любимый, но мне пора, - прошептала она с сожалением.

- Подожди, останься, - прошептал Малов, не отпуская её. И в эту минуту над садом снова зазвучал требовательный голос Сибагата.

Кузьма вздрогнул, на его лице появилось выражение гнева, но он сдержал себя.

- Хорошо, я пойду, - сказал он, дыша учащённо. - Как жаль, что приходится расставаться, а я так много собирался сказать тебе.

- Ничего не поделаешь, в другой раз, - бросив в сторону дома тревожный взгляд, ответила Мадина. - Мы ведь расстаёмся не навсегда, правда?

- Всего лишь до завтра, - улыбнулся Кузьма и пристально вгляделся в красивое лицо девушки. - Ты будешь ждать меня на этом же месте?

- Здесь, завтра, в это же время, - поспешно прошептала Мадина, собираясь бежать к выходу из сада.

- Я с ума сойду от ожидания, - вздохнул Кузьма и поцеловал девушку в её румяную щёчку.

Как только он отпустил её, Мадина тут же исчезла в цветущем кустарнике, а Малов лишь с сожалением проводил её взглядом. Выбравшись на улицу, Малов осмотрелся. Никого. Не зная, чему посвятить появившееся свободное время, он несколько минут потоптался на месте в раздумье, а затем решил просто прогуляться по улицам родного города.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Популярные книги автора