В миллиметре от смерти

Шрифт
Фон

Первый сборник автора, сочетающий в себе малую прозу многих жанром. Тут каждый читатель найдет себе рассказ по душе – Фентези, Мистика и Ужасы, Фантастика, то что вы привыкли видеть в большинстве книгах, повернется совершенно другой стороной.

РОЖДЕННЫЕ В ТРУЩОБАХ

Ночью холодно. Хоть живем мы на юге. Земля, пропитанная сыростью, мочой и экскрементами. Со временем, находясь в этом гадюшнике, привыкаешь и перестаешь чувствовать резкие, кислые запахи.

Открываю глаза. На улице ночь. Через отверстия в крыше виднеется луна. Отверстия, через которые попадают капли дождя. Уже не раз удары воды по телу, будили меня по ночам. Это не единственные дыры в доме. Стены сделаны из металлических листов. Они подпираются палками, чтобы дом не развалился. Большая часть прогнила, в основном в углах. Остальное покрыто ржавчиной, достаточно провести пальцем и на нем остается желтый налет. За место двери, висит ткань, колышущаяся от ветра, местами разодранная и грязная.

Ворочаюсь, заставляю себя заснуть. Ничего не выходит, и я начинаю прислушиваться. Слышу, как скребется крыса. Волнуюсь за отца и сестру. Не хочу, чтобы она подползла к кому ни будь из нас. Отец спит на сырой земле, ведь в лачуге больше нет места. Кровать из досок заняла сестра, а я лежу на столе. Месяц назад, мы проснулись от криков отца. Большая крыса, отгрызла ему часть уха. Увидели рану только утром, ночью не было ничего видно. В нашей деревне нет света, а свечи – слишком дорого. Все равно ночью спим. Зачем нам свет, когда нужно высыпаться, и набираться сил. Мать говорила при жизни, что выспавшись, в нашем теле появляются силы на весь день. Она умерла, когда на свет появилась сестренка. Ее организм был очень слаб из-за недоедания. Я одновременно рад и огорчен, что у меня есть сестра. Переживаю, что она может не выдержать такой тяжелой жизни, хоть человек приспосабливается ко всему.

Еды, почти нет. Чашка риса и вода в день. Воду набираем недалеко от деревни, в колодце. Многие ходят к ручью, он ближе. Говорят разнице никакой, вода мутная в двух местах, и на вкус одинаковая. После готовки, рис отдает немного водорослями и мхом. Люблю рис, и жду с нетерпением обеда каждый день. Другого почти ничего не пробовал. За все время, только мясо льва и шоколад. Местные мужики, обнаружили недалеко раненное животное. Собралось человек пятнадцать, и все отправились его добивать. Лев почти не сопротивлялся, так как был обессилен и истощен. В тот день отец принес небольшой кусок, который мы пожарили на костре. Вспоминая этот приятный вкус, сводит челюсть, а во рту накапливается слюна. Шоколад ели давно, когда приезжали белые люди. Помимо еды, привозили одежду, и чистую воду в бутылках. Вкус необычен, горчит. Не приходит ничего в голову, с чем его можно сравнить.

Один из белых, показывал мне и другим ребятам фотографии их жилищ. Больших, высоких и странных домов, в которых живут белые люди. У них есть все: целая крыша, теплые одеяла, и много еды. Почему мы не можем так жить? Я задавался этим вопросом, и спрашивал отца, но он и сам ничего не смог ответить.

– Думай о завтрашнем дне, и что будешь есть – такими, были его слова.

Мне жилось спокойнее, пока я не знал, что есть лучшее место. Далеко за всем этим мусором есть иной мир, непохожий на мой. Где люди выглядят и одеваются чисто. Им не приходится есть один рис. У них чистая вода. Есть постоянный свет. Работают они в несколько раз меньше. Когда я думаю об этом, мне становиться плохо, и хочется плакать. Но я не знаю из-за чего. Может, из-за обиды, и несправедливости. Почему одни должны жить лучше, а другие хуже?

Недалеко послышались крики. Скорей всего, кто-то забрался к соседям. Чтобы украсть вещи, или еду. Хорошо, что к нам никто не залазает. Наверно потому что у нас нечего брать.

Надо засыпать. Завтра рано работать на свалку. Теперь и я работаю с отцом, мы разбираем мусор, отбирая пластик и железо. Теперь немного легче. Может, сможем брать больше риса. Когда работал только отец, нам с сестрой приходилось лазить по крысиным норам, и собирать украденный ими рис.

Нам тяжело, и не нравится так жить. Особенно после того, как я видел лучшую жизнь. Иногда хочется уйти и броситься на съедение львам. Но я не могу оставить сестру и отца.

ПЕРЕКРЕСТОК

Брэндан Фрай, его имя красовалось на витринах книжных магазинов во всех крупных городах. Хотя чуть позже, о Фрае заговорили и в провинции с населением от тысячи человек, благодарить следовало Всемирную паутину. Раз в месяц он устраивал встречи с фанатами, скапливались большие очереди, отчего порой людям не хватало места, они толпились на улице и выжидали, мокли под дождем, держа в руках его постапокалиптический роман "И канул мир". Всем нужен был автограф и рукопожатие автора, того, благодаря чьим рукам и голове, вышел этот шедевр.

С тех замечательных пор прошло уже пять лет. Не проходило и дня, чтобы Брэндан не вспоминал о начале своего пути к популярности. Пять лет он не издавал ничего нового. В первые годы после издания его приглашали на различные ток-шоу. Самые популярные из них, записи которых по-прежнему хранятся на YouTube: у Джимма Фэллона, Лари Кингома, Дэвида Леттермана и, конечно, у Опры. Самым забавным было, когда его пригласили к Заку, на шоу "Между двумя папоротниками". Он давал интервью для газет и глянцевых журналов, поэтому в первый год просто не мог написать ничего нового – времени не хватало.

Когда весь этот шум вокруг его персоны немного приутих, он пытался засесть за новый роман, но ничего не мог с собой поделать, слова просто не шли. Максимум что выходило из-под его руки – это одна-две главы. После прочтения, он удалял все содержимое, закрывал свой ноутбук и сжигал распечатанные листы с текстом. Пламя охватывало бумагу, и вскоре от нее оставался только пепел, которой покоился на дне корзины. Разочарованный, он шел к холодильнику и наливал себе стакан виски с тремя кубиками льда, пытаясь успокоиться. Вскоре это переросло больше чем в привычку, он стал зависим, и не мог провести и дня, не выпив бокала.

Семьи у Брендана не было, год назад закончился его мимолетная интрижка с моделью Мирандой. После того как его книга стала бестселлером, он покрутил романы с тремя моделями, наслаждаясь их красотой, утонченностью и сексуальностью. Отношения тоже сыграли немаловажную роль в том, что у него не получалось писать. Это сильно сказывалось на его настроении, и он сам отстранялся от девушек, с которыми находился в отношениях.

Вечером он, как обычно, путешествовал на просторах интернета от одной статьи к другой, в надежде на то, что его посидит муза, или какая-нибудь история положит начало, создаст образ для новой книги. Фрай любил читать последние новости, популярные статьи "Википедии", которые они предлагали на день, и однажды он наткнулся на историю о таинственном перекрестке.

Перекресток, на котором встречаются незнакомцы, перекресток, переплетающий судьбы людей, таинственный перекресток дарующий желанное.

Неизвестный источник указывал, что многие из уже умерших знаменитостей, известных актеров, писателей, великих музыкантов, посещали его.

– Вздор и привлечение туристов! – Сделал вывод Брэндан.

Но его давно посещала идея покинуть большой город, уехать в глушь, где нет никого. Где не отвлекают звуки большого города.

К статье прилагалась карта с координатами. Брэндану идея показалась очень заманчивой, и появился повод уехать. Может, это тот самый шанс познакомиться с таинственным местом, убраться прочь от городской суеты, и написать что-то хорошее, возможно не бестселлер, но хоть что-то. Писателю хотелось, чтобы тяжелый камень, который удерживал его на дне творческого кризиса, сняли с груди, и он смог с облегчением вновь всплыть на поверхность.

Следующим же утром он собрал все самое необходимое в небольшой чемодан, в тот же, с которым он ездил в турне по городам со своей книгой. Недалеко от квартиры, в которой жил, нашел банкомат и снял наличные с карты, чтобы хватило на еду, отель и бензин. Купил бутылку колы, несколько пачек чипсов, и шоколадных батончиков в дорогу, сел в свой форд, на котором последнее время ездил совсем мало, сверился с распечатанной картой, настроил GPS и направился в путь. Карта еще могла понадобиться, так как в конце пути дорогая начиналась сельская, и писатель боялся, что навигатор может не справиться.

Путь был длинный, чуть больше четырехсот километров, свое небольшое путешествие Фрай преодолел за семь часов. Стоило выехать за город, как стали появляться деревни с населением не больше пятисот человек. "Как можно жить в подобном месте постоянно? Я готов поселиться тут, если только на месяц, для написания книги," – размышлял писатель, а-ля типичный городской житель, привыкший к шуму и суете. У подобных мест, есть своя обратная сторона: тут все знают всё обо всех, сплетни, обсуждение, любопытство – Брэндану это казалась странным, ведь это происходит, как и в большом городе, где все обсуждают знаменитостей – людей, мелькающих на телеэкранах и газетах, вот только здесь целью обсуждения являются соседи.

Более чем через сто километров за окном мелькали только высокие деревья, ели и горы. Брендан достал из бардачка флэш-карту, на которую еще давно записал аудиокнигу "Наш человек в Гаване". Сбавив скорость, он открыл пачку чипсов и колу, не спеша кладя в рот по одному ломтику жаренного картофеля, растягивая удовольствие, запивая напитком.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора