Первая версия (2 стр.)

Шрифт
Фон

Осмотрев оставшиеся помещения, он окончательно убедился, что яхта необитаема и что здесь произошло или убийство, или побоище. Видимо, все происходило на палубе, так как следов крови во внутренних помещениях не было. Вот тут-то он по- настоящему испугался. Но даже не столько от количества предполагаемых трупов (ведь экипаж такой яхты должен состоять минимум человек из пяти), сколько от осознания того, что он влез туда, куда первыми должны влезать особисты. Медаль за это геройство ему на грудь уж точно не пришпилят.

- Никого!- крикнул он матросам и стал подниматься вверх по трапу.

- В общем, все умерли, - мрачно процитировал из какого-то кинофильма обычно молчаливый и вдумчивый Енгизаров.

Помрачневший Сотников с поникшим чубом и обалдевшие матросы вернулись на катер.

- Ну че там? - спросил Петренко. Улыбка медленно сползла с его лица, когда он увидел стеклянные глаза Сотникова.

- Радиограмму отправили?

- Само собой, командир. Спасатель подойдет минут через тридцать. Служба безопасности Украины, похоже, подвалит раньше - они теперь все больше на вертолете летают.

Экипаж Р-275 молча ждал.

Через несколько минут в блеклом июльском небе и вправду зажужжал вертолет. Разгоняя волну, он завис над катером. Открылся люк, из него выбросили веревочную лестницу, конец которой тут же подхватил Енгизаров и уже хотел подцепить ее к фальшборту.

Перекрывая шум. Жуков прокричал ему в ухо:

- Ты что, долбанулся? Так он и нас в небо утянет. Как оттуда грабанемся...

- Да ну тебя, - отмахнулся Енгизаров, но все- таки улыбнулся.

На палубу, словно спелые груши, посыпались украинские гэбэшники во главе с рыжим полковником, узкоплечим и толстозадым, и впрямь похожим на грушу. Его сопровождали два длинных лейтенанта.

- Полковник Иванов. Доложите обстановку.

Сотникову меньше всего хотелось докладывать украинскому - хоть и с фамилией "Иванов" - полковнику о происшествии, но деваться было некуда, разве что прыгать в воду так и не поделенного с доблестными хохлами моря или сховаться в роскошных апартаментах мертвой яхты. "Вечно-то наши опаздывают", - зло подумал он. Словно в ответ на его обидные мысли показался второй вертолет. Пока принимали на борт его пассажиров, особистов родной базы, показался и спасатель. Так что Сотникову, к великому облегчению (если хоть что- то могло облегчить его состояние), пришлось докладывать сразу двоим: украинскому полковнику-груше по фамилии Иванов и российскому майору с сакраментальной фамилией Непейвода. Следует заметить, что он явно оправдывал свою фамилию, потому как по многочисленным внешним признакам внимательному наблюдателю не составило бы труда определить, что всем иным напиткам Непейвода предпочитает горячительные.

Как и положено по уставу, за самодеятельность Сотникова обматерили оба, но именно поэтому чуб его несколько воспрянул и даже закурчавился. Сотников понял, что слишком больно бить его не будут. Понял он и то, что особисты озабочены чем- то очень серьезным.

Перебравшись на борт яхты, майор с полковником спустились в трюм. Майор предварительно распорядился на борт больше никого не пускать.

Тройка аквалангистов со спасателя осмотрела днище "Глории". По правому борту был обнаружен запутавшийся в сети труп пожилого человека в шортах и тенниске.

- Рыбку, блин, ловили, - выругался один из спасателей.

Труп, зацепив лебедкой, подняли на борт. Больше ничего не обнаружили.

- Пойдем покружим по окрестностям. Может, еще какую амфибию выловим, - деловито сказал командир спасателя, жизнерадостный капитан третьего ранга Сухомлинский. Спасатель неторопливо отвалил.

Наконец из трюма яхты, надувшиеся и краснолицые, словно два принца, не поделившие наследства, вылезли на свет божий украинский Иванов и российский Непейвода. Непейвода прижимал к груди пухлый бумажный пакет, а полковник осторожно, словно чужого ребенка, нес на вытянутых руках прозрачную пластиковую коробку с компьютерными дискетами. Между собой братья по профессии, но не по гражданству, вяло переругивались, видимо исчерпав запал еще в недрах "Глории", где наедине, не стесняясь в выражениях, могли вволю использовать все мыслимые богатства родного обоим русского языка. Расположившись в кубрике, они начали разбирать и пытаться делить свою добычу.

- Товарища майор, - вынужден был прервать их строгие мужские игры Сотников, - спасатели на связи!

Майор поднялся в рубку, полковник Иванов, которого не звали, поплелся вслед за ним.

- Так... Так... Понял... Так... Не понял, повтори... Как, как говоришь? Кларк? Как? Норман Кларк?! Да... Да... Что-что? Громче! Так... Да... Жив?.. Что?.. Сейчас вызовем! Что? Военный?.. Так... Так... Ждите! Все, конец связи!..

На лицо украинского полковника, которого обошли минимум на полкорпуса, было больно смотреть. Сотников понял, что нажил себе большого врага.

- Спасатели просят вертолет и врача. Сергеев! - крикнул Непейвода прибывшему с ним и скучавшему на палубе мичману. - Свяжись с базой, скажи, я распорядился. Они нашли матроса с "Глории" на надувном плоту. Он едва жив, потерял много крови. Если выживет, снимем показания на берегу. Яхта принадлежит, точнее, видимо, принадлежала самому капитану по имени Норман Кларк. Не иначе как его и выловили наши парни. Матрос сообщил, что команда состояла из капитана и шести человек из разных стран. Все они, кроме капитана, были не старше тридцати, так что по всему выходит, что наше тело и есть Кларк. Но самое главное не это, правильно гутарю, товарищ Иванов? - Иванов кивнул и несолидно покраснел.- Оказывается, тут и вправду было самое натуральное побоище. С утречка пораньше к яхте подлетел неизвестный вертолет, оттуда высадились три, как сказал матрос, солидных и явно хорошо знакомых хозяину человека.

Все невольно посмотрели на Иванова и его двух лейтенантов, словно ангелов-хранителей, стоявших позади полковника.

- Поутру они дружно половили рыбку той самой сеточкой, потом расположились на корме за милой беседой. Говорили они, похоже, по-русски. Затем вдруг начали стрелять. Вероятно, в этом деле они были профессионалы, не добили только одного, и то, видимо, потому, что приняли за мертвого. Потом за ними вернулся вертолет, кстати зеленый, наверное, армейский. Спустившиеся с него люди быстренько побросали трупы за борт. Матроса, заползшего за надувной плотик, в суете не приметили. Когда посланцы воздуха улетели, он на плотике и отчалил, боялся, что вернутся и добьют. Вот так, товарищ Иванов! Такие у нас с вами пироги. Каплей, полный вперед! На базу. Спасатель возьмет яхту на буксир. На земле кроссворды решать будем, верно, пан полковник?

Ни экипаж Р-275 во главе с милейшим донжуаном Сотниковым, ни экипаж спасателя под командованием жизнерадостного капитана третьего ранга Сухомлинского, ни даже полковник Иванов не могли предположить, какую крупную рыбу они выудили из сети. Разве что внешне откровенный, а на самом деле профессионально умеющий держать язык за зубами майор из особого отдела базы российского Черноморского флота Непейвода в общих чертах представлял себе масштабы личности, связи и положение миллиардера, хозяина газетно-издательской империи, протянувшей свои щупальца во все стороны света, от Аляски до Мельбурна. Норману Кларку принадлежало несколько телекомпаний, а близок он был полдюжине президентов США, нескольким арабским королям и шейхам, а также ряду генеральных секретарей ЦК КПСС. Нетленные "произведения" генеральных секретарей он издавал в роскошных переплетах и на всех языках мира. Да, не каждый день Черное море приносит подобный улов.

Уже вечером многие газеты мира дали краткую информацию о происшедшем, пока без комментариев.

Зато на следующий день горячая новость заняла первые полосы газет наравне с сообщениями о визитах премьер-министров, королей и президентов. Писали по-всякому, кто выражал искреннее соболезнование, кто исподтишка злорадствовал, но всех, похоже, больше интересовал не столько факт смерти, сколько история жизни американского миллиардера, которого журналисты ценили хотя бы за то, что он своей экстравагантностью и непредсказуемостью давал им обильную пищу для заполнения самых разных разделов их газет - от финансовой полосы до легкомысленной, но обожаемой читателями светской хроники.

Вот что писала, например, солиднейшая "Вашингтон пост": "Гибель Нормана Кларка, о причинах которой ходит столь много противоречивых слухов, является большим уроном не только для национальной массмедиа, но и лично для президента Клинтона, который выразил свои глубочайшие соболезнования семье покойного. Даже вечный деловой партнер и одновременно конкурент Кларка Руперт Мэрдок заявил нашему корреспонденту, что он искренне опечален гибелью Кларка, с которым, несмотря ни на какие противоречия, его связывали теплые, дружеские отношения".

"Файнэншл таймс" откликнулась так: "Неожиданная и таинственная гибель Нормана Кларка отозвалась резким падением курса акций компаний Кларка. Акционеры, крупные держатели акций потребовали от правительства Клинтона и министерства финансов срочной проверки состояния дел в компаниях, принадлежавших Кларку. В деловых кругах циркулируют слухи о шатком финансовом положении корпорации Кларка вследствие неудачных инвестиций в крупномасштабные проекты, в том числе в Восточной Европе и бывшем СССР".

Французская "Либерасьон", сообщив о гибели одного из самых известных американцев последнего десятилетия, проинформировала своих читателей о том, что президент Франции Франсуа Миттеран послал телеграмму с соболезнованиями родственникам погибшего.

Немецкая "Ди Вельт" назвала не лишенными оснований слухи о предполагавшейся встрече Нормана Кларка, еще в советские времена известного своими близкими отношениями с правящей верхушкой СССР, с Президентом России.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора