Кошачий глаз

Шрифт
Фон

Данный том открывается романом "Кошачий глаз" Клода Авелина - одного из классиков французской литературы XX века, малоизвестного в нашей стране. Автор многих психологических романов, стихов, пьес, очерков, он создал также серию из пяти произведений о полицейском инспекторе Фредерике Бело, где органически сливаются качество добротного психологического романа с острой, запутанной детективной интригой.

Содержание:

  • I - Три акцента 1

  • II - Еще и это! 2

  • III - Мудрый совет 4

  • IV - Улица через большое и маленькое "у" 6

  • V - Осмотр места происшествия 7

  • VI - Огюста 9

  • VII - Возвращение в Париж 12

  • VIII - Блондель совершает открытие 14

  • IX - Оказывается, что все - это не все 16

  • X - Две необычные женщины 18

  • XI - Лион вторгается в Париж, а Париж врывается на Монмартр 20

  • XII - Сюрприз в "Утке-Баламутке" 22

  • XIII - Бурная встреча 24

  • XIV - Две стороны медали 26

Клод Авелин
Кошачий глаз

I
Три акцента

1

Дождь, льющий как из ведра все Вербное воскресенье 1930 года, превратил улицу Бонапарта, от площади Сен-Жермен-де-Пре до улицы дю Фур, в настоящую реку. В такую мерзкую погоду площадь и примыкающие к ней улицы были пустынны, если не считать двух мужчин, укрывшихся от дождя под небольшим навесом отеля "Марсель". Первый из них - господин Беда, хозяин отеля, коренастый, с услужливой улыбкой на губах, - хитровато поглядывал из-под голубого берета, вроде тех, что носили фронтовики во время военных парадов. Второй - его молодой постоялец Жан-Марк Берже - изредка вздыхал. Шарф закрывал ему губы, но не заглушал нервного, горячечного дыхания. Зимнее пальто, калоши, шляпа, надвинутая на глаза, не спасали его от промозглой сырости. Беда посматривал на него с тревогой и скукой одновременно. Пятидесятилетий опыт научил хозяина отеля, что лучший способ вернуть человека к действительности - не столько разговор, сколько монолог, и он приступил к делу.

"Знаете, я родом из Ниццы, так вот никак не могу избавиться от своего несчастного акцента! Если бы я захотел рассказать о сегодняшней погоде, все бы решили, что я жутко преувеличиваю. Парижане вообще не очень-то доверяют провинциалам. А все-таки честью могу поклясться, что подобного ливня я не видал со времен Вердена. Только там еще сыпали и снаряды, и пули, и шрапнель. А наши шинели впитывали влагу, как промокашки".

Жан-Марк осмотрелся. Хоть бы показалось такси! Сам черт подстроил так, что ливень превратил Париж в пустыню именно сегодня!

Беда поднял глаза к навесу, по которому барабанил дождь.

- Славный навесик! В прошлом году град был, во-от такой величины! - Он поднес кулак к самому носу Жан-Марка. - Госпожа Беда и говорит: "Конец пришел твоему навесу!" А вы взгляните - ни трещинки. Злит ее, что в такую мокрядь, как нынче, прячутся под ним чужие. Терпеть она этого не может. Да вы ее знаете… Дом этот, кстати, ее.

Жан-Марк почти не слушал господина Беда. Внезапно он сорвал с шеи шарф и начал им размахивать. Такси промчалось на полном ходу.

- Да я же на поезд, на поезд опоздаю! Что за невезение! - запричитал Жан-Марк.

- Не нервничайте. Поезд отбывает в одиннадцать тридцать, а на Сен-Сюльпис только-только пробило четверть одиннадцатого. По правде говоря, я на вашем месте прогулялся бы до Сен-Жермен-де-Пре пешочком, тут ведь два шага. А там и такси поймать пара пустяков.

- Пешочком, с двумя чемоданами! Видите, какие они тяжелые. У меня тридцать восемь и четыре.

- Да уж вид у вас не самый лучший, это факт. - Беда нахмурил брови. - Только как приедете на родину, в Лион, не давайте докторам себя залечить, лучше отдохните как следует - и обратно. Госпожа Беда от вас без ума. Невероятно! Вы интересуетесь ее здоровьем, оказываете услуги, даже умудряетесь с интересом слушать бесконечные истории, которые она по сто раз рассказывает. Теперь время такое, что воспитанных молодых людей днем с огнем не сыскать, вы уж мне поверьте. А при всем при том, что мы о вас знаем?

Жан-Марк снова сделал беспокойное движение.

- Смотрите, не простудитесь, господин Беда. Идите лучше в гостиницу.

- Право же, неприятно мне оставлять вас тут одного.

На мостовой показался красивый автомобиль. Жан-Марк машинально поднял руку.

- О-о, пытались остановить "роллс-ройс"! - Беда усмехнулся. - А что, если б он остановился? И в нем хорошенькая девушка? Не помогло бы вам, что вы обручены. Ну, ладно, я, пожалуй, пойду. Если моя супруга уснула над газетой, то вернусь. А коли нет… - Он энергично потряс вялую горячую руку Жан-Марка.

- Спасибо, господин Беда, до свидания. Благодарю за грог и за все остальное.

- Да что вы! Это я вас благодарю. У меня вежливость профессиональная, а у клиента - добровольная. Вы меня расположили к жителям Лиона. Даже ваш лионский акцент мне нравится. Всего хорошего!

2

Господин Беда скрылся за стеклянными дверьми. Жан-Марк остался под навесом один. Два удара часов на мэрии близ Сен-Сюльпис отозвались в его сердце погребальным звоном. Жан-Марк взглянул на свои часы: "Да, половина одиннадцатого". Он надел перчатки и с отвращением посмотрел на чемоданы. Если б на улице был хоть один прохожий, у него, пожалуй, хватило бы духу доплестись до метро. Но ни одной живой души не было видно.

Звук приближающейся машины заставил его выбежать на мостовую.

- Эй! Эй!

Нет, снова частная машина. Последняя модель. Жан-Марку показалось, что автомобиль ехал очень медленно Он пожал плечами и вернулся к своим чемоданам, не спуская, однако, глаз с лимузина, который, сбавляя скорость, подкатывал к тротуару.

Наконец лимузин остановился. Водитель приспустил стекло и спросил:

- Хелп?

Жан-Марк не понял.

- Хелп? - повторил он растерянно.

Водитель расхохотался.

- "Хелп" по-английски "на помощь!".

На Жан-Марка смотрели очень черные и очень блестящие глаза.

- Ну да, "на помощь!" - Жан-Марк поежился под необыкновенно проницательным взглядом.

Мужчина перестал смеяться и посмотрел на чемоданы.

- Вы куда-то едете? Спешите на поезд? - У него был сильный американский акцент.

У Жан-Марка блеснула искра надежды.

- Да, да, спешу на поезд. Я простужен, и у меня просто нет сил дойти до метро.

- С какого вокзала вы едете?

- С Лионского. Я еду в Лион.

- О! Это мне по пути. Не Лион, конечно, а Лионский вокзал. Чудесно!

Водитель лимузина отворил дверцу и, не вылезая, протянул руку за чемоданами. Жан-Марк не смел поверить своему счастью.

- Вы так любезны!..

3

Поворот на улицу дю Фур, визг шин - и через минуту уже поворот на улицу де Ренне. Американец гнал как сумасшедший. Жан-Марк, загипнотизированный ритмичным движением "дворников", судорожно вцепился в сиденье. Он украдкой изучал профиль американца. Тот уже не улыбался. Чем-то он напоминал кинозвезду лет под сорок, одного из тех актеров, которые играют мужчин, влюбленных в молоденьких девушек.

Автомобиль без малейшей осторожности проскочил площадь Сен-Жермен-де-Пре.

- Не лучше ли было бы свернуть направо? - отважился спросить Жан-Марк.

- Зачем? - Незнакомец расхохотался. - Берега Сены прекрасны даже в такую скверную погоду.

Лимузин покатил по улице Бонапарта. Через несколько секунд они были уже на бульварах.

- Так у вас простуда? - неожиданно возобновил разговор американец. - А может, воспаление легких? Туберкулез?

Жан-Марк, напуганный, распустил шарф.

- Надеюсь, что нет. Обычный бронхит.

- А все-таки плохо, - сказал американец. - И климат в Лионе плохой.

Жан-Марк зашелся кашлем. С трудом переводя дыхание, он пробормотал:

- Я скоро вернусь. Только извещу семью о своей свадьбе.

Кашель не давал ему говорить.

Американец расхохотался. Смех был сухой и резкий. Похоже было, что он издевается:

- О! Брак! Семья! Хороший мальчик! Хороший сын! Хороший гражданин.

Автомобиль доехал до площади Сен-Мишель. Сквозь дождь собор Парижской Богоматери казался призраком. Жан-Марк пристально взглянул на профиль незнакомца и осторожно сказал:

- Если бы не ваше произношение, я бы вас никогда не принял за американца. Вы так похожи на француза… Да и марка автомобиля…

- Я взял машину напрокат, - ответил незнакомец, не поворачиваясь. - Это очень удобно для иностранца. Берешь ее, а потом оставляешь. Всегда, когда бываю во Франции, я так поступаю. Отличный автомобиль. А что я похож на француза - это верно. Но скорее все-таки на итальянца.

- Неаполь?

- Увидеть Неаполь и умереть! Я действительно родом из Неаполя.

Лимузин мчался все с такой же дьявольской скоростью. Вдруг что-то взорвалось в моторе. Американец нахмурился.

- Похоже, на этот раз мне досталась не такая уж хорошая машина, - процедил он сквозь зубы. - Вы разбираетесь в моторе?

- Чуть-чуть, - ответил Жан-Марк. - Мне очень жаль, но только чуть-чуть.

Американец резко нажал на тормоз.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке