Команда Д

Шрифт
Фон

Россия, спецподразделения, приключенческо-детективный сюжет с незаметными элементами фантастики (герои те же, что в более поздней книге "Коммутация")

Содержание:

  • ПРЕДЫСТОРИЯ 1

  • Часть I. ЯНА 2

  • Часть II. ЗЕФ 31

  • Часть III. ГЕК 47

  • Часть IV. Школа 60

  • Часть V. Аэропорт 64

ПРЕДЫСТОРИЯ

Ленинград. 21 мая 1990 года.

"Добрый день, не найдется закурить?" Нет, лучше не так, какой же это день? На часах полночь. Неважно что светло как днем – в Ленинграде в мае белая ночь.

"Доброй ночи, закурить не найдется?" Курить действительно хочется. Проклятая работа. Где остальные? Толкутся в подворотне, спрятались от пронзительного влажного ветра. Ветер дует со стороны Финского залива и несет майские запахи – запахи сирени с бульваров. В такую ночь надо гулять по городу с девчонкой, рассказывать ей про мужественную службу. Не упоминая конечно никаких служебных подробностей – не положено. И чтобы она слушала, восторженно полуоткрыв алый ротик и хлопала ресницами. Но вместо этого надо стоять тут уже четвертый час, изображая штатского забулдыгу. А вдруг он вообще не появится?

"Простите пожалуйста, вы не ощущаете тяжести в области темени?" И он удивленно так вскинется: "Что-о-о?" С английским акцентом, естественно. Да ничего, ничего, просто я на вас положил. И на работу эту положил бы. С большим удовольствием. Почему его надо брать именно здесь? Приказ.

Стоп. Кто-то идет! Серый плащ, черный портфель. Всем приготовиться! А, ребята уже и сами заметили. Четверо в подворотне, двое в парадном напротив. И вдалеке прогуливается Олег по кличке Волкодав. Моя рука привычно сжимает рукоять пистолета "Гроза" – я командир бригады и оружие полагается только мне. На самый крайний случай, запрещенный инструкцией. Шершавая рукоять послушно ложится в ладонь. Уникальный советский пистолет, не имеющий аналогов в мире. Абсолютно бесшумный – пулю толкают не взорвавшиеся пороховые газы, а поршень, ходящий внутри специальной гильзы. И этот же поршень закупоривает отверстие гильзы после выстрела, не давая газу выйти с шумом наружу. Правда заряда в "Грозе" умещается всего два – но был приказ брать живым, значит и они не должны понадобиться.

Он приближается. Ничем не примечатальный человек. Пожилой, лысый. Его жалко – он ведь еще не знает что через несколько секунд ему придется иметь дело с бригадой захвата "Ветер", лучшей бригадой второго отделения спецслужбы разведки.

– Эй, братан, огонька не найдется?

– Извините, не курю. – даже не остановился, спешит.

– Да стой ты. А сколько времени?

– Часов нет. – спешит, но шаг не ускорил.

– Стоять! – я же изображаю шпану, правильно?

Остановился.

– Что вам надо? – быстрый пронзительный взгляд из-под густых бровей.

– Деньги есть?

– Кто вы такой? – встревожен.

Резко хватаю его за плечо, пытаясь сквозь плащ нащупать и сжать нерв. Краем глаза вижу как из подворотни выходит Малец со своими костоломами. Открывается дверь парадного и вываливаются Нырок и Логопед. Сворачивает в переулок Олег-Волкодав…

Вкус крови на губах, мое тело невесомое и легкое, оно лежит на мостовой у поребрика – кто его положил сюда? Как я здесь оказался?

Перед глазами туман, и сквозь него я вижу фигуры вдалеке. Я вижу как расплывается в воздухе рука лысого и его указательный палец уже выходит наружу из глаза Мальца, а вслед за ним вырывается фонтан крови. Малец медленно летит лицом вниз на мостовую, а вместо глаза у него кровавая багровая дыра. На мостовой уже лежат трое костоломов Мальца – шея одного из них вывернута под неестественным углом, изо рта толчками вытекает темная струя крови. У другого вырвано горло – сбоку, там где шла артерия, теперь висят лохмотья алого мяса. С двух сторон на лысого налетают Нырок и Логопед – лысый разворачивается на месте, широко расставляет руки, и вот Нырок и Логопед сталкиваются лбами, а в горло им уже одновременно впиваются оба локтя лысого и раздается противный скользкий хруст. Но сзади на лысого уже обрушивается Волкодав, и лысый падает под ним, а Волкодав валится на него – сто двадцать пять килограмм сплошных мышц и сухожилий. Голова моя смотрит чуть вверх, поэтому мне не видно что там происходит, но что-то смачно чавкает, снова раздается хруст, и вот лысый уже на ногах, с его руки стекает кровь, а Волкодав все еще лежит на мостовой.

Но я же старший? У меня же "Гроза" – у одного меня. И рука у меня по-прежнему в кармане, а палец лежит на курке, как и положено по инструкции. Надо только приподнять дуло и нажать на спуск – пуля пробьет брезент кармана.

Я резко поднимаю дуло спецпистолета в кармане, но вдруг лысый исчезает и оказывается чуть сбоку, я перевожу дуло и стреляю, но он оказывается уже надо мной и в крохотную долю секунды я успеваю разглядеть спокойные стальные глаза и окровавленную руку с расставленными пальцами, поднятую для удара. И мир взрывается радужной пеленой и уходит, растворяясь в вечном покое непонятного цвета, неизвестной формы, невозможного звука и небывалого запаха. Навсегда.

* * *

Москва. 25 мая 1990 года.

– Значит он спокойно ушел, и ваши люди ничего не смогли сделать?

– Товарищ генерал-лейтенант, но…

– Без "но". Я прочел ваш письменный отчет, ничего нового вы мне не скажете, правильно? У меня не укладывается в голове как восемь – я подчеркиваю! – восемь тренированных боевиков элитного разведкорпуса могут упустить одного – подчеркиваю! – одного агента, пусть даже сильного агента американской разведки? Что вы молчите, отвечайте, Плеханов.

– Товарищ генерал-лейтенант, вы правы, мне больше нечего добавить. – Плеханов развел руками. – Я потерял восьмерых лучших людей – пятеро погибли сразу, двое скончались в реанимации госпиталя, один, по кличке Нырок, остался навсегда парализованным. Если бы он потерял еще и речь, мы бы вообще ничего не узнали о случившемся. Мне нечего больше добавить, я готов завтра представить рапорт об отставке!

– Это не ответ на мой вопрос, Плеханов. Это уход от вопроса и от проблем. Я задал конкретный вопрос: как так могло получиться? Это же фантастика! Они что у вас, были пьяные?

– Ну вы ведь провели экспертизу, не так ли?

– Да, провел. Трезвые. Хватит разговоров, я жду ответа.

– У него была какая-то невиданая боевая техника…

– Вы хотите сказать, что у него было невиданное вооружение? Шоковое, нервно-паралитическое, какое?

– Нет, судя по всему он был безоружен. По крайней мере не применил никакого оружия. Это была невиданная рукопашная техника.

– Что значит "невиданная"? Вы, Плеханов, не мальчик, которого побил старшеклассник, вы тридцать пять лет проработали в малой разведке! За это время можно было повидать любую невиданную рукопашную технику – руки у человека растут уже не одну тысячу лет, правильно, Плеханов? И пахать ими по мордам окружающих человек давно научился. Что тут может быть невиданного?

Плеханов молчал, и генерал продолжил:

– Еще раз и своими словами расскажите о том, кто были ваши люди и что они умели.

– Двое из них – Нырок и Логопед окончили разведшколу, восьмерку, которая под Тарусой…

– Я прекрасно знаю где дислоцированы наши разведшколы, не надо этих подробностей.

– Пятеро – бывшие десантники, прошедшие спецобучение. Все инструктора боевой и стрелковой подготовки. Все опытные, не моложе двадцати шести и не старше тридцати лет. Возглавлял операцию полковник Ухтомцев. Все восемь оперативников не раз участвовали в боевых действиях, на их счету десятки успешных задержаний в рамках операций малой разведки. И две удачных операции большой политической разведки. Служебных нареканий никаких. Я не знаю как это произошло, я… – Плеханов понизил голос, – я уже вчера подумал, а вдруг это был биоробот? Киборг какой-нибудь?

– Полеханов, запомните: если вы мне еще раз скажете что-нибудь подобное, я немедленно приму ваш рапорт об отставке. Вы еще на нечистую силу свалите свои неудачи, на расположение звезд и гороскоп! Это нормальный человек, Альфред Браун, он же Алекс Минипов, он же Юрий Меркулов. Мы его задержали вчера, он сейчас находиться в наших изоляторах.

– Как? – глаза Плеханова заблестели. – Как вы его задержали? Кто?

– Как положено! Задержать – это только для вас проблема, для всех нормальных работников разведки проблема состоит в том, чтобы вычислить и найти человека. И нам чудом удалось проделать это второй раз! – рявкнул генерал, но, видя сметение Плеханова, смягчился, – Есть у меня бригада умельцев из одного ведомственного института. Его подстрелили парализующим патроном из снайперской винтовки. Не стали уже рисковать после ваших панических отчетов…

Плеханов стоял, виновато опустив голову. Было странно видеть этого седого, умудренного опытом начальника подразделения в таком жалком виде. Генерал замолчал и крепко задумался. Затем продолжил:

– Хорошо, Плеханов, я выражаю вам соболезнование в гибели ваших людей. Возвращайтесь к своим обязанностям, рапорт об отставке можете оставить себе.

– Могу идти?

– Идите.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора