Идея фикс

Шрифт
Фон

Сид недоверчиво смотрел на Арчи. Вся эта крымская история, рассказанная стариком, как-то не внушала доверия. Идея разыскать клад выглядела иллюзорно и фантастически. И все же поехать в Россию было соблазнительно… Более четверти века назад фортуна свела в международном молодежном лагере американца Арчи с "королевой" красоты болгаркой Снежиной и ее фотографом, арабским студентом-миллионером, москвичкой Ларой и местной певицей Анжелой. Было все: интриги, пиршества, секс и даже… убийство. Судьбы их переплелись в тугой узел. Прошли годы… И теперь Сиду Кларку с подачи Арчи предстояло встретиться с Анжелой, которой меньше всего повезло в этой жизни. Вскоре после этой встречи произошли события, которые никто и никогда не смог бы предсказать…

Содержание:

  • Глава 1 1

  • Глава 2 4

  • Глава 3 7

  • Глава 4 9

  • Глава 5 13

  • Глава 6 17

  • Глава 7 20

  • Глава 8 24

  • Глава 9 28

  • Глава 10 32

  • Глава 11 35

  • Глава 12 39

  • Глава 13 44

  • Глава 14 47

  • Глава 15 51

  • Глава 16 55

  • Глава 17 58

  • Глава 18 61

  • Глава 19 64

  • Глава 20 67

Людмила Бояджиева
Идея фикс

Посвящается моей маме

Глава 1

В таких автомобилях не ездят джентльмены с пустым кошельком, особенно в районе Портхилз после одиннадцати часов вечера. Шикарный "Форд" ищет место для парковки, крутясь в узком переулке. Водитель осторожничает, боясь поцарапать глянцево-черное крыло, вертит головой, показывая аккуратно постриженные седые виски и поблескивая оправой очков модели "Сенатор".

Сид отчетливо видит крахмальный воротничок вечерней сорочки и атласно-стальную "бабочку" у полного подбородка. Предвкушая хороший вечерок с девочками, старый блядун выбрался из своего авто, проверил хлопком по карманам наличие кошелька и двинулся в сторону сияющей огнями Фил-стрит. Сид вынырнул из густой тени скверика прямо за спиной благоухающего дорогим парфюмом господина, вдохнул поглубже воздух, с ненавистью уставился в ухоженный бобрик на крупном затылке и ткнул под ребро гуляки пистолет:

- Не дергайся. Я третий день без "колес", очень нервный. Палец на курке дрожит. Кошелек, сука!.. - Легкий визг в голосе выдал нервное напряжение: наркоман на пределе, способен пришить любого за пять долларов.

- О’кей, парень. К чему столько слов? Договорились. - Правая рука джентльмена полезла во внутренний карман пиджака. Сид для полной убедительности выругался, радуясь легкой победе. Но вместо кошелька он получил мощный удар левой в челюсть и коленом в пах. Влажный от недавнего дождика асфальт принял распростертое тело. Клейкая шелуха тополиных почек у щеки пахла надеждой. Рот Сида наполнился кровью - боль пронзила прикушенную губу, дыхание перехватило, живот, его нагло урчавший от голода живот, словно одеревенел. Сид поджал колени и тихо заплакал.

…Они сидели в полутемном баре из числа тех, где не принято разглядывать посетителей, - солидный господин, одетый для ужина в солидном ресторане, и долговязый парень в нейлоновой куртке сине-оранжевой расцветки - излюбленный прикид гарлемских негритосов. Щека у парня вспухла, разбитая губа кровоточила. Потягивая виски, он морщился от боли, ощупывая языком ссадину.

- Арчи Келвин, - представился пожилой. - Пока ты был в сортире, я заказал нам по салату и цыпленку-гриль. Не возражаешь?

- Сидней Кларк… - Парень опустил голову, рассматривая узор пластиковой салфетки. Непонятно, как этот тип догадался, что он вовсе не наркоман и уже три дня мечтал о цыпленке? И вообще…

- Дивный запах! Спасибо, дорогая. - Арчи вдохнул аромат поставленного официанткой блюда с двумя толстенькими, покрытыми золотистой корочкой тушками и кивнул Сиду: - Приступай без церемоний. Будет побаливать, полощи рот виски. Там много льда, и, уж извини, я подбавлю содовой. Не хочется волочить тебя на собственном горбу черт-те куда. Твои апартаменты, полагаю, в какой-нибудь дыре на верхотуре. Чердак с пожарной лестницей.

Сид подозрительно глянул на человека, которого он собирался ограбить:

- Ты святой угодник или коп?

- Старый, опытный, повидавший виды мужик… Да и у тебя, догадываюсь, нескучная биография. Четвертак уже стукнул?

- В феврале. Почему ты не сдал меня полиции и притащил сюда?

- Ты хотел есть - я и накормил. - Арчи пожал плечами: - Это нормально. Извини, что разбил губу, маленько не рассчитал. Не сразу просек расстановку сил… - Смачно обгладывая косточки, он бросал на собеседника короткие взгляды, прощупывающие его насквозь. - М-м-да… Давай глотнем немного за этот вечер. Удачнейший, между прочим, получился расклад!

Сид чокнулся с Арчи:

- Прости, если испортил тебе свидание. Я ведь тоже кое-что про тебя просчитал. Тачка шикарная, костюм дорогой, парфюм, если не ошибаюсь, "Кензо"… От десяти баксов ты бы не обеднел.

- Я заблуждался не больше минуты… Когда увидел на асфальте тебя и пластиковую "пушку", смекнул сразу - никаких "колес" парню не надо, ему безумно хочется жрать. И он ненавидит тех, кто спешит в ресторан, воображая меню обильного ужина… А вот ты, герой, заблуждаешься до сих пор. - Арчи внимательно посмотрел в глаза Сида. - Не я тебя спас, а ты меня. - Он достал и положил на краешек стола компактную "беретту". - Хорошая вещичка. Я прихватил ее с собой не для того, чтобы распугивать сопляков в подворотнях или изображать перед девочками Джеймса Бонда. Вот и выходит, что ты, Сидней Кларк, сорвал одно дельце. Весьма прескверное, между нами говоря… Я твой должник, парень.

Холостяцкая квартира Келвина в многоквартирном доме никак не соответствовала внешности щеголеватого джентльмена. Три комнатки, обставленные добротной мебелью двадцатилетней давности, были бы приемлемым жилищем для скуповатой вдовы. Все сильно обшарпанное, но аккуратненькое, без признаков запущенности и претензий на элегантность. Оглядев гостиную, Сидней успел заметить лишь две достойные внимания вещи - огромный телевизор и хороший компьютер со всеми соответствующими прибамбасами.

- Пошарь в холодильнике, там был персиковый компот. Мне надо переодеться. Видишь ли, дитя мое, этот костюм, автомобиль и даже сорочка взяты напрокат. - Из комнаты, куда удалился Келвин, донесся хриплый смех. - Стоило затевать маскарад, чтобы ввести в заблуждение голодного бедолагу, задолжавшего двести баксов.

- Триста пятьдесят, - поправил Сид, вскрыв найденную банку консервов. - Но сто мне должен Клиф.

Арчи появился на кухне, одетый в довольно застиранную фланелевую пижаму.

- Поздний час, слишком много впечатлений. В угловой комнате имеется роскошный диван. Не наедайся сладкого, бельишко найдешь в тумбочке. Завтра отсыпайся. Раньше полудня я здесь не появлюсь, попробую утрясти кое-какие проблемы. - Он оторвал кусок бумажного полотенца и аккуратно вытер со стола капли компота.

- Мне дожидаться тебя? - Сид сосредоточенно уплетал персики.

- Ха! Можно подумать, Сида Кларка ждут в другом месте… Ты уж лучше не высовывай отсюда носа, дорогой, и готовь исповедь. Не вздумай воспользоваться моим телефоном. Линия прослушивается.

- Может быть, мне лучше уйти? - Сид нерешительно поднялся. Положив руку на его плечо, Арчи опустил худое тело на табурет. - Без сантиментов. Я рад твоему обществу, парень. А если честно - ты мне нужен. А я - тебе. Так уж вышло, старина.

На следующий день новые знакомые сидели в гостиной. Арчи сосредоточенно курил "Винстон", мастерски выпуская дым в сторону открытого окна, Сид теребил какой-то потрепанный журнал. Он оставил кроссовки в прихожей, носки выкинул в мусорный бак и теперь почему-то стеснялся закинуть ногу на ногу, выставив на обозрение босую ступню. А ведь Сиднею Кларку приходилось мелькать перед публикой едва прикрытой задницей, причем не испытывая никаких комплексов. В Арчи было нечто старомодное, сдержанное и в то же время - опасное. В домашней пижаме он хоть и не тянул на джентльмена, которого стоит грабануть, но и квартира, и обстановка, и эта пижама казались грубым камуфляжем эксцентричного обитателя аристократического поместья. Даже словечки уличного жаргона, украшавшие его речь, звучали театрально, как у актера королевской труппы, задумавшего сыграть в современной пьесе.

- Излагай коротко и внятно. Можешь не вдаваться в подробности. Детали я домыслю… - Арчи прищурился, наблюдая за Сидом сквозь дым. - Непросто приходится нищему красавчику? Не ошибусь, утверждая, что ты из хорошей семьи.

- Мой отец издавал во Флориде газету с левым уклоном. В юные годы он считал себя коммунистом… Мама тоже работала в издательстве. Кажется, она была журналисткой… Я все это плоховато помню.

- Сбежал из отчего дома?

- Мне не было и семи, когда произошла… Ну, вы, наверно, слышали… Мы возвращались с загородного пикника - я с родителями и наши друзья с девчонками чуть постарше меня. Машину остановили какие-то люди, отец успел пригнуть мою голову и навалился сверху… Выстрелы слышались долго, и дождем сыпалось стекло от разбившихся окон… Я один остался в живых.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке