Зарубежный детектив

Шрифт
Фон

Содержание:

  • ДИМИТР ПЕЕВ - СЕДЬМАЯ ЧАША 1

  • БЕРТАЛАН МАГ - В ТУПИКЕ 21

  • БАРБАРА НАВРОЦКАЯ - ОСТАНОВИ ЧАСЫ В ОДИННАДЦАТЬ 36

  • ДЖЕОРДЖЕ ТИМКУ - У КАЖДОГО - СВОЕ АЛИБИ - ПО МАТЕРИАЛАМ СЛЕДОВАТЕЛЯ АЛЕКА АРМАШУ 60

  • ЙОЗЕФ НЕСВАДБА - ИСТОРИЯ ЗОЛОТОГО БУДДЫ 76

  • ОБ АВТОРАХ 95

  • Примечания 95

Зарубежный детектив

В сборник вошли произведения писателей социалистических стран. Д. Пеев из Болгарии рассказывает о разоблачении группы контрабандистов. Повесть Б. Мага посвящена многолетнему расследованию убийства венгерской патриотки в годы войны. Польская писательница Б. Навроцкая исследует вопрос о том, каким несправедливым может оказаться приговор, вынесенный человеком, а не государственными органами, хотя бы человек и действовал на основании кажущихся неопровержимыми улик. Румын Дж. Тимку повествует о раскрытии преступления, совершенного как будто бы без причин, причем и подозревать в нем некого. Й. Несвадба обратился к истории чешского рабочего движения.

ДИМИТР ПЕЕВ
СЕДЬМАЯ ЧАША

Димитър Пеев. Седмата чаша. Държавно военно издателство, София, 1972.

КОКТЕЙЛЬ-ПАРТИ В ПЯТНИЦУ

1

Как и следовало ожидать, первым приехал Жилков. Из окна дачи Георгию Даракчиеву было хорошо видно, как подкатил к воротам новенький "таунус". Жилков вылез, сдул несуществующую пылинку со стекла, нажал на крыло, пробуя упругость амортизаторов...

Конечно, гостей встречают у ворот, однако владелец особняка лишь спустился на первый этаж в просторную прихожую, где и дождался гостя.

Жилков выдавил из себя раболепную улыбку:

- Добрый день, хозяин. Как поживаете?

Однако Георгий не стал торопиться с ответом, критически разглядывая гостя, как это он делал всегда. Возраст - около тридцати. Рост выше среднего, в плечах косая сажень. Дамян Жилков был похож на борца или боксера, правда, в последнее время он начал заметно полнеть. Шикарный костюм с блестками выглядел на Жилкове до странности несуразно. "Для выработки хорошего вкуса нужны минимум два поколения", - подумал Даракчиев и наконец соблаговолил кивнуть гостю.

- Вы правильно сориентировались, приехав первым, - произнес он холодно и, как обычно, на "вы": нет, он, Даракчиев, неровня этому болвану с подозрительно низким лбом, чтобы изъясняться с ним на "ты". - Садитесь, я должен сказать вам кое-что.

Уловив в тоне металлические нотки, Жилков заметно подобрался.

- Удалось ли встретиться с Вернером Шомбергом?

- Удалось, удалось, - заискивающе ответил гость. - Встретился. И все уладил. Вот, пожалуйста, получите деньги.

Он вытащил из кармана толстую пачку банкнотов, и Даракчиев небрежно сунул деньги в ящик старинного буфета. Задвинув ящик, он повернул ключ и положил его в карман. Гость зорко следил за всеми движениями хозяина.

- Даже не пересчитали?

Хозяин усмехнулся.

- Какой смысл, Жилков. Конечно, вы мошенник, но вряд ли посмеете обсчитать меня хотя бы на стотинку. А теперь я должен вам сказать, что на сей раз своего вознаграждения вы не получите.

- Но почему? - воскликнул Жилков. - Я сделал все как надо!

- Взгляните на снимок, - хозяин протянул ему фото. - Ну, что вы теперь запоете?

"Вот сволочь, накрыл-таки меня, - подумал Жилков со смешанным чувством злости и восхищения, - послал кого-то из своих по следу. Помнится, мимо прошмыгнул какой-то драндулет, но кто мог подумать..."

- Да, это мы с Шомбергом как раз меняем колесо на его машине.

- Вы не выполнили мой приказ, Жилков! Я вам приказал ехать к Шомбергу на старой колымаге вашего зятя. А вы понеслись на чем? - Он ткнул пальцем в сторону фотографии. - На вашем новеньком "таунусе". А ведь накличете на нас беду, да еще какую!

Гость виновато опустил глаза.

- Извините, не сдержался...

- Эта промашка в триста левов плюс сто долларов. И предупреждаю заранее: в другой раз за такие штучки вам не поздоровится... Впрочем... - тут он задумался, как бы колеблясь. - Впрочем, у вас еще есть шанс заполучить провороненные левы и доллары...

- Да я в лепешку разобьюсь! - рявкнул Жилков.

- Спокойно! Речь идет об одной услуге лично для меня. Суть услуги в том, что сегодня вечером вы должны всерьез заняться Бебой.

- Кем? Бебой? - изумился гость. - Но ведь вы... сами... с нею...

- Ничто не вечно под луной, Жилков. И нынче вечером я хотел бы...

- Покажете ей от ворот поворот?

- Я не выражаюсь столь вульгарно, но в общих чертах все обстоит именно так. Короче: когда я как бы случайно войду в спальню, я должен застать Бебу в ваших объятиях. Это поможет мне впоследствии отделаться от ее бесконечных укоров.

Дамян Жилков погрузился в размышления. На грубом его лице нельзя было прочесть ничего, кроме растерянности.

- Ладно, попробую, - сказал он наконец угрюмо. - Да, чуть не забыл. Муж-то ее сегодня после обеда ошивался возле вашей дачи.

- Коста Даргов? Ошивался где-то здесь? В Драгалевцах? Откуда вы знаете?

- А мне корчмарь сказал, бай Мито. Я заскакивал к нему около четырех. Когда он мне ненароком сболтнул про Даргова, я забеспокоился. Не для того он потащился на окраину Софии, чтобы подышать свежим воздухом. Знаю я Косту...

- И я его достаточно знаю. Даргов из тех простофиль, которые всю жизнь носят огромные ветвистые рога. Таких описал еще Достоевский... - Он махнул рукой. - Достоевский!.. И не спрашивайте меня, кто такой Достоевский... Это вам не участковый милиционер. Чего беспокоиться, Жилков? Какое нам дело, где теперь находится муж Бебы. Заурядный подлец и подхалим. К тому же и он у меня на крепком крючке, никому слова не пикнет... Ладно, покончим с этим. Есть еще поручение. Когда придет Паликаров, скажите ему от моего имени, чтобы он вычеркнул Лени, новую девушку, из своего списка. Отныне эта золотая рыбка будет плавать в моих водах.

Жилков ухмыльнулся и сказал с завистью:

- Хватка у вас по этой части орлиная. Своего не упустите нипочем.

- Скоро придут гости, - оборвал эти излияния Георгий Даракчиев. - Ступайте на кухню. Я там приготовил разной дребедени - вымойте руки, нарежьте все, разложите по тарелкам. И, ради бога, режьте хлеб тонкими кусочками, не кромсайте ломтей как в деревне.

2

Когда звонок известил о приходе нового гостя, Даракчиев сошел по ступенькам веранды и зашагал к воротам, где стоял потрепанный человечек в летах. Он казался олицетворением серости - потертый костюм, галстук, застиранная рубашка, пыльная обувь, усталое лицо. Человек тревожно озирался, как будто раздумывая, не вернуться ли ему обратно.

- Входите, товарищ Средков. Входите. Для друзей двери всегда открыты.

Гость пошел за Даракчиевым. Войдя в гостиную, он оторопел: такую пышность и великолепие он видел только в кино во дворцах миллионеров.

- Товарищ Даракчиев, зачем вы пригласили меня сюда? - глухо спросил гость.

- Вы приглашены на маленький коктейль-парти.

- Что? - оторопел Средков. - Какой коктейль?

- Кок-тейль-пар-ти, - отчеканил Даракчиев. - Приятная встреча с близкими друзьями. Закусим, опрокинем по рюмочке, поболтаем...

- При чем здесь я? Мы с вами знакомы без году неделя, а приятелей ваших я не знаю вообще.

- Не беспокойтесь, Средков. Они все, гм, хорошие мальчики... и девочки. Они вас примут как отца родного, на руках будут носить, обещаю вам.

Опять воцарилась тишина. Атанас Средков, сгорбившись, сидел в кресле. Даракчиев смотрел на него с улыбкой.

- В таком случае мне лучше уйти, - произнес наконец гость. - Не нужны мне ни ваши приятели, ни ваши коктейли. - Он встал.

Георгий Даракчиев не шевельнулся. Только его брови поднялись вверх двумя ироническими дугами.

- Сядьте, Средков. Лучше сидеть в старинном кресле, чем в тюрьме, даже и старинной. Поэтому сядьте. - Средков стоял. - Не верите мне? Напрасно. Допустим, без веселья вы обойдетесь. А без сказки?

- Рассказывайте сказки детям, а я ухожу, - устало сказал Средков, однако продолжал стоять.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора