Опасность на каждом шагу

Шрифт
Фон

Таинственные монахи в масках, вооруженные самым современным оружием, захватили собор Святого Патрика, в котором собрались на поминальную мессу по первой леди США самые богатые и знаменитые люди Америки.

Ни полиция, ни ФБР не в силах помешать террористам - собор неприступен, точно крепость.

И тогда к делу подключают детектива Майкла Беннета - гениального переговорщика.

Цель Беннета - понять, кто стоит за дерзким захватом заложников и как к нему подобраться. А он - совсем рядом. Следит за происходящим. Прислушивается.

И ждет нового раунда смертельно опасной игры…

Содержание:

  • Пролог - Тайная вечеря 1

  • Часть первая - Великолепная десятка 2

  • Часть вторая - Грешники 7

  • Эпилог - Святые 38

  • Примечания 38

Джеймс Паттерсон
Майкл Ледвидж
ОПАСНОСТЬ НА КАЖДОМ ШАГУ

Ричи, Дейрдре и Шиле.

И Мэри-Эллен, Кароль и Терезе.

Посвящаю У., и Дж., и их детям - С., М., Л. и Н.

Также посвящаю книгу дневной академии Палм-Бич.

Особая благодарность Манхэттенскому колледжу.

Переступи черту, сломай матери спину.
Переступи черту - трещину в асфальте,
И тебя съедят медведи, поджидающие за углом,
Когда мимо пройдет их жертва.

Городской фольклор

Пролог
Тайная вечеря

1

Не успел метрдотель в парадной кремовой куртке покинуть уединенную угловую кабинку, как Стивен Хопкинс перегнулся через столик и поцеловал жену. Кэролайн закрыла глаза, смакуя вкус прохладного шампанского на губах мужа. Вдруг она почувствовала рывок: Стивен, шутя, поймал ее за бахрому шелкового платья от "Шанель".

- Она плохо держится, если ты еще не заметил… - сказала она, переводя дыхание. - Если не перестанешь хулиганить, то испортишь мне вечерний туалет. Как там моя помада?

- На вкус - изумительно, - ответил Стивен и, одарив жену улыбкой кинозвезды, положил руку ей на бедро.

- Тебе уже за пятьдесят, - заметила Кэролайн, игриво сбрасывая его руку. - Пятьдесят, а не пятнадцать!

Ей подумалось, что так резвиться с мужем, наверное, непристойно. Она никак не могла поверить, что их ежегодные рождественские вечера в Нью-Йорке с каждым разом становятся все волшебнее, но это было именно так. Ужин в "Арене" - самом изысканном, самом соблазнительном французском ресторане Нью-Йорка, затем поездка в карете по Центральному парку и возвращение в президентский люкс в "Пьере" - это был их рождественский подарок друг другу на протяжении уже четырех лет. И с каждым годом эти свидания становились все изысканнее и романтичнее.

Как по заказу, за окнами пошел снег: крупные серебристые хлопья повисли в воздухе в лучах света от старомодных чугунных фонарей на Мэдисон-авеню.

Внезапно Кэролайн спросила:

- Если бы любое желание могло исполниться, что бы ты загадал?

Стивен поднял бокал золотистого сухого шампанского "Лоран-Перье гран сьекл", пытаясь придумать что-нибудь смешное.

- Я бы… Я бы…

Он опустил голову, и веселость на его лице сменилась спокойной грустью.

- Я бы пожелал, чтобы оно превратилось в горячий шоколад.

У Кэролайн перехватило дыхание и закружилась голова.

Много лет назад они со Стивеном учились на первом курсе Гарварда - у них не было денег, чтобы уехать домой на Рождество, и оба скучали по дому. Однажды утром к завтраку в мрачном и просторном зале Анненберга спустились только они двое, и Стивен сел за ее стол - "чтобы стало немного теплее".

Вскоре выяснилось, что оба хотят стать политологами, и это положило начало их дружбе. Во внутреннем дворе "Холлис-холла", построенного из красного кирпича, Кэролайн упала в снег, чтобы сделать "снежного ангела". Когда Стивен помогал ей подняться, их лица почти соприкоснулись, и она поспешно отхлебнула горячего шоколада, который ей удалось стащить из обеденного зала, - чтобы избежать поцелуя с мальчиком, с которым она только познакомилась, но который уже почему-то был ей небезразличен.

Кэролайн до сих пор помнила, как Стивен стоял, улыбаясь, в ярком, сияющем свете зимнего дня. Милый мальчик во дворе Гарвардского университета, тогда он еще не знал, что они поженятся. И что у них родится прекрасная дочь. И что он станет президентом Соединенных Штатов.

Вопрос, который он задал тридцать лет назад, когда она отняла чашку от губ, теперь снова отчетливо прозвучал у нее в ушах, как звон хрусталя и серебра: "На вкус как шампанское, правда?"

"Тогда мы хотели, чтобы шоколад превратился в шампанское, - подумала Кэролайн, поднимая свой бокал с игристым вином. - Теперь - чтобы шампанское превратилось в шоколад. Прошло двадцать пять лет, и круг замкнулся". Она наслаждалась каждым мгновением. "Какая же у нас была жизнь! Удачная, и полная, и…"

- Извините, господин президент, - прошептал чей-то голос. - Прошу прощения.

Болезненно бледный светловолосый мужчина в сером, с металлическим отливом, двубортном пиджаке остановился в трех метрах от их кабинки. В руках он держал меню и ручку. За его спиной незамедлительно возник метрдотель Анри - вместе со Стивом Бепларом, агентом личной охраны Хопкинсов, он попытался незаметно выпроводить незваного посетителя.

- О, извините, - бормотал мужчина. - Я просто хотел, чтобы президент подписал мне меню.

- Все в порядке, Стив, - сказал Стивен Хопкинс, подавая агенту знак, и смущенно пожал плечами, извиняясь перед женой.

"Ах, известность, - подумала Кэролайн, ставя бокал на безупречно чистую льняную скатерть. - Какая же ты зараза!"

- Я не для себя, это для моей жены Карлы… - не унимался бледный мужчина, высовываясь из-за мощного плеча агента личной охраны. - Карла - это моя жена! - продолжал он несколько громче, чем следовало бы. - О Боже! Что я такое говорю! Такая безумная удача - встретиться с величайшим президентом прошлого столетия, и что я тут болтаю? Я, наверное, покраснел. Должен сказать, что вы сегодня потрясающе выглядите. Особенно вы, госпожа Хопкинс.

- Счастливого Рождества, сэр, - ответил Стивен Хопкинс, улыбаясь ему настолько приветливо, насколько хватало сил.

- Надеюсь, я не сильно помешал, - сказал мужчина, пятясь, кланяясь и разбрасывая блики света от костюма.

- Помешал? - переспросил Стивен Хопкинс, широко улыбнувшись жене, когда посетитель наконец-то исчез. - Неужели муж Карлы и правда считает, что, разрушив самую романтическую минуту нашей жизни, он кому-то помешал?

Они все еще смеялись, когда из теней соткался сияющий официант, поставил на столик тарелки и развоплотился вновь. Кэролайн улыбалась, разглядывая авангардную миниатюру из фуа-гра, а муж подливал шампанское в ее бокал.

"Почти жалко есть такую красоту, - подумала Кэролайн, берясь за вилку и нож. - Почти".

Первый кусочек был исключительно воздушен: ей потребовалось несколько секунд, чтобы разобрать вкус.

А потом стало слишком поздно.

Струя сжатого раскаленного воздуха ударила Кэролайн Хопкинс в лицо, в горло, в легкие. Ей показалось, что глаза взорвутся еще до того, как выпавшая из руки серебряная вилка звякнет о фарфор. Она услышала голос Стивена:

- Боже, Кэролайн! - Он смотрел на нее в ужасе. - Стив! Помоги! Кэролайн плохо! Она задыхается!

2

"Господи, нет. Не допусти этого. Не допусти!" - пронеслось в голове Стивена Хопкинса, когда он, шатаясь, поднялся на ноги. Он открыл рот, чтобы снова позвать на помощь, но Стив Беплар был уже тут как тут: он схватил столик за край и отшвырнул его, освобождая дорогу.

Осколки хрусталя и фарфора разлетелись по полированному дубовому паркету. Сюзан Ву, второй после Стива агент в четверке личной охраны, вытащила миссис Хопкинс из ниши. Она пальцем проверила, нет ли во рту Кэролайн еды, а затем обхватила ее сзади и попыталась провести прием Хаймлиха.

Ледяная рука сжала сердце Стивена. Он беспомощно смотрел, как лицо жены из красного становится иссиня-черным.

- Стойте! Погодите! - крикнул он. - Она не подавилась, это аллергия! У нее реакция на арахис. Нужен адреналин! Она всегда носит с собой карандаш, где ее сумочка?

- В машине у входа! - вспомнила агент Ву. Она вихрем пронеслась через зал и через секунду вернулась с сумочкой Кэролайн.

Стивен Хопкинс вытряхнул содержимое сумочки на шелковое сиденье в нише.

- Его здесь нет! - крикнул он, разбросав косметику и духи.

Стив Беплар гаркнул что-то в нарукавный микрофон, а затем подхватил бывшую первую леди на руки, как спящего младенца.

- Надо ехать в больницу, сэр, - сказал он, продвигаясь к выходу из ресторана. Его сопровождали испуганные взгляды.

Несколько секунд спустя они уже неслись по городу в полицейской машине. На заднем сиденье Стивен Хопкинс бережно поддерживал голову жены на коленях. Дыхание с чуть слышным свистом вырывалось у нее из горла, как будто через соломинку. Он страдал, глядя, как она сжимает веки от невыносимой боли.

Когда седан вылетел на тротуар у входа в отделение "Скорой помощи" больницы Святого Винсента на Пятьдесят второй улице, их уже ждали врачи и санитары с каталкой.

- Считаете, это аллергическая реакция? - спросил один из врачей, измеряя пульс Кэролайн, в то время как двое санитаров ввозили ее в здание через раздвижные двери.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке