Открытие, которого не было

Шрифт
Фон

В поселке Каланчевка обнаружен труп гражданина Нидерландов. Подполковнику ФСБ Аркадию Стеклову приказано выяснить обстоятельства смерти иностранца. Расследование приобретает особо важный и неотложный характер в связи с появлением на горизонте кадрового офицера британской разведки, а потом еще и представителей корпорации "Сибпромнефть". Похоже, причина всей суматохи – в изобретении информационно-аналогового оружия, основанного на беспроводной передаче энергии...

Содержание:

  • Пролог 1

  • 1. Смерть на улице Хлебной 1

  • 2. Отставной майор 3

  • 3. Теория профессора Вольпина 4

  • 4. Старая каланча 5

  • 5. Непонятный интерес 7

  • 6. Взрывоопасное изобретение Толи Эдисона 8

  • 7. Стычка 9

  • 8. Делегация из столицы 10

  • 9. Смертельное открытие 12

  • 10. Беседы за поздним ужином 13

  • 11. Первое заманчивое предложение 14

  • 12. Заговор дилетантов 16

  • 13. Гость из далека 16

  • 14. Алан Левандовски и Джеймс Дин 17

  • 15. Исчезновение 18

  • 16. Захват 19

  • 17. Погоня 20

  • 18. Ужин на Рейне 22

  • 19. Возвращение на каланчу 23

  • 20. В убежище Толи Эдисона 24

  • 21. Второе заманчивое предложение 25

  • 22. Третье заманчивое предложение 27

  • 23. Неосторожное обращение с венгерской кухней 29

  • 24. Пожар и его последствия 30

  • 25. Схватка на крупозаводе 31

  • 26. Похищение 32

  • 27. Похищение похитителей 33

  • 28. И на старуху бывает проруха 34

  • 29. Подполковник Стеклов обманывает 35

  • 30. Кальварский меняет координаты 36

  • 31. В крепости 37

  • 32. В подземном городе 39

  • 33. Южные Балканы. Апрель 41

  • 34. В дело вступает милиция 41

  • 35. Атлантический фронт 43

  • 36. Подполковник Стеклов нарушает 44

  • 37. На корабле 46

  • 38. Неожиданный визит 48

  • 39. Поздний ужин (ранний завтрак) в ресторане "На пристани" 50

  • 40. Открытие, которого не было 51

  • Эпилог 53

Александр Скрягин
Открытие, которого не было
детективная быль

Автор подтверждает, что все события, описанные в данной книге, имели место в действительности.

Фамилии и имена участвующих в них лиц изменены незначительно, как правило, на одну, две буквы. Это сделано с целью избежать возможных судебных исков со стороны тех, кто могли бы, прочитав эту историю, счесть себя оскорбленными. А также, чтобы дать возможность официальным органам отвечать, что все упомянутые факты являются ни чем иным, как исключительно художественным вымыслом автора книги.

Автор

О, провинция! Именно здесь следует жить человеку, который не желает посвящать свою жизнь погоне за богатством или чинами. Жизнь в провинции не дает ни первого, ни второго. Жизнь в провинции – это просто Жизнь. Поэтому, так сладок ее воздух и весело солнце!

П. Д. Боборыкин (1836–1921), русский беллетрист. "Письма к столичному другу."

Все, хоть сколько-нибудь стоящее, приходит в голову вдали от шумных площадей и самолюбивых собраний.

Бертран Рассел (1872–1970), английский математик и литератор. "Основания математики."

Пролог

Командор Ван ден Роот очень не хотел ехать в Сибирь, хотя понимал, что это необходимо. Над его цивилизацией нависла самая большая опасность за всю ее Историю. Она началась с Великой революции в благословенных Нидерландах и трудов Великого Галлилея. Революция положила начало его Цивилизации, а Галилей создал для нее Науку.

Командор очень любил жизнь. Свой любимый одномоторный спортивный "Хейнкель", терпкий французский коньяк двадцатилетней выдержки и темпераментных румынских девушек. Все это давала ему его цивилизация. Чтобы спасти ее Ван ден Роот и отправился в далекие азиатские степи.

Никто на свете не знает дня своей смерти. Не знал этого и Командор.

1. Смерть на улице Хлебной

Труп гражданина Нидерландов Ван ден Роота был обнаружен по адресу: улица Хлебная, двор дома номер пятнадцать.

Согласно сводке областного УВД, тело было найдено в восемь десять утра военным пенсионером, майором внутренних войск в запасе Папасом Павлом Сергеевичем, русским, несудимым, 47-ми лет, проживающим в этом же доме. Следов насильственных действий на трупе при внешнем осмотре обнаружено не было.

– Берись за дело, Аркадий. Пока точно не установишь причину и все обстоятельства смерти, об отпуске забудь. – с командирской строгостью в голосе произнес полковник Кондрашов.

Полковник занимал должность начальника контрразведывательного отдела областного управления Федеральной службы безопасности.

Человек, к которому он обращался, находился в его прямом подчинении. Звали его Аркадием Михайловичем Стекловым. Званием он был ниже – подполковник.

На нем была рубашка в мелкую синюю полоску. Ее короткие рукава обнажали загорелые мускулистые руки, покрытые рыжеватой, словно бы собачьей, шерстью. И весь он со своим коротким носом и светло коричневыми, почти желтыми глазами походил на собаку, скажем, английского бульдога. К своему непосредственному начальнику он обращался без особого пиетета.

– Олег Петрович, там же милиция занимается, что нам в это дело влазить? Обычный труп… Мы-то тут причем? – недовольно произнес он.

Начальник отдела встал, прошелся по кабинету, остановился у окна. Полковник держал себя в хорошей форме, живота почти не было, но вот щеки начали слегка отвисать. Впрочем, вместе с залысинами под зачесанными назад русыми волосами, это даже добавляло его образу необходимую для руководителя солидность.

– Аркадий, прекращай базар. – стараясь придать голосу непререкаемость, произнес Кондрашов.

На полковнике был по погоде легкий двубортный костюм сливочного цвета и шелковый бежевый галстук.

"Похоже, Олег куда-то сегодня собрался. – отметил про себя Аркадий. – А, да! – вспомнил он. – Вчера же говорил, что сегодня вечером его жена на концерт органной музыки ведет… Светский лев, прямо…"

Супруга Олега Петровича считала, что Аркадий работал за рубежом каким-нибудь офицером безопасности при никому не интересном восточно-европейском посольстве. Эту работу она в основном представляла как совместное распитие спиртных напитков с послом в рабочее время, и прогулки по чистеньким европейским улочкам с молоденькими информаторшами – в нерабочее.

Она была убеждена, что Стеклова прислали из Москвы в отдел Олегу Петровичу, чтобы его подсидеть и отправить на пенсию. А ей так хотелось стать генеральшей, женой начальника областного управления. Чтобы пройтись по его коридорам настоящей хозяйкой – прапорщик при входе отдает честь, молодые лейтенанты вытягиваются в струнку, а секретарша первой приемной Лариса трепещет. Впрочем, Лариску, конечно, придется выгнать.

Когда супруга Олега Петровича смотрела на Аркадия, ее глаза излучали бесконечную доброту, а язык был в густом сахарном сиропе. Она почему-то была уверена, что подполковник, как ребенок, принимает все это за чистую монету.

– Олег, на хрена нам на свою задницу приключений искать? – совсем отбросил принятую субординацию Стеклов. – Ну, какие там на Хлебной государственные секреты этот голландец украсть хотел? Выяснить, где тот пароход, что Америка сто лет назад России подарила?…

– Какой еще пароход? – не понял начальник.

– В том-то и дело, что нету никакого парохода! – пошел в наступление подполковник. – Голландец прибыл к нам на законных основаниях, для переговоров о поставке сельхозпродукции в третьи страны… Официальный представитель торговой палаты Роттердама… По нашей линии ни в чем плохом не замечен… Ну, не повезло парню. Судя по всему, – ограбление. Бумажника на трупе не обнаружено… С каждым может случиться. Мы-то тут причем? Олег, что ты икру мечешь?

Олег Петрович открыл сначала внутреннюю, затем внешнюю створку окна и в кабинет ворвался теплый июньский ветерок.

Залетев в замкнутое пространство, он понял, что попал в ловушку и заметался. Пугая, ворохнул, официальные бумаги на столе, но сбросить их на пол у него не хватило смелости. Тогда он сделал вид, что пытается приподнять тяжелый глянцевый лист настенного календаря, выпущенного каким-то "Банком коммерческих инвестиций". Здесь он вполне осмелел, но у него не хватило сил.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке