Объединяй и завоевывай

Шрифт
Фон

Великое землетрясение потрясло Мексику и вернуло свободу жадным ацтекским богам, наконец-то получившим долгожданный шанс завоевать весь американский континент. Индейцы формируют чудовищную армию, во главе которой – древние кровожадные демоны...

Но нет такой опасности, которой не могли бы противостоять два героя – Римо Уильямс, Верховный Разрушитель на службе самого секретного агентства Америки, и его учитель Чиун, последний мастер великой корейской школы боевых искусств Синанджу...

Содержание:

  • Пролог 1

  • Глава 1 1

  • Глава 2 4

  • Глава 3 7

  • Глава 4 8

  • Глава 5 10

  • Глава 6 12

  • Глава 7 13

  • Глава 8 14

  • Глава 9 16

  • Глава 10 19

  • Глава 11 20

  • Глава 12 21

  • Глава 13 22

  • Глава 14 22

  • Глава 15 23

  • Глава 16 25

  • Глава 17 25

  • Глава 18 26

  • Глава 19 27

  • Глава 20 27

  • Глава 21 28

  • Глава 22 28

  • Глава 23 29

  • Глава 24 29

  • Глава 25 29

  • Глава 26 30

  • Глава 27 30

  • Глава Z8 31

  • Глава 29 32

  • Глава 30 32

  • Глава 31 32

  • Глава 32 32

  • Глава 33 33

  • Глава 34 34

  • Глава 35 36

  • Глава 36 36

  • Глава 37 37

  • Глава 38 38

  • Глава 39 39

  • Глава 40 39

  • Глава 41 40

  • Глава 42 41

  • Глава 43 41

  • Глава 44 42

  • Глава 45 43

  • Глава 46 43

  • Глава 47 44

  • Глава 48 44

  • Глава 49 44

  • Глава 50 44

  • Глава 51 45

  • Глава 52 46

  • Глава 53 48

  • Глава 54 51

  • Примечания 51

Уоррен Мерфи, Ричард Сапир
Объединяй и завоевывай

Пролог

Великое землетрясение с самого начала именовалось таковым, поскольку затронуло не один только Мехико.

Прежде всего, разумеется, заколебалась земля. Огромная долина, где расположился город Мехико, затряслась подобно игральной кости, которую сунули в стаканчик и стали подбрасывать на ладони.

Почва дрогнула даже на севере страны в Рио-Гранде. Затрепетали джунгли на границе с Гватемалой. Затем затрясло леса в Канкуне, ходуном заходил Акапулько, и даже песчаная коса у залива Теуантепек просыпалась белоснежным пляжным песочком.

Не было уголка в Мексике, которого бы не коснулась эта напасть. Древнейшие пирамиды Чичен-Ицы вздыхали и волновались, словно сочувствуя новейшим, рассыпавшимся в прах небоскребам. Трепетал Монте-Альбан, корчился Юкатан. Ископаемый Теотиуакан, такой старый, что уже никто не помнил, какая цивилизация его возвела, врос в землю еще на четверть дюйма.

В такт колебаниям закачались ветви деревьев в лесах Чьяпаса на юге. Вековая пыль поднялась с развалин дворцов майя в Паленке и Копане.

Кроме всего прочего, это самое землетрясение сильно озадачило некоего путника в джунглях, который собирался и уже приложил немало усилий к тому, чтобы, в свою очередь, потрясти столицу да и все государство.

Подкоманданте Верапас в униформе цвета хаки, пробираясь сквозь заросли, временами настороженно вскидывал голову, обмотанную красной банданой.

Лицо Верапаса скрывала черная шерстяная лыжная маска. Причем из дырки для рта, прорезанной для удобства дыхания и обмена мнениями, торчала дымящаяся трубка.

Когда огромные деревья вокруг заколебались, он поднял руку и коротко приказал на языке майя:

– Подождите!

Следовавшие за ним хуаресистас замерли.

Даже опустившись на колени, он не расстался с трубкой. Его зеленые, словно у мифической птицы Кецаль, глаза напряженно всматривались в заросли. Впрочем, периодически, склонив голову набок, он пытался определить на слух характер опасности, о которой предупреждал его неожиданный гул.

Джунгли Лакандона – родина индейцев майя и миштеков – пришли в полнейший беспорядок. Казалось, деревья вокруг гнулись и скрипели от бури, но бури-то никакой не было! Стоял прохладный мартовский денек, и в воздухе не чувствовалось ни малейшего дуновения.

Однако почва под высокими армейскими ботинками Верапаса ходила ходуном.

– Нок ! – отрывисто пролаял он на майя. – Всем встать на колени и переждать!

Хуаресистас подчинились. Это были смелые парни. Не парни, в сущности, а мальчишки. Худые, как тростинки, все в темно-коричневом хаки, таких же, как у командира, черных лыжных шапочках и масках. От вожака их отличало только отсутствие трубки да карие глаза – глаза индейцев. Белых среди юношей не было.

К какому роду-племени относился подкоманданте, не знал никто. В том числе и хуаресистас. Хотя слухи по этому поводу ходили самые разнообразные.

Некоторые считали, что он иезуит-расстрига, в средствах массовой информации даже упоминалось некое имя. Другие полагали, что он – лишенный наследства сын крупного плантатора, неустанно эксплуатировавшего майя. Его называли американцем, кубинцем, гватемальцем, даже маоистом, членом левацкой группы "Сендеро люминосо", весьма популярной в горах Перу. Но ни один человек не называл его "индио". Зеленые глаза Верапаса свидетельствовали, что индейцем он не был.

Считалось, что подкоманданте особенно благоволит индейцам майя: они подчинялись ему беспрекословно.

Пока земля гудела и сотрясалась, вожак, припав на колено и прищурившись, тщательно осматривал свой АК-47.

Вдруг далеко на севере, в небе, показался дымный след. Он увеличивался в размерах, клубился и расползался над линией горизонта, как отвратительный гриб.

– Осмотреться! – приказал подкоманданте.

Хуаресистас тотчас вскарабкались на деревья, несмотря на опасность обнаружить себя солдатами федеральной армии. Они старались получше рассмотреть клубящийся на горизонте столб дыма.

На пожар не похоже – слишком уж темным, непроницаемым и огромным было дымное облако. Так мог дымить только Попокатепетль – вулкан, известный под этим названием на севере у ацтеков. Подобные извержения случались и раньше.

Никогда, правда, вулкан не коптил еще с такой яростью.

– Попо! – разом воскликнули майя. – Это Попо!

– Огня не видно, – заключил один из них.

Верапас пыхнул трубкой.

– Пока не видно. Но очень может быть, что скоро займется.

– И что это значит, господин Верапас?

– Это значит, – начал подкоманданте, – что скоро мы увидим огонь, в котором корчится проклятый Мехико, вполне достойный подобной пытки. Время пришло. Пора нам выбираться из джунглей. С сегодняшнего дня нашей главной и единственной целью становится столица.

Хуаресистас спрыгнули с деревьев на землю и теперь пребывали в некотором возбуждении. Оно не имело ничего общего с конвульсиями, от которых содрогалась земля.

Просто парни знали, что отныне они приобретают новый статус: превращаются из жалких повстанцев, защищающих от правительства свои бедные хижины, в полноправных борцов за свободу и участников гражданской войны.

Глава 1

Выступление в Кигали напоминало затянувшуюся дурную шутку. Верховный главнокомандующий вождь Стомика Магут Ферозе Анин прибыл в руандийскую столицу, пытаясь спастись бегством от своего разъяренного народа, численность которого означенный черный джентльмен здорово подсократил – даже щедрые дяди из Организации Объединенных Наций решили, что кормить в стране уже некого. О том, что ООН приостановила помощь, и поведал Верховный главнокомандующий собравшимся по такому случаю журналистам.

– Я больше не революционер, – сообщил он в заключение. – И жажду только одного – покоя.

Поскольку последние слова он произнес отчетливо и к тому же улыбаясь подкупающей белозубой улыбкой, ему поверили. Более того, сообщили об этом всему миру в тайной надежде, что все, сказанное вождем, – правда.

Таков был первый день пребывания диктатора в Кигали.

На пятый день он пригласил на обед одного не слишком влиятельного руандийского генерала.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке