Двойная игра (2 стр.)

Шрифт
Фон

Элбрайта поражали такие, как Андерсон, гоняющие свои самолеты на немыслимой высоте с умопомрачительной скоростью через тысячи миль чужих территорий. Вероятно, это были люди иной закваски. Рядовому сотруднику Агентства ЦРУ по должности, а может быть и по возрасту, трудно было представить их характер.

Американская делегация достигла середины моста первой. Трое болгар сбились в кучку, перешептываясь на своем родном языке. Элбрайт не понял ни слова из их разговора, но по тону догадался, что эти люди чем-то сильно обеспокоены. И неудивительно. Советские органы безопасности были хорошо известны тем, что, зачастую, всю вину провала перекладывали на многострадальные плечи своих агентов, и наказание в таких случаях было прямо пропорционально размеру неудачи, о чем болгары, вероятно, знали лучше, чем Элбрайт.

КГБ контролировал все сферы деятельности военных и политических организаций в СССР. Даже служба космического шпионажа, формально подчиняющаяся только Министерству внутренних дел и правительству, фактически действовала по указке Комитета Государственной Безопасности. Его сотрудники были невидимы, пока их дела шли хорошо. Но, как только что-нибудь случалось, откуда ни возьмись появлялись рослые молодцы в штатском сродни тем, что приближались к группе Коллингсуорта.

С подчиненными и насильно завербованными агентами они всегда обращались властно и высокомерно, как с прислугой, не принимая возражений. КГБ широко использовал чехов, болгар и восточных немцев в особо рискованных и вероломных операциях, когда обнаружение связи с Москвой было крайне нежелательно, например при покушении на Папу Иоанна Павла Второго.

Элбрайт стоял чуть в стороне от своих товарищей, наблюдая за приближением русской команды. Андерсон был отгорожен от долгожданной свободы футбольной стенкой из пятерых верзил, как будто он мог рвануться к своим, не дожидаясь торжественной минуты передачи его из рук в руки. Элбрайт с нетерпением ждал этого момента. Он был удивлен, впервые услышав о готовящейся сделке, потому что в данном случае свобода для такого профессионала, как Андерсон, покупалась очень дешево.

Элбрайт задал этот вопрос Коллингсуорту, но тот отмахнулся, посоветовав ему не ломать голову по пустякам.

- Это не более чем игра в шахматы, - сказал он. - Иногда имеет смысл отдать фигуру за пару пешек, если она не влияет на ход дела. - Элбрайт не мог сказать точно, были ли эти слова цинизмом или мудростью. Его шефа хватало и на то, и на другое, зачастую в одном и том же утверждении. Но с другой стороны, Коллингсуорт был профессионалом и разбирался в подобных вещах лучше, чем он, Элбрайт, мог себе вообразить. Скорее всего, шеф был прав. Вероятно, Андерсон просто не знал ничего такого, что заинтересовало бы русских, или их попытки сломить его не увенчались успехом. А что, если болгары оказались гораздо более крупной рыбой, чем их считали рыбаки из Лэнгли? В конце концов, все эти предположения могли быть несостоятельными. Какая разница? Ведь пока Элбрайт не принимал собственных решений, любые его догадки просто ничего не значили.

Когда русская команда, в свою очередь, достигла середины моста, дождь опять усилился. Элбрайт был здесь единственным, кто приехал в легком шерстяном пальто. У него ломило зубы от холода и запаха мокрой шерсти. Это напоминало ему нью-йоркскую подземку, полную людей в мокрых шерстяных пальто. В часы пик, когда поезда набиты до отказа, люди не только выглядели, но даже пахли как овцы.

Мысли Элбрайта были прерваны приветственным возгласом Коллингсуорта.

- Что же это, Сергей? - спросил он чрезвычайно общительным тоном. - Очередная детская забава?

Здоровенный молодчик, по-видимому старший в русской команде, горько улыбнулся.

- Твои колкости, Ральф, необоснованны: мы здесь встретились с одной и той же целью, разве не так? Или ты скажешь, что не смог заснуть и вышел прогуляться?

- Может быть и так, - отвечал Коллингсуорт, широко улыбаясь, - но ведь я гуляю не один. Кингстонское трио в полном составе стоит за моей спиной, а у тебя, Сергей, только один человек.

- Да, замечательная тройка. Который из них Троцкий?

Напряжение спало. Капитаны команд рассмеялись, словно старые друзья, не обращая внимания на своих подчиненных и подопечных. Сергей Аркадьев подошел к перилам моста и облокотился на них, глядя вниз. Коллингсуорт последовал его примеру. Оставаясь недосягаемыми для посторонних ушей, они несколько минут по-приятельски болтали.

Элбрайт наблюдал за ними, переступая с ноги на ногу и время от времени выжимая воду из набухших рукавов своего пальто. Наконец, переговоры были закончены, и оба вожака направились к своим стаям. Андерсон был довольно высок ростом, и копна его черных волос возвышалась над фалангой КГБ.

И вот Аркадьев рявкнул что-то по-русски, и окружавшие Андерсона расступились. Тот, словно не веря, что наконец-то свободен, некоторое время стоял как вкопанный. Затем он сделал несколько пробных лунатичных шагов и почти бегом устремился к Коллингсуорту. Болгары, в свою очередь, неуверенно переглянулись. Но тут Аркадьев довольно резко посоветовал им поторопиться. Привыкшие повиноваться по первому слову, освобождаемые инстинктивно дернулись вперед, но тут же сбились в кучку - ни один из этих людей не хотел первым хлебнуть свободы из чаши, которую им протягивала рука КГБ.

Сделка состоялась. Группы расходились в противоположных направлениях. Коллингсуорт, придерживая Андерсона за плечо, повел его к месту, где сиротливо скучали под дождем три автомобиля. Элбрайт шел рядом, в то время как остальные, предвкушавшие скорое возвращение домой, торопливо семенили к своим машинам.

- Приятно вернуться домой, не так ли, мистер Андерсон?

Освобожденный летчик взглянул на Элбрайта удивленными глазами, как будто тот говорил на каком-то незнакомом ему языке. После некоторого молчания Андерсон медленно произнес:

- Дом - это Бойс, штат Айдахо. Это неблизко.

Элбрайт, озадаченный таким скупым ответом, не сказал больше ни слова.

Как только они приблизились к своему "бьюику", где-то совсем рядом что-то ярко и беззвучно вспыхнуло, и через секунду вспышки повторились. Коллингсуорт выхватил пистолет и плашмя бросился на землю, увлекая за собой Андерсона. Элбрайт проделал прыжок вперед и спрятался за передним правым крылом "бьюика". Еще не рассвело, и в серых сумерках ничего не было видно. Единственное, что им удалось услышать - это звук шагов: кто-то убегал, шлепая по лужам. Затем всё стихло.

- Мать его, - прохрипел Коллингсуорт, поднимаясь на ноги и отряхиваясь. - Какой-то ублюдок сфотографировал нас. Этого еще не хватало! Я подозреваю, что это был какой-нибудь сукин сын из "Нэшнл Инкуайер".

- Может быть, догнать его? - неуверенно предложил Андерсон.

- Ты думаешь, парень, это возможно в таком тумане?

Андерсон не ответил Коллингсуорту, и тот продолжал:

- Хотел бы я знать, кто дал ему сведения. Узнаю - задницу поджарю!

- Не понимаю, - произнес Элбрайт. - Мы получили то, за чем пришли, какое нам дело до этих фото? Ведь скоро все и так об этом узнают.

- Я тебе объясню, какое дело. Фото, разумеется, ни при чем. Беда в том, что кто-то из наших, знающий об этой операции, открыл рот. Тайна должна оставаться тайной, мальчик Донни. И пока ты работаешь у меня, не забывай об этом.

- А если это были русские? - не унимался Элбрайт.

Коллингсуорт презрительно сплюнул.

- Какие русские!? - завелся он. - Они прекрасно могли снять нас на мосту, если бы это было им нужно. Но не в их интересах афишировать такой обмен: нашего спеца - на трех полупрофи.

Раздраженный глупыми вопросами, Коллингсуорт распахнул дверцу машины, едва не сорвал ее с петель.

- Да поможет Бог тому засранцу, который не умеет держать язык за зубами, я начинаю охоту... Все в машину, едем в Темпельхоф.

Коллингсуорт почти втолкнул Андерсона в салон "бьюика", вскочил следом и с силой захлопнул дверь. Элбрайт занял свое место за рулем. Когда он завел мотор, какая-то непонятная тревога овладела им, но он был не в состоянии объяснить причину ее появления.

2

- Это колоссальный провал: вот все, что мне известно. - Хэл Броньола пребывал в крайне взвинченном состоянии. Он швырнул карандаш на свой письменный стол, да так, что тот подскочил и отлетел в угол кабинета. Броньола не обратил на это никакого внимания. По ту сторону стола на обычном конторском стуле с высокой узкой спинкой молча сидел человек, одетый в черное. Он знал Броньолу и не принял его слова всерьез. Он понимал, что тот знает гораздо больше и расскажет ему все по порядку в свое время.

Представитель Министерства юстиции уставился на своего молчаливого посетителя и некоторое время разглядывал его, словно это была картина, увиденная им впервые. Глаза его ощупывали человека в черном почти минуту, и в конце концов его взгляд встретился с холодными, неморгающими глазами Мака Болана.

- Четыре года, черт возьми, четыре проклятых года в русском лагере, и теперь, попав домой, он смывается, не сказав никому ни слова...

Мак Болан воспользовался паузой для того, чтобы задать вопрос.

- А где была охрана? - спросил он. - Почему его оставили без присмотра?

Броньола устало вздохнул.

- Они не сочли это необходимым. В конце концов, парень-то был наш. Зачем его пасти? Он должен быть счастлив, оказавшись дома после четырех лет лагерей. Ответил бы на вопросы и отправился на все четыре стороны.

- Звучит, действительно, вполне разумно, - сказал Болан. - Возможно, он был оскорблен тем, что его долго не могли вытащить оттуда; может даже он обвинял их в том, что вообще попал к русским. Но ведь все же о нем не забыли, и в конечном счете он был освобожден.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке