Покрывало вдовы

Шрифт
Фон

"Покрывало вдовы" - это кармическое заболевание. Говорят, что если человек ему подвержен, то все его жены умрут одна за другой. О таком "больном" и узнаёт следователь Пилипенко: местный бармен сам написал письмо в газету, которая принадлежит старому другу следователя, журналисту Жарову. В отличие от него, Пилипенко в карму не верит, а просто ищет убийцу. Только что совершено покушение на жизнь очередной жены бармена. Не он ли и причастен ко всем этим событиям? Дело еще более запутывается, когда на женщину нападают еще раз, в тот самый день, когда подозреваемый сидит в КПЗ. И уж совсем невероятный факт: нападавшим был вовсе не человек, а оборотень с волчьей головой.

Содержание:

  • Убийца теоретически найден 1

  • Расследование: первые шаги 1

  • Явление оборотня 2

  • На "ты" с убийцей 3

  • Новый персонаж 3

  • Оборотень с синей бородой 4

  • Неофициальное расследование 4

  • Дело обретает законный статус 5

  • Чрезвычайно неловкий момент 6

  • Массандра - лучшее вино в мире 6

  • Ну, волк, погоди! 7

  • Больничный финал 7

  • Финал у камина 7

Сергей Саканский
Покрывало вдовы
Классический детектив

Убийца теоретически найден

Ветреным сентябрьским вечером в редакции "Крымского криминального курьера" было натоплено, накурено и шумно. Старые друзья соображали на троих, как назывался этот процесс во времена их детства, только напиток был вполне современным - литровая бутылка виски семнадцатилетней выдержки.

- Семнадцать лет назад нам с тобой было как раз по семнадцать, и пили мы массандровский портвейн, - сказал Витя Жаров, рассматривая бутылку, из которой только что, на правах хозяина заведения, налил всем по чуть-чуть.

Он обращался к Вове Пилипенко, старшему следователю отдела убийств Большой Ялты, в прошлом - однокласснику и пожизненному другу. Тот буркнул в ответ что-то невразумительное, принимая из руки Жарова стакан.

- А мне уже исполнилось двадцать два, когда где-то в Шотландии гнали этот, еще мутный самогон, - вздохнул Леша Минин, эксперт-криминалист, не прямой, но все же каким-то образом подчиненный следователя, а в прошлом - недосягаемо далекий старшеклассник из той же пятой школы, бывшей (уже совсем в незапамятные времена) первой и единственной в городе гимназии для девочек.

Тут на улице раздался пьяный женский смех, а вслед за ним - мужской голос:

- Какой же я дурак, что женился!

Пилипенко и Жаров, не сговариваясь, посмотрели на Минина, единственного женатика из троих. Тот отреагировал самым неожиданным образом, и этот внезапный поворот беседы привел к трагическим, судьбоносным последствиям для целого ряда людей…

Минин повернулся к Жарову и задушевным голосом, явно предполагающим какой-то подвох, заговорил:

- Вспоминаю одну статью в твоей газете. Она называется "Покрывало вдовы".

- Была такая, - сказал Жаров. - Недели три назад, в конце августа.

- Ее автор утверждает, - продолжал Минин, - что существует некое "покрывало вдовы" - кармическое заболевание.

- Конечно. Это вроде злого рока, который преследует человека всю жизнь.

- Вот я и думаю, с точки зрения реальной медицины, разумеется. Можно ли это объяснить?

Минин отхлебнул из стакана и сам себе ответил:

- И прихожу к выводу, что нельзя.

Во время этого разговора Пилипенко переводил взгляд с одного собеседника на другого. Затем прокомментировал ситуацию:

- Ну вот, опять он тебя подкалывает. И выпили-то, вроде, немного.

- Я не подкалываю, а разобраться хочу. Как же это объяснить? Вирусной теорией - вряд ли.

- Все просто, - терпеливо проговорил Жаров. - Один из супругов передает другому толику некой энергии, которая лишает его защиты, обычно действующей у каждого человека. И тот становится открытым для болезней, несчастных случаев и тому подобного. Не важно, мужчина это или женщина, все равно - "вдовЫ". Короче, если муж болен "покрывалом вдовы", то его жены мрут, как мухи. Об этом и статья. Выпьем-ка за то, чтобы нас миновала чаша сия.

Жаров поднял стакан и выпил. Друзья не последовали его примеру, а лишь молча смотрели на него. Пилипенко сказал:

- Я не собираюсь пить за то, чего нет.

- А я выпью, - Минин пригубил и поставил стакан на стол, - но просто так, не в счет тоста.

- Ладно, пусть будет просто так, - сказал Пилипенко и сделал то же самое.

- Автор этой статьи, - продолжал тему Минин, - рассказывает историю некоего Эн, у которого умерли аж три жены: со всеми произошли какие-то странные несчастные случаи. Это значит, что Эн болен именно "покрывалом вдовы".

Пилипенко повернулся к Жарову.

- Был бы у тебя какой-нибудь начальник - редактор там… Он бы тебе за такую статью голову отвинтил.

- Тем и живу, - парировал Жаров, - что всем в своей газете заправляю сам. ЧП "Жаров". Частное предприятие. Нет у меня ни начальников, ни подчиненных. Даже уборщицы нет.

Он оглядел помещение своей редакции, поводя туда-сюда ладонями. Пилипенко меж тем наполнил стаканы. Спросил весело:

- И статью эту ты тоже сам написал, давай, признавайся!

- Обижаешь. Я только передовицы пишу. А это реальный человек прислал. И фамилия у него настоящая - Куроедов.

- Как Куроедов? - встрепенулся следователь.

- Куроедов, а что?

Пилипенко потер пальцами лоб:

- Эта фамилия мне знакома.

Жаров, запрокинув голову, выпустил ровные кольца дыма, затем пронзил их дымной струей. Пилипенко поморщился. Он еще сначала года безуспешно пытался бросить курить, и упражнения друга его раздражали.

- Там еще написано, - сказал Жаров из-за дымовой завесы, - что в случае смерти жены, как правило, преждевременной или трагической, муж как бы сохраняет в себе отпечаток смерти. При повторном браке он заражает новую супругу и несет ей несчастья. Покрывало вдовы.

- Нет никакого покрывала вдовы! - воскликнул Минин.

- А Куроедов?

- Да нет и никакого Куроедова! Это он все выдумал, в том числе, и свою фамилию, неужели не ясно? И вообще, разве может быть такой человек - Куроедов ?

- Нормальная, существующая фамилия, не хуже других, - буркнул Жаров.

- Вспомнил! - вдруг оживился Пилипенко, подняв палец. - На днях произошел несчастный случай с женщиной, которая носит такую же фамилию. Это точно - была некая Куроедова. Выходит, что она - его очередная супруга, и автор рассказывал свою собственную историю… Кто он такой, этот Куроедов?

- Я не очень-то и знаю. Многочисленный мой читатель. Просто прислал в газету статью.

Пилипенко укоризненно покачал головой.

- И как у тебя только совести хватает печатать неизвестно кого и непонятно о чем?

Жаров развел руками.

- А что же, мне и вправду самому все это писать?

На неделе Жаров заглянул к другу в кабинет. Пилипенко поднял голову от бумаг, строго посмотрел на Жарова.

- Помнишь, в субботу пили с Мининым у тебя в редакции?

- А что? Виски оказалось плохим? - язвительно спросил Жаров.

- Да нет - хорошим. По полной программе стошнило. Говорили о Куроедове, о его статье, о покрывале вдовы.

- И что?

Пилипенко потряс пачкой бумаг.

- Я проверил этого Куроедова. Он действительно существует, и у него на самом деле по разным причинам умерли три жены, а недавно чуть было не погибла четвертая.

Говоря это, следователь выбрасывал на стол листы бумаги, один за другим, Жаров ловил их, просматривая в один короткий взгляд.

- Везет же людям! - пробормотал он.

- Это в чем? - нахмурился следователь.

- Тут и одной-то жены не найдешь, а у этого… Получается, что Минин был тогда не прав - Куроедов есть.

- Куроедов-то есть, вот только…

Пилипенко опять собрал листы в стопку. Сказал:

- Куроедов есть, а покрывала вдовы нет. Следовательно…

Он аккуратно уложил стопку на край стола.

- Следовательно, будем искать убийцу.

- С чего начнем?

- Осмотрим место преступления.

Расследование: первые шаги

Через четверть часа они стояли на углу улицы, Пилипенко осматривался по сторонам, поводя туда-сюда ладонями.

- Машина вывернулась с Садовой, - сказал он. - А жена Куроедова как раз переходила Платановую. В неположенном месте.

- А это имеет значение? - спросил Жаров.

- Нет.

Следователь двинулся выше по Садовой, Жаров - за ним. Пилипенко остановился, посмотрел назад. Сказал:

- Странно, что дорожники этого не заметили. Ведь с данной точки пешехода видно издалека. И водитель вполне бы успел затормозить.

- Тинэйджеры были в жопу пьяные, - заметил Жаров.

Пилипенко с удивлением воззрился на него:

- Какие тинэйджеры?

- Здрасьте! - воскликнул Жаров. - Ты ж мне сам сказал, что машину угнали, чтобы покататься.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке