Удачный контракт (2 стр.)

Шрифт
Фон

Он отмахнулся.

— Ты не оставляешь в своей жизни места для мужа, детей или других личных планов?..

Нахмурившись, Оливия настороженно взглянула на него. Конечно, нужно немного сбавить натиск, дать ей время. Но вся беда в том, что Тони никогда не отличался терпением. Если он что-то хочет, то хочет сейчас.

А он хочет ребенка.

Тони подался вперед и взял Оливию за руку, но она инстинктивно отпрянула и нахмурилась.

— Не понимаю, зачем задавать подобные личные вопросы. Я полагала, ты доволен нашим сотрудничеством…

— Более чем. Твои два магазина приносят прибыль и моим отелям. Не вижу препятствий для расширения дела.

Оливия облегченно выдохнула и одарила Тони очаровательной улыбкой.

— Именно это я и хотела услышать. Признаюсь, однако, ты удивил меня своими расспросами. Конечно, важно знать и понимать своих партнеров, не сомневаться, что они не забросят вдруг свой бизнес. Однако…

— Я хочу ребенка, — мягко перебил ее Тони.

Оливия замерла с открытым ртом, глаза ее от удивления округлились. Да, у нее милый ротик и губки мягкие и полные. А за ними прячется язычок, розовый и влажный… Кроме того, у нее замечательная кожа, что, конечно, плюс, не говоря уже о превосходном здоровье.

Оливия, наконец, прокашлялась и с нервным смешком проговорила:

— Мне почему-то кажется, это анатомически невозможно.

— Возможно, если я найду женщину, которая выносит моего ребенка.

Стук в дверь спас Тони на какое-то время от необходимости что-то объяснять. Он дождался, пока официант уйдет, плотно прикрыл за ним дверь и снова посмотрел в глаза Оливии.

— Я хочу заранее уверить — это не имеет отношения к твоему бизнесу. Третий магазин — твой при любых обстоятельствах. Я подпишу бумаги в понедельник утром, и курьер доставит их тебе.

Рот Оливии открылся и закрылся дважды, прежде чем она смогла пробормотать «Спасибо».

Тони налил стакан содовой и протянул его Оливии.

— Как уже сказано, я хочу ребенка. Сейчас у меня прекрасные сотрудники, которые сами могут вести дела, так что мне нет необходимости проводить столько времени в офисе. Я могу дать растущему малышу все, что нужно, но при этом не избаловать его. Я приложу все усилия, чтобы воспитать в малыше твердые убеждения…

Оливия подалась вперед и дотронулась до его руки.

— Не сомневаюсь, что из тебя получится превосходный отец, Тони.

— Спасибо.

— Не за что. Но какое отношение все это имеет ко мне?

— Какое?.. Я хочу, чтобы матерью была ты!

Реакции, что последовала за этим, он ожидал меньше всего. Оливия прикрыла рукой рот и после долгой паузы разразилась почти истерическим смехом. Тони вскочил, схватил ее за плечи, приподнял.

— Оливия! С тсбой все в порядке?

Она затрясла головой и зашлась в очередном приступе хохота.

— Разве я выразилась недостаточно ясно? Разве не сказала, что моя жизнь — это мой бизнес? Я не могу выйти замуж и определенно не могу…

— Замуж? Упаси Господи, я и не собираюсь жениться на тебе! — Сообразив, как двусмысленно это звучит, Тони поспешил объяснить: — От тебя требуется только выносить моего ребенка. Как только родишь, ты вольна делать все, что пожелаешь. Я прослежу, чтобы ты переехала в другое место — по твоему выбору, но тебе, конечно, придется переехать. Я не желаю никакого вмешательства в воспитание ребенка, и мы оба не хотим скандала. Думаю, тебе подойдет Северо-запад.

— От меня требуется?..

— Только выносить ребенка! — Тони, по-прежнему держа ее за плечи, почувствовал, как она напряглась, задрожала всем телом. Он заставил себя опустить руки. — Существуют специальные методики, позволяющие оплодотворить женскую клетку без полового контакта. Все будет…

Она дернулась, словно он ударил ее.

— Я неясно выразился, да? — Он провел рукой по волосам, потом пожал плечами. — Черт, впервые я не чувствую уверенности, излагая деловое предложение. А это именно так, Оливия! Мы заключаем контракт. — Он подождал, но она продолжала хранить молчание и смотреть на него расширенными глазами. — Что ты думаешь об этом? Скажи хоть что-нибудь.

— Я бы сказала. Но у меня нет слов. Он кивнул и глубоко вздохнул.

— Конечно, нужно время все обдумать.

— Именно так — нужно время, а сейчас уже почти полночь. Я работала весь день и завтра утром собиралась зайти в офис. — Ее голос задрожал, и она снова села в кресло.

Тони вздохнул с облегчением. Она не закричала о сексуальном домогательстве, не бросилась вон из комнаты. Нет, следует отдать Оливии должное, она — разумная женщина. И именно это ее качество нравилось ему больше всего.

— Во-первых, ты устраиваешь меня во всех отношениях, Оливия. Не как жена, не в плане личных отношений, но как донор. Твой интеллект временами поражает меня. Твои достижения, несмотря на совсем не легкую жизнь…

— Что именно ты знаешь о моей нелегкой жизни? — выдохнула она.

Вот в чем дело! Судя по упрямо выставленному вперед подбородку, он уколол ее самолюбие.

— Я провел расследование. Просто послушай меня, и ты поймешь, насколько оно было необходимо. Я знаю, что твои родители, принадлежавшие к среднему классу с очень умеренным доходом, погибли в результате несчастного случая во время наводнения, тебе было тогда только шестнадцать. Я знаю, что ты окончила полный курс в колледже, не оставляя работы, что ты достигла всего собственным трудом, не получая ни малейшей помощи от семьи или друзей. Фактически у тебя нет настоящей семьи и, насколько можно судить, близких друзей. — Тони понизил голос. — Ты никогда не встречалась с мужчинами — по крайней мере, продолжительное время — и занимаешься только своим бизнесом. У тебя весьма замкнутый образ жизни. Ты явно экономишь деньги, откладывая их на будущее. В обществе ты появляешься только ради бизнеса. — Он замолчал, почувствовав некоторое раскаяние.

— Как тщательно ты все проработал, — усмехнулась Оливия.

— Мне необходимо было убедиться, что ты подходишь. Пожалуйста, попытайся понять. Мне не нужна женщина, которая после зачатия вдруг решит, что хочет сохранить ребенка, меня или нас обоих. Все, что я узнал о тебе, подтверждает — ты абсолютно не заинтересована связывать себя детьми ни сейчас, ни в обозримом будущем. Правда?

Она отвернулась и устремила взгляд на стену.

— Правда. — Потом, нервно вздохнув, снова посмотрела на Тони. — Но я не заинтересована и выбрасывать из жизни целых девять месяцев. Беременность нарушит все мои планы, не говоря уже о моей репутации. Сплетням не будет конца.

— Не совсем так. То есть совсем не так, если я выполню твой пятилетний план за год. Ты найдешь свой бизнес в наилучшем состоянии, на что ты даже и не надеялась. И потом, тебе придется немедленно уехать отсюда, а уж вескую причину для долгого отсутствия я как-нибудь придумаю. — Она покачала головой, словно не доверяя, но Тони уже не колебался: — Я настроен очень серьезно! Я могу позволить себе иметь ребенка. Немедленно! Мой день рождения четырнадцатого ноября. Через неделю. К следующему дню рождения я хочу держать на руках своего малыша. Мне будет тридцать пять. Это определенный рубеж. Я достаточно молод, чтобы возиться с малышом, но и достаточно зрел, чтобы принимать стоящие решения касательно его будущего. Она окинула его недоверчивым взглядом.

— Но если ты так сильно хочешь ребенка, почему бы тебе не жениться и не родить ребенка общепринятым способом? И почему, в конце концов, я?

Она не отказывалась продолжать разговор, и у Тони несколько отлегло от сердца. Это добрый знак. Он победит. В конце концов, все преимущества у него: он — мужчина и более искушен в деловых переговорах.

— Видишь ли, вести бизнес, добиваться делового успеха, пользоваться уважением коллег — это одно, воспитывать же собственного ребенка — совсем другое. Мои брат и сестра не слишком погружены в бизнес, но у них чудесные, милые, прекрасные дети. А это, поверь, большее достижение, чем все мои прибыли. Я тоже хочу детей. — Он задумчиво посмотрел на нее и добавил: — Я хочу, чтобы меня любили, как любят их. Искренне, без всяких условий.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке