Из чрева (2 стр.)

Тема

Кристи вцепляется в ручки руля и стонет, исторгая из себя наслаждение, что бешено греет низ живота, пусть... Пусть он целует ее нежную шею, пусть щиплет грудь, пусть терзают, царапают его ступни ее кожу... Он занимается в Атлетических классах, он шумно дышит, на них несется асфальт, вязы, ошарашенный прохожий, а член Вольфа все качается сзади и парень налегает на нее...

У них сейчас столько энергии, что они могли народить новую цивилизацию. Небо чистое, солнце блестит на листьях - моет и впрямь... И вот мотоцикл качнуло - они вылетели на шоссе и Вольф, обхватив Кристи, грубо дернул ее к себе. Яички его прижались к ногам девушки, теперь Он вошел в е с ь.

- Аааааа!.. Ммм...

Вольф не выдержал и впился зубами в душистую, розовую, как яблоко - да! кожу ее плеча. Кристи, вскрикнув, выпустила руль..

...Удар в Турбо-Твайн, ревевший и сигналивший им вот уже полчаса. Удар, который смял красную Хонду и раздавил обоих, как лягушат, они даже и не услышали.

Из дворика, засаженного аккуратными деревьями, скрывавшими подлинно немецкий, бюргерский дом из красного кирпича, вышел человечек лет сорока. Лицо его напоминало физиономию костяной фигурки Лешего, плюс тонкие очки и тросточка в руке. Помахивая тросточкой, человечек сел в большой синий Мерседес-250 и тронул с места.

Человечка звали Клаус Альтшуллер Эшерби, и был он доктором Висбаденского Университета. Клаус Эшерби прожил свои сорок лет весьма бурно... Учился он в знаменитом Гетингене, и его всегда интересовали почему-то вещи, далекие от нейрохирургии, коей он обучался. На первом году он наделал шуму своей диссертацией "О социально-психологических аспектах онанизма". Опекунски Совет был шокирован... Вскоре до него начали доходить сведения, что Эшерби платит известной проститутке Марлен, худой грубой девице и ходит с ней по этажам. Марлен находила клиента, раздевалась, и пока выкуривала сигару, сидя в постели и скрестив ноги, Эшерби тщательно снимал размеры ее груди и другие показатели. Затем истомившийся клиент ложился с ней в постель и когда Марлен, тяжело дыша, покачивалась верхом на сопящем партнере, Эшерби разбирал свои бумажки... Потом он снова обмерял ослабшую, теплую Марлен, и, обязательно попрощавшись, церемонно уходил...

Через некоторое время супруга ректора Розали забрела в лабораторные классы. Время было позднее, и чуть подумав, женщина в туалете поспешно разделась, оставив на себе чулки и белую рубашку зашла в лабораторию... Эшербине удивился и Розали, улыбаясь, легла на кушетку, раздвинула полные ноги. Что-то горячее вошло в ее лоно, она изогнулась и вскрикнула, когда почувствовала, как брызнула струя там, там, внутри нее... Она открыла глаза и увидела, что из ее паха торчит резиновый шланг, подключенный к аппарату, а Эшерби стоит рядом в белом халате и записывает предел закачивания ей - бог свидетель! питательной смеси Харрела-Бульницки.

После этой истории доктору дали диплом и поспешно спровадили подальше в землю Пфальц. Но он и там проводил эксперименты, исследуя миньет, остался без практики и осел в Хофбурге, перебиваясь статьями в медицинские издания. Как-то... Стоп! Эшерби поправил приличествующий, по его мнению черный галстук. Доктор был на редкость добродетелен, это был подлинный подвижник от науки. Женщины его интересовали, как объекты для опытов. Как-то Эшерби подсунули полногрудую проститутку из порта - шутка друзей. Эшерби накормил ее, напоил коньяком, затем закрепил ее грязные ноги и руки с наколками в специальном аппарате, с подвижной головкой. Аппарат работал три часа, после чего, когда проститутка оказалась в обмороке, Эшерби снял данные и отвез ее в больницу.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Баня
14.1К 3

Популярные книги автора