Избранные стихотворения (2 стр.)

Шрифт
Фон

И пускай ты полюбишь другую, И пускай обо мне ты забудешь, За тебя я молюсь и тоскую: Счастлив будь. И я знаю - ты будешь.

3-9.94

* * * Я почему-то устал, я не знаю, что стало со мною; Может быть, осень запряталась в душу мою. Тусклый фонарь под окном умеревшей звездою Светит, бросая латунные пятна во мглу.

Хочется снова заснуть, в ожиданьи прихода рассвета. Дали пустынны и темень вокруг холодна. Только вдали разрывает пространство комета. Космос уныл, отого и комета бледна.

Где-то всесильные боги кости метают в раздумье: Жизнь может кончится, может быть - дальше пойдет; Вспыхнет пожар на плавучем под звездами судне, Город исчезнет под тяжкими сводами вод.

Рок безграничен, но скучен, в нем нет утешенья; Случай - лишь призрак, а может - уловка ума; Дней пересчет так же тверд, но приходит решенье Всякому, кто выбирает из смерти и сна.

4.02.96

* * *

Тихо в саду опустевшего старого дома, Серые ели только угрюмо стенают Прошлое ль вспомнят, ушедшее ли проклинают... Тихо в саду опустевшего старого дома.

Пусто внутри, потому некому ставни раздвинуть, Холоден дом, но его никто не согреет, Дым из каминной трубы никогда не повеет... Пусто внутри, потому некому ставни раздвинуть.

Дождь моросит, моросит он уныло и нудно. Ветер, разбив слуховое окно, тихо воет И забирается внутрь чердака и там бродит... Дождь моросит, моросит он уныло и нудно.

Дом опустел, и в него некому больше селиться. Муж и жена - старики, жившие долгие годы, Умерли. А назавтра их похоронят... Дом опустел, и в него некому больше селиться.

1992г.

МИМОЛЕТНОЕ

Записка на столе: Пpощальные слова. Лишь фото на стене Знакомое всегда.

И снова я один. Огонь гоpит едва. Кого-то снова ждут О веpности слова.

26.12.96

НАД ВЕЧНЫМ ПОКОЕМ. 1894

Вечный покой. Гладь небеной лазуpи. Тихо над водами. Тихо кpугом. И, как коpабль после длительной буpи, Стаpая цеpковь в глуши, над холмом.

Хмуpые тучи пpоходят пустыней, Где-то вдали пpедвещая гpозу. Ветви тpепещут, шуpша над pавниной. Листья печально летят по миpу...

И в тишине бесконечных молений Слышен единственный голос земной: Это исполненный тяжких сомнений Звон колокольный плывет над волной.

19.7.92

* * *

( a la Эллиот )

Почему же никто не верит, Что я Сын иранского шейха? Может что-то с моим аусвайсом? Но нет, он в порядке. И в этом все дело. Ведь согласно ему Я Какой-то Семенов.

5.8.95

* * *

Я вышла в ночь. Холодное мерцанье

Бессмертных звезд, сиявших в вышине,

Окончилось; растаял свет в окне,

И дверь закрылась в полной тишине.

17.X.93

* * *

Или Таня, или Юля,

Или Света, или Надя,

Или Вера, или Катя,

Или Настя, или Саша,

Или Лена, или Рита,

Или Оля, или Маша,

Или Тоня, или Люда,

Или Рая, или Нора,

Или кто-нибудь еще;

Сзади подошла тихонько

И глаза рукой закрыла.

И не знаю я, что делать,

Как мне девушку позвать?

16.VII.94

* * *

Как мне ее не хватает,

Как тяжело одному!

Свечка в окне тихо тает,

Капли дробят тишину...

Пасмурный вечер. Стемнело.

Пробило десять часов.

Призрак в сверкающем белом

Вновь появиться готов.

Вой за окном все слышнее;

Ветер холодный ворчит;

В соснах на дальней аллее

Мраморный диск серебрит

Пруд. Со свинцовым отсветом

Плещет, искряся, вода.

Призрак исчез пред рассветом.

Снова вокруг тишина.

И в безответной надежде

Слушаю я темноту.

Если б вернулась, как прежде.

Так тяжело одному.

2.II.93

* * *

Как-то скучно мне, скучно, скучно,

Что-то сделать великое тянет.

Может просто в квартире душно,

Может даль бесконечная манит?

Эх, как сокол бы в небо подняться,

Как дельфин в толщу вод устремиться...

Только жаль: от земли оторваться,

Все равно, что в рубашке родиться.

Богом дан человеку лишь разум.

Может быть на него положиться?

Сконструировать что, только сразу,

И тогда в небеса устремиться.

Правда, лень заниматься расчетом,

В высших сферах ведь надо копаться.

Отдохну. Мне бы ваши заботы!

Эх, сейчас бы в реке искупаться.

Или нет, не в реке, в океане;

Все равно. Только холодно очень.

Так мечты пропадают в тумане...

Скучно мне просто нет больше мочи!

Но спасение есть - телевизор.

Рядом сядешь и сразу включаешь.

Лекарь наш, эскулап и провизор.

От него никогда не устанешь.

Страны разные ты повидаешь,

Воспаришь, как орел в поднебесье.

В нем весь мир, и его ты познаешь,

Ну а сам остаешься на месте.

24. III. 95.

ПИСЬМО

Хрупкий фонарь Земли

Ярко горит в окне.

Я далеко; прости...

Вижу тебя во сне.

Вижу наш летний сад

Часто в мечтах своих;

Грустно порой звучат

Мне голоса родных,

Тех, что оставил там,

Где-то во тьме ночной.

Хочется дать слезам

Волю. И я порой

Думаю лишь о том,

Чтоб поскорей придти,

Если вернусь живой

И не собьюсь в пути.

Часто себя корю.

Что улетел от вас.

Боже, как я люблю

Свет твоих синих глаз!

Как я хочу теперь

К сердцу тебя прижать!..

Кто-то стучится в дверь;

Да, мне пора бежать.

Снова не смог тебе

Жизнь описать свою.

Так тяжело на Луне,

Часто себе говорю.

Так тяжело без тебя,

Так тяжело одному.

Часто от ночи до дня

Я возвращения жду.

Хрупкий фонарь Земли

Ярко горит в окне.

Я далеко... прости...

Вижу тебя во сне.

17. IV. 93

ПЕЧАЛЬНЫЙ СОНЕТ

Вокруг пустыня. Ветер воет,

Песок бросает на поленья...

Все ждут великое Знаменье.

В священный трепет люди входят.

Молчат. Мгновенья истекают.

Костер горит, искря минутно.

Вздох слышен чей-то и, попутно,

Тревожный шепот. Угли тают.

В последний день Седьмых Наветов

Решится их судьба о главном,

О чем-то важном и печальном:

Им снизойдет Дорога Предков.

Но за холмами ветр трепещет.

Им слышен шум. Так море плещет.

93-94 г.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке