Цвета ее тайны

Тема

Глава 1. МЕЛА

Русалка Мела нервно плавала по своему подводному гроту, легонько обмахивая густые водоросли, покрывавшие стены и потолок. Роскошные волосы вились за ней зеленой волной, а движения хвостового плавника порождали маленькие, игравшие с кончиками длинных прядей, водовороты.Нырнув, она проскользнула над самым полом, едва не , коснувшись обнаженной грудью устилавших его светящихся разноцветных камешков, остановилась у очага и подбросила туда самых мокрых поленьев. Дрова затрещали, в очаге весело заплясало жидкое пламя, но настроение Мелы не улучшилось. — Сера вонючая! — выругалась русалка. — До чего же тошно без мужа!Вытащив из водорослей зеркального карпа, она повернула его к себе боком и принялась рассматривать собственное отражение. Ничего нового ей увидеть не удалось, однако в зеркальной чешуе отражалась очаровательная особа с великолепными волосами, грудью более пышной и соблазнительной, чем у любой нимфы, и хвостом, каким вряд ли могла похвастаться хоть одна рыба. Вдобавок на ее шее красовалось ожерелье с двумя прекраснейшими, чистейшей огненной воды, опалами. Всей этой красоты и великолепия было более чем достаточно, чтобы привлечь внимание самого наилучшего мужа в Ксанфе, но увы…Мела оставалась одинокой.

В чем тут причина — бедняжка решительно не понимала. Добро бы она была невесть какой привередой, так ведь нет — требования к будущему спутнику жизни Мела предъявляла самые скромные. Ей хотелось заполучить всего-навсего самого милого, красивого, отважного и умного из неженатых принцев Ксанфа, который, само собой, был бы счастлив возможности расчесывать ее дивные волосы и с радостью позволял бы ей делать все, что угодно. Например, плавать часами в соленом море и есть сырую рыбу. Как-то раз Меле удалось поймать Дольфа, принца всамделишного и вполне подходящего, за исключением одной мелочи — в ту пору ему едва минуло десять лет. Русалка обменяла его на свои опалы и считала заключенную сделку выгодной, хотя в последнее время ее начали посещать сомнения. Мальчик подрос и, как рассказывали, недавно женился на девице из своего собственного племени, которая наверняка не обладала и сотой долей несравненных достоинств Мелы. Мужчины, особенно сухопутные и бесхвостые, особым умом не отличаются и частенько в упор не видят своего счастья.

Беда заключалась в том, что при всей умеренности русалочьих требований отвечавшие им мужчины встречались до обидного редко, а коли встречались, то как назло оказывались женатыми. Бедняжка Мела обрыскала все моря, но достойного суженого так и не нашла — ну словно в сушу канул! И вот теперь измученная одиночеством русалка гадала — что же ей делать дальше?

Глубокий, печальный вздох волнующе всколыхнул манящую плоть. Однако как ни крути хвостом, похоже, у нее не оставалось иного выхода, кроме как отправиться за Ответом к Доброму Волшебнику. Конечно, Ответ придется отрабатывать, то бишь целый год торчать на противной сухой суше и заниматься какими-нибудь скучными людскими делишками, но хороший муж.

Хорошие мужья в ракушках не валяются, так что, возможно, чешуя стоит выделки.

Сейчас или никогда! Придя к такому решению, Мела сложила в невидимый кошель немногочисленные, но весьма полезные чары и заклятия, собранные ею во время скитаний по подводным тропкам, покинула грот и, нимало не беспокоясь о непотушенном очаге, устремилась к поверхности. Пожар ее гроту не грозил, поскольку магическое жидкое пламя разгорается под водой лишь в присутствии подводных обитателей. Загляни в ее грот другая русалка или морской русал, мокрые полешки заполыхали бы снова, однако этого опасаться не приходилось: глубоководные жители слишком хорошо воспитаны, чтобы соваться незваными в чужое жилище.

Грот Мелы располагался неподалеку от Острова Иллюзий, еще недавно являвшимся главной местной достопримечательностью. Вынырнув на поверхность — волосы ее тут же приобрели золотистый оттенок — русалка не без удовольствия вспомнила, как в этих самых местах отловила приснопамятного принца Дольфа. Его спутникам, ходячим скелетам Косто и Скелли, не оставалось ничего другого, как выкупить своего подопечного за те самые опалы, что красовались сейчас на русалочьей шее. «Интересно, — подумала Мела, — как у них нынче дела?» Конечно, скелеты народ слишком уж тощий, но в остальном вполне приличный и если на чей другой взгляд женских прелестей у Скелли недостает, то для Косто такая подружка в самый раз.

С тех пор как волшебница королева Ирис покинула остров, иллюзий там почти не осталось; разве что обрывочные миражи хранили воспоминания о былом великолепии. Но кто знает, возможно, когда-нибудь какой-нибудь великий иллюзионист снова поселится здесь и даст возможность ничем не примечательному во всем остальном острову оправдать свое славное название.

Близ места впадения Провала в Восточное море Мела подплыла к берегу настолько близко, что прибрежный песок стал царапать ее атласную кожу, села на дно, вытянув перед собой хвост, и сосредоточилась. Довольно скоро чешуя с хвоста опала и сам он — вот ведь потеха! — сделался того же цвета что и грудь. Плавники превратились в смешные пятипалые ступни, а пролегшая по всей длине хвоста складка углублялась до тех пор, пока он не расщепился на пару неуклюжих конечностей.

Согнув эти дурацкие подпорки в узловатых суставах (Мела помнила, что сухопутные люди вроде бы называют их «коленями», хотя по другим рассказам олени являлись какими-то обыкновенскими чудовищами), русалка осторожно, стараясь не потерять равновесия, встала. Выходить на сушу ей не приходилось очень давно, и она с удовольствием обошлась бы без этого, но к превеликому ее сожалению, никто в Ксанфе не удосужился соединить замок Доброго Волшебника с морем хотя бы самым плохоньким каналом.

Немного постояв и привыкнув к странному положению (которое люди называют вертикальным, хотя вертеться в нем ничуть не удобнее, чем в любом другом), русалка медленно зашагала вперед. С каждым шагом ноги ее крепли и держалась она на них все увереннее, хотя как это получается, не имела ни малейшего представления.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке