Тень сфинкса

Тема

Карла Яблонская

Посвящается Бруклинской публичной библиотеке и Бруклинскому музею, где я часто проводила время в окружении сокровищ Древнего Египта.

Пролог

«Я смогла создать сферу перемещения, — подумала Пейдж, нервно подергивая хвостом. — Даже обратившись в кошку, я не утратила своей силы!»

Она все еще надеялась, что Тайлер отправил их не слишком далеко от дома, поскольку сама с такими, расстояниями никогда не работала. Они оказались там, где было куда теплее, чем в Сан-Франциско, и щурились от яркого солнца.

Пейдж была совершенно уверена, что отнесла их только лишь на несколько футов, за стены храма. «Вон те громадные стены храма», — поправилась она. Взгляд ее устремился вверх, выше, Выше, за огромные стены, окружавшие постройку, пока не уперся в еще более крупное строение, на самой вершине крыши которого смутно виднелся очень знакомый монумент.

Сфинкс. И выглядел он не совсем так, как на картинке.

— Золотко, ты уверена, что не хочешь поехать с нами позавтракать? — спросила Фиби Холлиуэл. Яркий солнечный свет струился позади нее в дверном проеме.

— Нет, спасибо, — ответила Пейдж сестре. Поезжайте поешьте.

— Если так, то пропустишь яйца по-бенедиктински, — настаивала Фиби.

Пейдж покачала головой, отчего ее длинные темные волосы плавно качнулись. «Значит, мне не достанется целая куча калорий, — подумала она и похлопала себя по животу. — А это, пожалуй, даже лучше.»

Фиби посмотрела на изящную, тонкую фигурку Пейдж и округлила глаза:

— Будь по-твоему, — проворчала она, блеснула своими карим и глазами.

Глава 1

Взревел клаксон авто. Жених Фиби Коул Портер, просунув руку в окно машины со стороны водителя, нажал на гудок. Завидев девушек, он ухмыльнулся и сложил руки в красноречивом жесте, свидетельствовавшем о его нетерпении.

С пассажирской стороны в окно высунулась Пайпер и крикнула:.

— Фиби, пойдем! Если в скором времени не доедем к Сильвио, то вовсе туда не попадем.

— Поезжайте, — ответила Пейдж, подталкивая сестру к машине. — Возьмите мне тогда блинчики с бананами и миндалем.

— Если ты так уверена… — не двигалась с места Фиби.

Пейдж схватила ее за плечи, силой повернула к машине:

— Беги.

— Ладно, ладно, намек понят…

Пейдж смотрела за тем, как Фиби рванула вниз по дорожке и попала прямиком в объятия Коула. Тот поцеловал ее, препроводил к переднему пассажирскому сиденью и, чересчур, манерно расшаркавшись, открыл перед ней дверь. Фиби глупо хихикнула и скользнула в машину, Коул же рысью обежал авто и уселся за баранку.

Пейдж была совершенно уверена, что на заднем сиденье со всеми удобствами расположилась их сестренка Пайпер со своим мужем Лео. И ее ведьминские способности здесь не играли роли, скорее ее уверенность можно было отнести к сестринской интуиции, помноженной на большой опыт.

Коул завел машину и прощально погудел, Пейдж одарила в ответ всех светлой улыбкой и замахала рукой. Как только они укатили, Пейдж вошла обратно в дом, закрыла за собой дверь и издала легкий вздох. По правде говоря, избыток калорий не имел отношения к ее отказу от поездки в ресторанчик Сильвио. Разумеется, она не была хорошим едоком, особенно по утрам, и яйца под голландским соусом вызывали у нее легкий приступ тошноты до четырех дня, но ведь она могла бы заказать очень вкусные блинчики или что-нибудь фруктовое. Она не поехала по другой причине: просто ей не очень-то нравилась ее новая роль «пятого колеса» в дружной компании, не то чтобы она не была счастлива сними, нет, всегда приятно видеть истинную любовь, даже если партнеры по своему характеру противоположны, как, тьма и свет. К тому же представления с участием: парочек Лео — Пайпер и Фиби — Коул часто давали ей некий заряд бодрости. Когда у Пейдж открылись ведьминские способности, она выяснила, что поставленная перед ней, как Зачарованной, задача защищать невинных в ее собственной жизни жутко ей мешает. И, увидев, что Пайпер вышла за Лео, невзирая на все предписания, а Фиби и вовсе увлеклась самым настоящим вражеским агентом, она поневоле стала подумывать, не найти ли ей самой кого-нибудь.

Пейдж никак не могла представить себе такого парня, который бы ей подошел, за что и корила себя до настоящего момента. Поисками занимались и ее сестры, хотя и пытались свою деятельность от нее скрыть.

Пейдж появилась в семье сестер Холлиуэл совершенно неожиданно оказавшись родственницей со стороны матери. Они только что потеряли Прю, старшую сестру, в ужасной битве с источником всеобщего зла. И хотя очень переживали ее кончину, были рады обнаружению своей новой сестры — еще одной Холлиуэл, Пейдж.

Мало-помалу приспособившись к своим новоприобретенным сестрам, Пейдж стала их полноправным членом. С большой неохотой переехав в их дом, она вскоре почувствовала его родным и полюбила свою новую семью. Наиболее непринужденно Пейдж вела себя с Фиби, которая была ближе ей по возрасту и лучше понимала ее. Пайпер отличалась серьезностью, ответственностью и более взрослым взглядом на жизнь.

«Может, просто все дело в том, как они ведут себя», — подумала Пейдж, ведь сама она, росла единственным ребенком в семье, и сестринские взаимоотношения были ей в новинку.

Ей казалось, что она никогда не сможет стать немного похожей на Прю, хотя бы отчасти заменить ее. Пейдж знала, что Фиби и Пайпер, никогда не примирятся с потерей старшей сестры, так много она значила для них. Прю слыла очень сильной ведьмой, даже сильнее, чем обе ее сестры. Так что Пейдж предстояло еще очень многому научиться…

Сила Трех основывалась на объединении всех трех, настоящем объединении, ведь Пайпер, Прю и Фиби росли вместе, в одном доме, вместе открыли и развивали свою силу. А Пейдж потребуется совершить теперь настоящий рывок, если она действительно хочет взять на себя роль одной из них.

Первое, чем можно заняться, — это подготовкой. Пайпер, например, всегда делала ставку на обучение, так что какое-то время, проведенное на чердаке наедине с «Книгой Теней», может помочь ей расширить свои знания.

— Но прежде всего следует немного подкрепиться, — заявила она нарочито громко в пустом доме.

Пейдж прошла на кухню, налила себе вторую чашку кофе и принялась пить, прислонившись к стене и наслаждаясь полнейшей тишиной. Им троим редко когда доставались такие мгновения покоя, поскольку зло шныряло повсюду и начинало действовать безо всякого предупреждения. Частые гости стали еще одной напастью: если не сгущалась вокруг сверхъестественная угроза, то находиться в шумном обществе сестер и их приятелей было очень утомительно и иногда почти невыносимо.

«И все же, — подумала Пейдж, поднимаясь наверх, — здорово быть частью чего-то. Не просто частью семьи (Пейдж потеряла своих приемных родителей в автокатастрофе), а именно чего-то большего… Это судьба».

Однако жизнь ее все-таки не всегда радовала, Пейдж частенько впадала в уныние. «Что ж, разве не поэтому изобрели пенистые ванны, аспирин и шоколад?» — подумала она.

Открыв дверь чердака, она ступила внутрь.

В отличие от всех прочих чердаков здесь не было так уж темно и пыльно. Пейдж приметила только крошечные пылинки, кружащиеся в лучах солнечного света, проникавшего из, окон. Чердак забитый самой обыкновенной рухлядью, ненужной мебелью, кучами старой одежды и давным-давно позабытыми подарками, являлся магическим местом.

Магия пронизывала весь дом Холлиуэлов, проявляясь дажев почтовом индексе, но мощнее всего концентрировалась на чердаке: именно здесь хранилась «Книга Теней», нечто вроде пособия для ведьм, и именно здесь впервые проявила себя сила Пайпер и Фиби, а потом и Пейдж.

Она поглядела на толстенный том, хранивший в себе их прошлое, настоящее и, возможно, будущее, вернее, нечто, дающее уверенность, что у них есть будущее. Поколениями ведьм из рода Холлиуэлов туда вписывались заклинания на все случаи жизни, различнейшие рецепты зелий для приворотов, отворотов и амулетов. Книга также служила чем-то вроде энциклопедии темных сил: там помещались изображения кривлявшихся уродцев, служивших тьме, их обычаи и оружие, а также предпочтения в еде, которые касались в первую очередь самих ведьм.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке