Волонтеры Хаоса (2 стр.)

Шрифт
Фон

Представителей народа Сильвера осталось в Торменторе всего трое. За исключением самого Сильвера — дряхлые старики. В бывшей Империи Ужаса — не больше десятка, на всей планете — около сотни. Последняя вспышка Вековечной войны унесла множество жизней, что фатально пошатнуло немногочисленные расы. Темные эльфы занимали командные должности в Воинстве Тьмы, и репрессии завершили начатое.

Неудивительно, что Сильвер все еще не мог найти свою вторую половину. Этот термин подобрали те самые старики, приходившиеся ему приемными родителями. Сам же темный эльф считал, что обе половинки до поры до времени находятся при нем. Безусловно, женитьба и дети — интересы всего рода в целом, однако Сильвер не видел необходимости отдалять неизбежное. Генофонд расы практически исчерпал себя. Сотня особей, из которых всего около двух-трех десятков детородного возраста, — начало неизбежного конца. Консерватизм же древней расы не мог принять таких вещей, как вмешательство на генетическом уровне.

Возможно, именно это — соображения, чувства, мечты — предопределило выбор темным эльфом его нынешней профессии. Не меркантильный интерес, как он предпочитал думать. Даже приемные родители, крайне не одобрявшие риск, которому подвергался воспитанник, находили в этом нечто поэтичное. Представитель вымирающей расы в роли наемного убийцы — символики хоть отбавляй.

Сильвер усмехнулся собственным мыслям.

Встречая в толпе знакомых, эльф отвечал на приветствия небрежным кивком. Все в городе знали, ЧЕМ он зарабатывает на жизнь, но доказать никто не мог. Тайная полиция во главе с неутомимым полковником не один год билась над загадкой профессиональных «глухарей».

Вто время как мужчины пытались совладать с потаенным страхом, женщины глядели с неприкрытым обожанием. Все эльфы безумно красивы — казалось людям, гномам и уж, конечно, Детям Ночи. Сам же Сильвер так не считал, предпочитая страстных человеческих самок холодным эльфийским красоткам. Потому и не спешил вступать в сомнительный марьяж с темными эльфийками, говорящими на непонятных ему языках.

Успеется. Если будет на то воля Повелителя.

Свет неоновых вывесок был слишком ярок для глаз киллера, скрытых солнцезащитными очками. Древняя раса сравнительно недавно выбралась на поверхность. Жить под землей стало невозможно. Бомбардировки обрушили своды над древними городами, радиационный фон не оставлял вымирающей расе ни единого шанса.

Мимо скользнула группка веселых подростков. Люди, гномы, гоблины, тролли — все в одной упряжке. Сильвер решил, что его предки ворочаются в могилах сутки напролет.

Детишки проводили темного эльфа восхищенными взглядами, в которых не было и намека на страх. Оставив шум и смех, они следили за уверенными, грациозными движениями. Проходя мимо, Сильвер усмехнулся белокурой девчонке. Все они целеустремленно желали разглядеть за стеклами его глаза — последнее, что нередко видел кое-кто перед смертью.

Сегодня темному эльфу хотелось просто пройтись. Он не чувствовал кайфа в напрасном риске, однако знал, что вряд ли кто-нибудь посмеет напасть на него посреди оживленной улицы. К подобной акции следовало готовиться не один день — это Сильвер знал по собственному опыту.

Он просто шагал вперед, впитывая кипящую жизнь. Жизнь, которой в его работе так не хватало.

Неон сверкал, обещая минутный экстаз, расплату и агонию утра. Все это осталось позади, выжатое без остатка. Сам Сильвер считал, что испытал все удовольствия, которые мог предложить Торментор (при условии, конечно, что таковые не унижали его эльфийской гордости). Осталось только одно, по-прежнему манящее, пряное и безумно дорогое. Вот только деньги получал сам Сильвер.

Ничем другим, кроме убийств по заказу, темный эльф не собирался заниматься — по крайней мере в обозримом будущем. Ничто другое не смогло бы удовлетворить его растущий интерес, сравнимый разве что с потребностью наркомана.

«Купель зла». Ко входу в ночной клуб выстроилась длинная очередь. Среди разряженных в пух и прах Детей Ночи Сильвер заметил нескольких гномов, цвергов и даже одного лепрехуна. Люди уступали числом разве что троллям.

Темный эльф усмехнулся.

Люди. Загадочные существа, принадлежащие скорее сумеркам, нежели Тьме или Свету. Тем не менее соображения морального характера не мешали им сражаться друг против друга, меняя порой нанимателей прямо на поле сражения. Кое-кто из голосистых политиков всерьез полагал, что будущее за человеческой расой.

Вход в клуб был выполнен с редким безвкусием. Огромная пасть с клыками, подсвеченными алым неоном, обрамляла широкий вход. Название клуба — зеленые вспышки, крайне раздражающие глаза темного эльфа, — помещалось на арочном портике, нависающем над головами охранников. Изнутри доносилась громкая музыка, заглушавшая все прочие звуки. Табачный и конопляный дым подсвечивали разноцветные юпитеры.

Ко входу то и дело подъезжали роскошные авто, из которых один за другим вываливались любители шумно поразвлечься. Как правило, толстосумы под ручку с полуодетыми девицами, как правило, представители различных рас. Вот, к примеру, пожаловал сам Хорвард Каменный Молот, начальник Подгорного сектора, в компании с длинноногой девушкой человеческой расы. Охрана почтительно расступилась, освобождая проход, оттесняя толпу с ее недовольством и ропотом. Неон играл причудливым гримом на лицах. Зависть, восхищение, слепая жажда обладать — все цвета спектра.

Сильвер пожал плечами и снисходительно улыбнулся. Он просто не мог понять. Если хочешь что-то получить — возьми это сам. Если не можешь... Стало быть, не так уж тебе это нужно.

Стоя в сторонке, темный эльф оставался незамеченным. Кое-кто при его появлении вполне мог решить, будто Смерть явилась за его душой. Поэтому оставалось дожидаться момента.

Сильвер отвернулся от клуба, чтобы взглянуть на пирамиду Черной Цитадели. Зиккурат циклопических размеров высился в сердце города, словно напоминание о прошлом, раскатах грома и грозной поступи многотысячных армий. Словно обещание, данное самим Повелителем Зла. История циклична; ничто не ушло безвозвратно. Кое-кто говорил об этом всерьез, но Сильвер не верил.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке