Спасательная экспедиция (Лифт в небеса)

Шрифт
Фон

Хайнлайн Роберт

Роберт Хайнлайн.

-- Всем пилотам-факельщикам! Внимание! Всем пилотам-факельщикам немедленно собраться у командующего флотом! -- Приказ разнесся по всем помещениям огромной станции-спутника, вращающейся вокруг Земли.

Джо Эпплеби высунулся из душа, чтобы услышать приказ. "Ну, ко мне это не относится, -- пробормотал он со счастливой улыбкой. -- Я в отпуске, но все-таки лучше убраться поскорее, пока начальство не передумало".

Он поспешно оделся и вышел в коридор. Каюта, в которой размещался Эпплеби, находилась на внешнем кольце станции; ее медленное вращение, напоминающее вращение огромного колеса, повисшего в космическом пространстве, создавало искусственную силу тяжести, которая позволяла ему передвигаться, как на Земле. Эпплеби еще не успел подойти к своей каюте, как громкоговорители еще раз передали приказ командующего флотом: "Всем пилотам-факельщикам немедленно явиться к коммодору". Голос диктора стих, затем из громкоговорителей донеслось: "Лейтенант Эпплеби, немедленно к коммодору!" Джо остановился и прошептал грубое ругательство.

Кабинет командующего флотом был переполнен. У всех присутствующих на левом рукаве была эмблема факела, за исключением главного врача и самого коммодора, рукав которого был украшен эмблемой пилота-ракетчика.

Коммодор Беррио взглянул на вошедшего Эпплеби и продолжал: "...ситуация. Если мы хотим спасти станцию Прозерпина, нужно срочно, не теряя времени, выслать корабль к Плутону. Вопросы?"

Все молчали. Эпплеби хотелось задать вопрос, но он опасался напомнить коммодору о своем опоздании.

-- Отлично, -- кивнул Беррио. -- Это задание могут выполнить лишь пилоты- факельщики. Мне нужны добровольцы.

-- Великолепно! -- подумал Эпплеби. -- Пусть желающие отличиться выходят вперед, а я помолчу. Может быть, мне еще удастся успеть к следующему шаттлу, отправляющемуся на Землю.

-- Прошу добровольцев остаться, -- продолжал коммодор. -- Остальные свободны.

-- Лучше не придумаешь, -- решил Эпплеби. Только не надо сразу кидаться к выходу. Лучше всего сохранить достоинство и выскользнуть между двумя уходящими пилотами, спрятавшись за их спины.

Никто не шелохнулся. Джо Эпплеби почувствовал себя обманутым, однако, не осмелился уйти.

-- Спасибо, джентльмены, -- произнес коммодор Беррио спокойным голосом. -- Прошу вас подождать в кают-компании.

Бормоча под нос, Эпплеби вышел вместе с остальными. Говоря по правде, ему хотелось слетать к Плутону, но не сейчас, когда в кармане уже лежали отпускные документы.

Его не пугало колоссальное расстояние -- скорее наоборот, будучи пилотом- факельщиком, он испытывал к нему чувство презрения. Пилоты старшего поколения думали о межпланетных перелетах с опаской ракетчиков, настроенных на полеты, рассчитанные на несколько лет. Корабли, оборудованные факельным конвертором и совершающие полет с постоянным ускорением, покрывали эти расстояния за несколько дней. Космические корабли с ракетными двигателями, двигаясь по баллистическим траекториям, совершали полет до Юпитера и обратно за пять лет; чтобы достичь Сатурна и вернуться, требовалось в два раза больше времени; для путешествия на Уран -- еще в два раза больше; Нептун находился намного дальше. Ни один космический корабль с реактивной установкой даже и не пытался достичь Плутона: полет к самой отдаленной планете Солнечной системы продолжался бы девяносто лет. Однако корабли с факельными конверторами решили и эту проблему: станция Прозерпина с криологической лабораторией, отделом исследования космической радиации, обсерваторией, измеряющей параллаксы светил, физической лабораторией размещалась в гигантском пятикупольном строении, предохраняющем ее обитателей от неслыханного холода открытого космоса.

-- До станции Прозерпина на Плутоне почти четыре миллиарда миль, -думал Эпплеби, шагая по коридору вслед за одним из пилотов, вместе с которым они кончали Академию космоплавания.

Послушай, Джерри, -- окликнул его Эпплеби, -- объясни меня, для выполнения, какого задания я вызвался добровольцем?

А, это покойный Джо Эпплеби, -- обернулся Джерри. -- Угости меня стаканчиком в баре, и я все расскажу.

Когда они разместились в баре кают-компании, Джерри рассказал, что со станции Прозерпина прибыла радиограмма, взывающая о помощи. Там разразилась эпидемия болезни Ларкина. Услышав это, Эпплеби свистнул. Болезнь Ларкина вызывалась вирусом-мутантом и, по мнению ученых, была марсианского происхождения. У больных начинало резко падать количество красных кровяных телец, и вскоре наступала смерть. Единственным методом лечения было массивное переливание крови, которое должно продолжаться в течение всей болезни.

-- Как видишь, Джо, мой мальчик, кому-то из нас придется прогуляться к Плутону с запасом крови на борту.

Эпплеби нахмурился. -- Мой отец предостерегал меня. Он говорил: "Джо, молчи и никуда не высовывайся", -- мрачно пробормотал он.

-- Никто из нас и не высовывался, -- ухмыльнулся Джерри.

-- А на сколько рассчитан полет? Дней на восемнадцать? У меня на Земле есть кое- какие обязательства.

-- Восемнадцать суток при ускорении в одну "джи" -- одном ускорении силы тяжести. Но этот полет будет проходить при повышенной тяге. На Прозерпине кончаются запасы плазмы для переливания, и осталось мало доноров.

-- Повышенной? Полтора "джи"?

Джерри Прайс покачал головой. -- Думаю, лететь придется при двойном ускорении силы тяжести.

-- Две "джи"!

-- А что в этом необычного? Людям удавалось выдерживать и десять.

Разумеется, в течение короткого времени. А сейчас речь идет о многих днях. При двойном "джи" сердце может не выдержать, особенно, если понадобится вставать.

-- Перестань стонать, тебя не выберут. Скорее уж меня, я больше подхожу на роль героя. Ты уж, пожалуйста, не забывай меня. Пусть мой образ вдохновляет тебя, пока ты находишься в отпуске, на заброшенных пространствах Земли. Давай выпьем еще.

Эпплеби пришел к выводу, что Джерри прав: поскольку для предстоящего полета требуется всего два человека, у него отличные шансы отправиться на Землю уже следующим шаттлом. Он достал из кармана маленькую записную книжку и принялся изучать номера телефонов. Через несколько минут в кают-компании появился рассыльный.

-- Лейтенант Эпплеби, сэр? Джо кивнул.

-- Коммодор просит вас немедленно явиться к нему, сэр.

-- Ясно, сейчас иду. -- Джо заметил заинтересованный взгляд Джерри. -Так кто больше подходит на роль героя?

-- Ты, разумеется, -- улыбнулся Джерри. -- Хочешь, я займусь твоими обязательствами на Земле?

-- Обойдусь как-нибудь.

-- Я так и думал. Ну, счастливого тебе полета, дружище.

В каюте коммодора Беррио сидели главный врач станции и еще один лейтенант, но постарше Эпплеби.

-- Садитесь, Эпплеби, -- кивнул Беррио. -- Вы знакомы с лейтенантом Клюгером? Он будет командиром вашего корабля. Вы полетите вторым пилотом.

-- Так точно, сэр.

-- Эпплеби. лейтенант Клюгер -- самый опытный пилот-факельщик, находящийся сейчас на станции. Вы полетите вместе с ним, потому что из медицинских данных следует, что у вас исключительная способность переносить длительные перегрузки. Этот полет будет проходить при высоком постоянном ускорении.

-- Насколько высоком, сэр?

Берри заколебался. -- Три с половиной силы земного тяготения, -произнес он, наконец.

-- Три с половиной "джи"! Это не ускорение, -- подумал Джо, -- а испытание на разрыв. Он услышал, как запротестовал врач: "Извините меня, сэр, но я могу дать разрешение только на три силы земного тяготения".

-- С юридической точки зрения, -- нахмурился коммодор, -- окончательное решение принимает командир корабля. Но от скорейшего прибытия корабля с запасом крови зависит жизнь трехсот человек.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке