Храни нас пуще всех печалей (2 стр.)

Шрифт
Фон

- Зая, отстань, дай отдохнуть рабочему человеку! Я же должен знать, что делается в мире, а ты мне мешаешь!

В мире делалось много чего, программы не успевали переключаться, реклама сменялась фильмами, новости - биржевыми сводками, а Вовчик млел перед волшебным экраном, потягивая пиво. Сперва я возмущалась, потом злилась, а потом махнула на него рукой - в конце концов, он мне не муж, так что нечего и копья ломать. Не хотелось трепать себе нервы лишний раз и я уходила к компу. Там было гораздо интереснее, чем в голубом экране. Там были книги, общение по интересным вопросам, жаль только, что в виртуальном мире. Я бы предпочла вживую, но...все ограничивалось монитором.

Как ни странно, Вовчик до безумия понравился Даше и она то и дело приставала ко мне с бесконечными охами и ахами по поводу нашей совместной жизни. Мол, надо бы узаконить, да и ребеночке подумать...От ее слов меня начинало трясти, я хлопала дверью и убегала домой, чтобы не раздражаться на себя и всех вокруг. Я прекрасно понимала, что источником раздражения была моя собственная дурацкая жизнь, надо было что-то менять в ней и в себе. Во времена просветления я ссорилась с Вовчиком, обвиняя во всем его любимый телевизор, выкидывала из квартиры его чемодан с вещами и клялась себе начать новую жизнь, где будет каждый день физзарядка, походы в театр и разговоры по душам в приятной компании. Вовчик уходил, но на следующий день упорно возвращался и водворялся на диван с неизменным пивом.

- Зая, кончай злиться! Ну что я тебе такого сказал? Подумаешь, назвал цацей, у нас дома это почти королева, между прочим! И вообще, дай пожрать лучше, я с работы пришел, а не с гулянки! Между прочим, мне за халтуру деньжат подкинули, можно и себя порадовать...ну чего ты хочешь, зая?

Этим заканчивались все ссоры и мне казалось, что я уже никогда не выйду из заколдованного круга, где царит Вовчик, Даша и телевизор. Избавиться от этой троицы было невозможно, они сопровождали меня повсюду, даже во сне. После этого я была особенно злая и совершенно невосприимчивая к юмору, жизнь казалась поганой и больше всего хотелось бросить все и уехать куда угодно, лишь бы подальше от всех.

На работе меня стало раздражать все, что происходило вокруг, но особенно наша Зоя. Ее сладкий голосок проникал, казалось, в черепную коробку и стоило больших усилий, чтобы не сорваться и не заорать в ответ. Глупости из нее выскакивали несусветные, в хорошем настроении я хихикала про себя, в плохом - молча злилась. Совершенно случайно я узнала, что Зоя Германовна просто помешана на любовных романах, да не простых, а с вывертом, от которого я долго не могла прийти в себя. Случайно на книжной ярмарке я заметила, как продавец складывает пакетбуки в соответствии со списком, ткнулась носом в книги...названия были сплошь сдвинутые. "Соблазнение в гареме", "Страсть и долг", "Счастье рыцаря" - и все в таком ключе с соответствующими иллюстрациями на обложке. Посмеявшись про себя над теми, кто читает подобное, я и думать забыла об этих дурацких книжонках, пока вдруг на работе не увидела знакомые названия под клавиатурой на Зоином столе. Присмотревшись получше во время работы, я и просекла тайный порок нашей бухгалтерши - от рыцарских романов она была без ума. Но больше всего меня раздражало ее восхищение той эпохой. Донести до нее, что в то время аристократы не мылись, болели оспой через одного, дети мерли как мухи, а туалетом был любой темный угол в замке было невозможно. Она кидалась на любой фильм о Средневековье и потом с жаром всем пересказывала его, закатывая от восхищения глаза. Я кривилась, делала вид, что работаю в компьютере и вообще жутко занята, чтобы не обсуждать отмытых голливудских актеров и каскадеров на сценических площадках.

- Инночка, ты себе не представляшь, вот когда Жанна ДАрк преклонила колено перед дофином, ее волосы так рассыпались по плечам и Жиль де Рэ просто пожирал ее взглядом! Это был не мужчина, а мечта! Какая там Синяя Борода, это же все фантазии, легенды! Жанна...какая это была красавица! Сам дофин был от нее без ума, когда она с мечом наголо выходила перед строем солдат!

Инночка слушала, грызла ногти и хрустела печеньем, поддакивая бухгалтерше. А та продолжала разливаться соловьем, описывая наряды киношных героинь, их прически и манеры. Я слушала их разговоры со стороны, как полный бред. Зоя Германовна наверняка никогда не ходила в Этнографический музей, а вот там она сразу бы поняла, что такое жить без электрического света, прокладок и душа по утрам!

Вот и сейчас, когда мы уже выпили по рюмке, а кто и по две, опять пошли в ход разговоры о куртуазности мужчин Средневековья и красоте женщин. Зоя мило сравнила с аристократами шефа и коммерческого директора, попеняв им за намечающиеся животы и согнутую спину, зато заверила всех, что ум в глазах на портретах она лично увидела сразу. Где она могла видеть портреты шефа и коммерческого было для меня загадкой. Захотелось напомнить, что аристократы того времени не чистили зубы, читали только Библию и Жития святых, а особой красотой вообще не отличались, замазывая белилами оспины, поскольку вся Европа повально болела от скученности жизни в городах и отсутствии вывоза нечистот. Случалось, в канавах с ними топили неугодных...

- Вера, ты совершенно не романтичная особа! - Зоя Германовна уже приняла на душу пару тостов и теперь с неудовольствием выслушала мои мысли. - Неужели тебе никогда не хочется, чтобы мужчина встал перед тобой на одно колено, прижимая к груди твою руку?

- Не вижу в этом смысла. Если что ему надо, он может и так сказать, зачем на колени вставать-то? Да и руку к груди прижимать...если мой рост 162 сэмэ, а у мужчины, стоящего передо мной на коленях скажем, 175, то...сейчас попробуем...Дима, давайте проверим одну гипотезу, сколько у вас рост?

Димочка вылез из-за стола весьма неохотно, поскольку колбаска еще не была вся съедена. Всем своим видом он показывал полную глупость моей затеи и меня самой, но офисный планктон заинтересовался экспериментом и потребовал провести его по всем правилам. Димочка еще раз вздохнул по оставленной колбаске, посмотрел на меня и скорчил кислую рожу - я была не в его вкусе и совершенно им не восхищалась.

- Итак, Дима, вот вы стоите на одном колене...хотите, можете на оба встать, но это уж совсем будет по-рабски...так, вот я протягиваю вам руку...только как ее прижимать-то к груди, эксперты дорогие? Как не поднесешь, все неудобняк сплошной - либо кисть выворачивается до боли почти под прямым углом, либо прижимать надо тыльной стороной ладони. И это будет в любом случае, даже если рост женщины будет гораздо меньше моего.

- Вера, ты же можешь положить мне руку на плечо, тогда будет нормально. Да, Зоя Германовна? - Димочка захлопал длиннющими ресницами и покосился на стол.

- Дима, на плечо можно положить мешок с мукой или тело раненого, но женщина в те времена такого сделать не могла, по нормам поведения не дозволялось. На одной картине я видела, как женщина посвящает в рыцари мужчину, или напутствует на что-то, но она держала в руках меч и им касалась плеча. Твое предложение несостоятельно.

- Вера, ну что ты прицепилась к такой ерунде? - заныла Инночка, обожающая печенье. - Вечно тебе надо все вывернуть наизнанку...не любишь ты эти фильмы, так и не люби себе, чего нам настроение портить? Там так все краси-иво было...

- Безусловно. Актеров намыли лошадиным шампунем...

- Вера-а, ну хватит же! Чего ты все брюзжишь? - Димочка уже пробирался через строй женских коленок к заветной тарелке. - Давайте лучше выпьем! За что мы еще не пили?

- За наших женщин, конечно, - проворковал Алексей Дмитрич, поводя большим носом в сторону Инночки, которая моментально зарделась румянцем. - Чтобы они всегда радовали нас...Зоя Германовна, вам что подлить?

Бухгалтерша кокетливо показала наманикюренным пальчиком на водку, попросив разбавить ее соком, я плеснула себе сухого красного и посмотрела на наклейку. Замок был нарисован весьма стилизованно, хорошо смотрелись только большие ворота и перед ними здоровенная бочка. Видимо, с тем самым вином, которое я сейчас и потребляю.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке