Марготта

Шрифт
Фон

Екатерина Шашкова

Глава 1

КЛАДБИЩЕ КАК СОЦИАЛЬНЫЙ ОБЪЕКТ

(Следующая страница вырвана и рецепт зелья неизвестен.)

– Бред это все, – откликнулась я, дорисовывая очередной шедевр наскальной живописи черным маркером на голубых обоях.

– Если в Книге написано, значит, не бред! – упрямо стояла на своем Ксанка.

– А если и не бред, то привороты все равно уже лет двести как запрещены Кодексом.

– Ну и что! А кого это останавливает? Любовная магия – белая, к тому же она заложена в человеческой природе как значение по умолчанию. Ее нельзя просто так взять и запретить, это ведь не некромантия какая-нибудь! Тем более что я его не привораживать собралась, а… скажем так… немного укрепить его чувства ко мне.

Я украдкой вздохнула. Нет, не сестра мне досталась, а живое наказание. После таких разговоров я всегда начинаю сомневаться, кто из нас старше. Ее послушать, так подумать можно, что я. А по паспорту упрямо выходит, что она. Вот и доказывайте мне после этого, что есть в мире справедливость.

– И где же ты собралась искать эту травку, у которой даже названия-то нет?

– Как где? На Старом кладбище, конечно! Пойдешь со мной?

– Зачем? – Нет, я не дура, я поняла зачем, но почему-то мне определенно не нравилась эта Ксанкина идея с приворотами. Настолько не нравилась, что я решила тянуть до последнего и упираться всеми конечностями.

– Ну а где же я еще на ночь глядя найду невинное дитя с чистыми помыслами? Поэтому рвать траву будешь ты. И вообще… Если не пойдешь, я маме скажу, что ты на обоях рисуешь!

Я от такой наглости даже обалдела слегка, но быстро опомнилась, завесила «шедевр» расписанием уроков и перешла в наступление:

– А ты Кодекс не соблюдаешь!

– По нашим меркам я еще несовершеннолетняя, меня не накажут. Зато ты без разрешения брала мамины гадальные карты!

– А ты на экзаменах преподов зомбировала!!

– А ты на дверь в школьной раздевалке наложила чары неоткрываемости!!!

– А ты летала на свидание на теть-Лениной метле!!!

– А ты пульсары в туалете зажигала и весь потолок ими закоптила!!!

Упс! А вот против этого даже возразить нечего. Пару дней назад я действительно училась создавать огненные пульсары, запершись в туалете, но они получались какие-то дымные и капитально закоптили потолок. Ксанка быстренько прикрыла этот кошмар иллюзией, и только поэтому мне не влетело. Ну так она же свою собственную иллюзию и развеять может, а мне потом потолок белить придется… Нет, лучше уж ночью на кладбище!

– Ладно, уговорила, побуду немного «невинным дитем с чистыми помыслами». А когда?

– Да прямо сегодня, как только предки на шабаш смоются – полнолуние же. Максимум если они Глюка оставят нас караулить. А с ним договориться – раз плюнуть. Коробку конфет пообещаем, и все путем!

Мне осталось только тихо вздохнуть. Ксанка, как всегда, решила все без моего участия и отступать не собиралась. А Глюк… Ну что он сможет сделать? Только пошипеть.

Глюк – это действительно наш большой семейный глюк. Когда-то давным-давно он был обыкновенной собакой неопределенной породы и звался то ли Тузик, то ли Бобик, то ли Шарик. Впрочем, это абсолютно неважно. Важно то, что как-то раз Ксанке приспичило научиться читать. Вот она и училась… по Колдовской книге. А этот самый Тузик-Бобик сидел рядом и внимательно слушал. Ну а она прочитала что-то не так, какие-то буквы местами поменяла, где-то ударение не туда поставила. И получился из нормальной собаки Великий Глюк – он теперь время от времени спонтанно меняет облик и превращается в совершенно другое живое существо (ладно хоть не в тумбочку). Вот сейчас он маленький безобидный ужик, в прошлом месяце был зайцем, а лет десять назад его глюкануло в бегемота, и никто не знал, что с ним делать, где прятать и чем кормить. Я эту историю почему-то совсем не помню, но, судя по маминым рассказам, было весело.

Зато благодаря этой глючности срок жизни нашего домашнего питомца заметно увеличился. Ему уже перевалило за восемнадцать лет (не каждая собака доживет, согласитесь), но никаких признаков старения пока не намечалось. Зато сообразительность росла пропорционально возрасту, и чаще всего именно его оставляли за старшего, когда родителям нужно было куда-то уйти. Я была не против такого положения вещей (самым младшим выпендриваться не положено), а вот Ксанка всегда ворчала, что это нечестно.

Казалось бы, переколдовать нашего Глюка обратно в собаку – и конец всем проблемам. Но для того чтобы составить обратное заклинание, нужно знать исходное, а его-то как раз никто и не знал. Пытались даже загипнотизировать Ксанку, чтобы она вспомнила, какую лабуду произнесла в четырехлетнем возрасте, но у моей сестры оказалась редкая невосприимчивость к гипнозу. Короче, облом по всем статьям!

И вот теперь эта обломная сестрица тащит меня на кладбище ради того, чтобы приворожить какого-то безумно красивого одногруппника. Я бы все поняла, будь она уродиной или идиоткой. Так ведь нет: умница, красавица, ноги от ушей, рыжие локоны до того места, откуда ноги растут… Ой, что-то я не то сморозила. Если ноги ОТ ушей, то локоны ДО ушей, что ли? Тогда так: ноги откуда положено и длинные, а волосы дотуда, откуда ноги… Ладно, надеюсь, что меня поняли правильно… Так что если не вдаваться в подробности, то сестра у меня идеальная. До тех пор, пока в кого-нибудь не влюбится. А уж если влюбится – все, пора рыть могилу и заказывать дубовый гроб с бархатной обивкой, потому что по пути к очередному единственному-неповторимому Ксанка сметает все, что попадается на глаза. Сначала в ход идут короткие юбки, боевой макияж и километровые каблуки, а потом, если жертва не поддается, наступает очередь любовной магии. Где она умудряется каждый раз находить новые заклинания – ума не приложу. Впрочем, в большинстве случаев они все равно не срабатывают. А если вдруг срабатывают и у Ксанки появляется очередной поклонник, готовый носить ее на руках, то через пару дней моя сестра вспоминает, что она – девушка свободолюбивая. И тогда мы, запершись на кухне, варим отворотное зелье. Которое, к сожалению, тоже иногда не действует.

А еще мы ругаемся. Всегда и по любому поводу. Потому что наши характеры настолько же разные, насколько и наша внешность. А внешность наша… Облик Ксанки я уже немного обрисовала, а теперь для контраста представьте себе мелкое худющее существо, зеленоглазое и черноволосое, стриженное под мальчика и на мальчика же похожее. Особая примета – уши. Наверно где-то среди моих дальних родственников затесался некто с изрядной долей эльфийской крови, а мне теперь отдуваться… И какой идиот первым сказал, что уши у эльфов изящные и чуть заостренные сверху? Да он просто никогда настоящих эльфов не видел! Уши у них непропорционально огромные. В ширину еще ничего, а вот в высоту – как два нормальных. А то и три. Причем чем длиннее, тем лучше. Это у них признак аристократизма и чистокровности. Как у породистых доберманов. Тьфу, гадость! А тот вездесущий эльфийский предок был, наверно, очень знатным…

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке