Кольца вероятности

Тема

Александр Лоскутов

ПРОЛОГ

Он метнулся по темной ночной аллее и, проскочив под низко склонившимися ветвями деревьев, выбежал на открытое место. Из полумрака выступили очертания какого-то памятника. Сидевшая на краю мусорного контейнера бездомная кошка проводила его настороженным взглядом и негромко фыркнула.

Прислонившись спиной к холодному пьедесталу и лихорадочно шаря глазами по этому проклятущему парку, он с трудом перевел дыхание. Многокилометровая гонка вымотала все силы. Понимая, что у него есть всего несколько минут, беглец первым делом ощупал карманы своего поношенного пиджака и успокоенно вздохнул. Сверток был на месте. Дважды он уже чуть было не потерял его. Если сверток выпадет, то неизбежно попадет в руки Отколовшимся... При одной только мысли об этом его охватывала нервная дрожь.

Где-то за деревьями маняще мелькали в ночи светящиеся пятна окон многоэтажек. Маленький российский городок, названия которого он не знал, спокойно спал, не зная, что на его улицах решается судьба одинокого курьера, противостоящего непостижимой силе измененной вероятности.

«Надо было взять билет на самолет. Тогда не пришлось бы носиться по этим проклятым улицам, в ужасе тыкаясь в каждую щель. Как мышь, за которой гонится кошка.»

Он слабо улыбнулся своим мыслям, понимая, что просто не имел права подвергать риску ношу, отправляясь в Москву по воздуху. Самолет слишком легко можно сбить. Железнодорожный транспорт считался менее уязвимым для воздействия колец, чем воздушный. Но даже поезда не могли противиться силе изменяющейся вероятности.

Слепая случайность. Всемогущий бог в этом проклятом мире.

Когда начинался его путь в далеком прекрасном Токио, их было пятеро. Пятеро, каждый из которых готов был отдать свою жизнь ради того, чтобы сверток попал в Москву. Во Владивостоке их было уже трое. В Тюмени – двое. А вчера он остался один – его последний спутник погиб под пулями высланных в погоню охотников. И только чудо помогло ему самому живым выбраться из той заварушки. Только чудо.

Чудо или Кольцо вероятности?

А до конца путешествия оставалось еще больше двух тысяч километров.

Где же допущена ошибка? Откуда они узнали, что кольцо у нас? Сейчас гадать уже бесполезно. Оставалось только одно – приложить все силы, чтобы соотношение сил осталось прежним. Шесть против одиннадцати.

Всего два часа назад он дремал в своем купе, искренне надеясь, что оторвался от преследователей. Но когда поезд начал замедлять свой ход, чтобы остановиться на станции, отсутствовавшей в его расписании, а проводник принялся что-то мямлить о неполадках, он мгновенно понял, что это значит.

Охотники находились рядом.

Бросив все свои вещи, он выскочил на платформу и метнулся в сторону далеких огней города в надежде выиграть хоть несколько минут. И вот теперь он здесь. Здесь, в тени какого-то памятника...

Услышав посторонний шорох в кустах, он мгновенно поднял голову. Тускло блеснул ствол револьвера. Сердце гулко бухало в груди. Они здесь. Они здесь! Шорох повторился. Курьер едва сдержал порыв пальнуть в пустоту. Не было смысла стрелять по теням. Оружие – это последнее средство. Не так-то просто убить носящего. Совсем не просто...

Рука дрожала. Сможет ли он попасть даже в слона, если тот вдруг появится здесь, в этом забытом богом русском городке.

Из кустов медленно появилась уже знакомая ему кошка и важно прошествовала мимо испуганного человека.

Кошка. Всего лишь кошка.

Он обмяк и облегченно вздохнул. Кошка... Дрожащая рука медленно опустилась. Револьвер выпал и, ударившись о камни, застрял в щели между плитами. Сухо щелкнул курок, заставив курьера подскочить в ужасе.

Револьвер безмолвно лежал на бетонной плите. Ствол уставился ему точно в живот. Посланник судорожно сглотнул, ощущая, как по спине медленно стекает капля холодного пота.

В том, что сейчас случилось, любой посвященный с легкостью разглядел бы влияние кольца. Охотник находился где-то близко. Очень близко. Воздействие было почти идеальным. Выпавшее оружие. Ствол, направленный на него. Затем должен последовать грохот выстрела, и человек скорчится на окровавленном бетоне. Несчастный случай? Только для тех, кто ничего не понимает в кольцах вероятности!

Осечка. Осечка спасла его жизнь. Но как? Кольцо не может ошибиться в таких мелочах. Револьвер обязательно выстрелил бы. Обязательно, если бы не... другое кольцо. Возможно, кольцо, лежащее у него в кармане, даже не будучи связанным с человеческой плотью, косвенно выручает его? Или дело в том, что где-то неподалеку есть тот, кто помогает ему?

Другой носитель кольца?

А вот это уже невозможно! Все остальные члены Братства даже не подозревают о том, что их посыльный сейчас на волоске от гибели.

Медленно выдохнув, он осторожно отшвырнул проклятый револьвер и поднялся на ноги. Рука, будто сама собой, нырнула во внутренний карман и стиснула перевязанный бечевкой сверток. Кольцо было на месте. Ждало возможности соединиться со своим будущим хозяином.

В другом конце парка в круге света под одним из редких фонарей мелькнула человеческая фигура. Возможно, то был простой прохожий, вздумавший прогуляться в теплую июльскую ночь, но рисковать все же не стоило.

Курьер тяжело оттолкнулся от постамента и направился в сторону далеких многоэтажных домов. Постепенно его неровный шаг перешел в бег. И пусть он уже немолод, но все же достаточно силен. Именно физическая сила давала ему единственное преимущество перед охотниками. Все носители кольца гораздо слабее его – кольца высасывали их силы. Но если бы дело дошло до прямого столкновения, то это незначительное преимущество в грубой силе ничего не значило бы. Кольца давали своему владельцу власть над случайностями, и бороться против них было невозможно. Оставалось только бежать.

И он бежал, тяжело топая по узкому тротуару и настороженно оглядываясь по сторонам. Несколько одиноких машин проехали по ночной улице, но никто из водителей даже не подумал остановиться при виде взмыленного незнакомца, лихорадочно размахивающего руками. Автобусы уже не ходили. Не было ни одного такси.

В другое время он непременно попытался бы угнать одну из тех машин, что во множестве стояли под окнами домов – благо нужные навыки у него имелись. Но это слишком рискованно, когда рядом находилось враждебное кольцо. В машине оказалась бы невероятно сложная сигнализация, а недовольный владелец автотранспорта обязательно оказался бы мастером дзюдо или имел бы какую-нибудь неприятную штуку вроде пистолета в кармане. А против пистолета его более чем среднее знание боевых искусств оказалось бы малоэффективным. Более того, поблизости мгновенно возник бы как из-под земли милицейский наряд. Выбора не оставалось. И он бежал. Бежал, понимая, что спастись уже не сможет. Он умрет здесь, в этом городке. Умрет, так и не выполнив свой долг. Кольцо попадет в руки врага, и соотношение сил достигнет пяти против двенадцати.

Кольцо не должно попасть в руки охотников. Никогда!

Какая-то пьяная компания юнцов, болтающихся на улице, попыталась преградить ему путь.

– О-о, кто тут у нас... Косенький, куда так торопишься? Может, поговорим?.. Эй, мужик!

Он презрительно уклонился от удара и помчался вдоль улицы, оставив одурманенных алкоголем парней пялиться ему вслед.

Вполне очевидно, что эта встреча не могла оказаться случайной. Вероятность плела свое кружево, бросая ему под ноги все новые и новые препятствия.

Легкие жгло как огнем.

Споткнувшись о выскользнувший из темноты ему прямо под ноги здоровенный булыжник, он рухнул на асфальт и едва успел откатиться в сторону, чтобы не попасть под колеса какого-то грузовика. С визгом тормозов громадная машина – и как только таких пропускают в город – остановилась. Выскочивший из кабины водитель что-то сказал. Он не понял – на курсах русского языка таких слов не изучали, и в словаре их тоже не было. Но интонация была ясна.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Популярные книги автора