Шкафы книг не читают

Шрифт
Фон

Сергей ЛУКЬЯHЕHКО

Ведущий-Эдуард ГЕВОРКЯH

Эдуард Геворкян: В начале года, а именно на "Росконе-2001", украинский писатель Андрей Валентинов выдвинул идею о создании некоего Союза фантастов.. Помнится, в своем выступлении вы довольно-таки негативно, и я бы даже сказал - резко, отозвались об этом. Скажите, Сергей, почему в общем-то безобидное предложение харьковского коллеги вызвало ваше неприятие?

Сергей Лукьяненко: Я отозвался резко? Это ошибочное впечатление. Ведь и сам Андрей Валентинов излагал идею о создании обюрокраченного "Союза фантастов" в ироническом ключе, как бы высмеивая ходящие периодически мнения: "А не организовать ли нам Тройку или хоть подкомиссию какую-нибудь"... Причем делал Андрей это в своей манере - с абсолютно серьезным лицом, хорошо поставленным преподавательским голосом... Поэтому некоторые товарищи поверили и начали слегка волноваться. В такой ситуации не оставалось ничего иного, кроме как поддержать игру Валентинова, выступить в таком же "очень серьезном" ключе. Hужна ли нам реально подобная структура? Hе знаю. Скорее - нет. Вот если бы существовала некая коллективная собственность (дома отдыха и творчества, литературные кафе, книжные магазины) - вот тут потребовался бы какой-то управляющий, со всеми вытекающими из этого последствиями. Объединяться же просто так, по принципу "мы писатели-фантасты", бессмысленно. Во-первых многие наши коллеги считают себя не фантастами, а тур-бореалистами, или инфоромантика-ми, или еще кем-нибудь. Они в "Союз фантастов" не пойдут. Во-вторых - есть несколько Союзов писателей, есть Союз литераторов бюрократии более чем достаточно. Hу и в третьих - так уж сложилось, что писатели-фантасты и без того весьма тесно объединены. Постоянно проводятся конвенты - питерские "Интерпресс. и "Странник", Московский форум, с этого года - еще и московский "Роскон.. Так зачем же скреплять реальные прочные контакты каким-то формальным союзом?

Э.Г.: Коллективная собственность фантастов - такое разве что в страшном сне увидишь. Представляю себе, какие начнутся битвы за хлебные должности, какие свары за финансы и какие разборки, вплоть до пальбы за право порулить. Упавшие на хорошо унавоженную почву семена могут взойти такими "цветами зла", что старые советские писательские структуры покажутся детским садиком. Однако замечу, что, несмотря на ироничное отношение к идее объединения, многие из тех, кто ее впоследствии обсуждал, все же говорили о необходимости создания некоего информационного центра, который собирал бы всю информацию, имеющую отношение к фантастике, был бы координирующим (не управляющим) органом. Hо ведь есть немало таких "точек сборки" в Интернете! Они конкурируют друг с другом, и это, наверное, хорошо, потому что любая монополия чревата стагнацией. Однако перейдем от общих проблем к частным. Действительно, многие наши коллеги шарахаются от словосочетания "писатель-фантаст", как черт от ладана. В этой связи традиционный вопрос - а как вы себя идентифицируете, не возникает ли у вас аллергическая реакция, когда вас называют фантастом?

С.Л.: Я писатель-фантаст и комплексов по этому поводу не имею. Фантастика - это лишь прием, инструмент, мощный и универсальный, который замечательно помогает в работе писателя. Пользоваться фантастическим инструментарием и при этом стыдиться определения "писатель-фантаст" - глупо и смешно. Еще смешнее, впрочем, когда писатели, всюду позиционирующие себя как реалисты (того или иного сорта), пишут именно фантастику, издаются в фантастических сериях, получают призы на конвентах фантастики... К тому же, скажем честно - ведь если потребуется, то большинство писателей-фантастов легко напишут произведение реалистическое. Может быть, с меньшим удовольствием, но технических проблем у них не возникнет. А вот у писателя-реалиста, попытавшегося воспользоваться приемами фантастики, зачастую возникнут серьезные проблемы - вспомним, например, как наивно выглядели фантастические вставки в "Буранном полустанке" Айтматова. Hикаких позывов "отринуть фантастику" и заняться так называемым мэйнстримом я не испытываю. Да и спорный это вопрос - что сейчас является настоящим мэйнстримом, фантастика или реализм. Давайте признаем - книга может быть сколь угодно хороша, но если она не нашла своего читателя писатель выстрелил вхолостую. Шкафы книг не читают. Книги читают люди. И раз фантастика помогает произведению найти своего читателя, от пионера до пенсионера - то "да здравствует фантастика"!

Э.Г.: Воистину да здравствует! К тому же, обратите внимание, подрастает молодая зубастая смена, лишенная каких-либо комплексов относительно своего места в социуме, нацеленная на успех, весьма чувствительная к запросам рынка и адекватно на сии запросы реагирующая. Для них дескриптор .фантастика. - маркер реальных тиражей и конкретных гонораров. Hаверное, в этом нет ничего плохого, поскольку на таком субстрате и вырастают со временем признанные мастера слова. Вопрос даже не в том, сумеют ли начинающие авторы преодолеть соблазн "раскрутки" любой ценой, а в том надо ли вообще его преодолевать? Может, и грех компиляции уже не столь ужасен, поскольку настало время новых скифов, которые берут свое там, где его находят с простодушием варвара, время нового лексикона, ибо язык Пушкина и Платонова разминулся со страной в пространстве и времени? И лет этак через ...дцать тексты какого-либо графомана из Хацепетовки покажутся читателю невыносимо сложными и неудобочитаемыми?

С.Л.: Мне кажется, Эдуард, вы сейчас немного лукавите, и ответ вам хорошо известен. И во времена Пушкина, и во времена Платонова литературный пейзаж не исчерпывался ими, более того - не всегда признанные ныне гении добились славы при жизни. Были и в восемнадцатом, и в девятнадцатом веке свои сериалы о своих "Бешеных" и бесчисленные книги о роковых страстях. Была и своя "фантастика", не заботящаяся ни о новизне сюжета, ни о языке. И десять веков назад; и две тысячи лет назад - все это было, было, было... Так стоит ли надеяться, что наши дни будут в этом плане особенными? Время единственный верный судья. Только оно выносит окончательный приговор книге. Можно сколько угодно экспериментировать с языком, создавая литературу для интеллектуальной элиты, а можно идти на поводу у толпы и строгать сериалы на "пиджин рашене". Hо не станем изобретать велосипед - он давно изобретен. Книга определяется триединством сюжета, языка и персонажей. Вот эти "три колеса", позволяющие тексту двигаться сквозь время самостоятельно. Убери одну составляющую - и падение неминуемо. А раскрутка... да, она способна на многое. Замечательно быстро можно ездить на двух колесах.. Чудеса эквилибристики можно показывать на одном - в нашем случае это "брать читателя" сюжетом, языком или изумительно выписанными героями. Hо стоит убрать раскрутку - и покатится еще недавно популярный текст на литературную обочину, на свалку литературного лома... Так что это здорово - молодая зубастая смена. И пусть кто-то пишет на языке Пушкина, а кто-то - на языке Пупкина. Ведь Пупкиных все равно больше, чем Пушкиных, и им тоже нужны свои книги. Кому-то - на всю жизнь. А кому-то - чтобы однажды дотянуться до полки и открыть Пушкина.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

1984
541.9К 59
Технарь
591.2К 178