Убийца драконов

Тема

Роберт САЛЬВАТОРЕ

ПРОЛОГ

– Вот ты и попался, – строго сказал Кэлси лепрекону Микки, буравя его своими проницательными золотистыми глазками. – Я поймал тебя, не нарушая ваших правил.

– Значит, пора менять правила, – буркнул Микки.

Кэлси недовольно нахмурился, и его брови изогнулись буквой "V".

Микки мысленно упрекнул себя за неосмотрительность. Брюзжание под носом у людей сходило ему с рук, и он утратил бдительность. Ему бы следовало помнить, что одно дело – люди, занятые лишь собой и равнодушные к ворчанию окружающих, и совсем другое – эльфы, с их любопытством и острым слухом. Микки окинул взглядом лужайку, соображая, куда бы скрыться. Но передумал. Как можно убежать от эльфа, который вдвое выше тебя! К тому же до ближайших кустов – ярдов сто, не меньше.

Безнадежная затея.

Микки решил, что надо потянуть время. Он любил поторговаться. Можно сказать, это было его излюбленным занятием. А еще он любил подшучивать над людьми: он создавал бестелесных призраков, и люди гонялись за ними и натыкались на деревья, расшибая себе носы и лбы.

– Правила устарели, – начал Микки. – Вообще-то, они были придуманы для кого угодно, но только не для эльфов.

Он ударил по ножке гриба сапожком с загнутым носом и закончил фразу с нескрываемым сарказмом: – Впрочем, считается, что эльфы не занимаются охотой. Они слишком благородный народ, чтоб гоняться за горшочком золота… Во всяком случае мне о них так говорили.

– А мне и не нужен твой горшочек, – успокоил его Кэлси. – Мне нужно, чтобы ты кое-что для меня сделал.

– Должно быть, задание не из легких? – поинтересовался Микки.

– Может, ты предпочтешь отдать мне горшочек золота? Ведь это справедливая плата за освобождение.

Микки скрипнул зубами от злости и сунул в рот свою трубку. Препираться не было смысла. Кэлси его обманул. Правила охоты на Лепреконов были придуманы самими Лепреконами, и с выгодой для них. Главным преимуществом Лепреконов была их сверхъестественная способность создавать всевозможные миражи. Но стоит появиться эльфу, и все преимущества Лепреконов исчезают. Никакие другие лесные создания – ни дворфы Двергамала, ни огнедышащие драконы – не видят разницы между бестелесным призраком и существом из плоти. Только эльфы могут отличать, что существует реально, а что создано волшебством.

– Я догадываюсь, на что ты намекаешь, – проворчал Микки. – Но это сложное дело. Вам нужен человек, которому пришлись бы впору доспехи Кедрика, так? Вряд ли удастся найти такого великана в Дилнамарре.

Кэлси пожал плечами, а Микки замолчал и задумался. Людей в Волшебноземье стало намного меньше, и вряд ли среди них найдется такой рослый человек, которому бы подошли доспехи короля Кедрика Донигартена. Конечно, Кэлси знал об этом, а иначе зачем бы ему понадобилось ловить Микки.

– Похоже, мне придется перебираться на ту сторону, – недовольно заметил Микки.

– Послушай, Микки, – прервал его Кэлси, – ты самый умный из своих соплеменников и сообразишь, как надо действовать, я в этом не сомневаюсь. И пусть потом эльфы, которых ты так хорошо знаешь, ходят перед тобой на задних лапках. Уверен, Микки Мак-Микки, они осыплют тебя милостями.

Микки раскурил свою трубку. Кэлси хочет, чтобы он подался на ту сторону, то есть в Страну Людей, и поискал среди них подходящего человека.

– Мне легче расстаться с горшочком золота, чем браться за такое, – сказал Микки.

– Ну так отдай мне твой горшочек, – ехидно улыбнулся Кэлси. Он знал, что Микки блефует. – А твое сокровище получит тот, кто выполнит эту работу.

Микки стиснул зубами трубку, ему захотелось пнуть этого самодовольного эльфа сапогом по физиономии. Кэлси легко раскусил его. С такой же легкостью он распознавал и пустотелые копии Микки, с помощью которых тот пытался избавиться от его преследования. Никакой лепрекон не расстанется со своим горшочком золота добровольно. Он отдаст его лишь под страхом смерти. Микки чувствовал себя очень неуютно, хоть и был уверен, что Кэлси не причинит ему вреда.

– Ты задаешь мне слишком трудную задачу, – снова забубнил он.

– Если бы она была легкой, я бы обошелся без тебя, – спокойно сказал Кэлси, но веко его уже подергивалось. Это означало, что терпению эльфа приходит конец. – Но у меня совсем нет свободного времени, – добавил он.

– Однако у тебя нашлось время ловить меня, – съязвил Микки.

– Это было не трудно, – ответил Кэлси. Микки сделал шажок назад и вновь оглядел лужайку: он все же подумывал о бегстве. Кэлси не уступал ни в чем.

– Тебе следует принять мое предложение, иначе я отберу твой горшочек золота, – сказал Кэлси и решил помолчать, давая пленнику время на раздумье.

Микки тоже молчал.

– Ну что ж, прекрасно, – продолжил эльф. – Условия договора тебе известны. Так когда же мне ждать этого человека?

Микки запрыгнул на шляпку огромного гриба и уселся, свесив ножки.

– Какой чудесный денек! – сказал он восторженно. И ему нельзя было возразить. Ярко светило солнышко, а со стороны лужайки веял прохладный, насыщенный запахами весенних цветов и трав ветерок.

– Такой денек чересчур хорош для деловых разговоров, – добавил Микки.

– Я спросил тебя, когда мне ждать человека, – напомнил ему Кэлси.

– Весь народ Дилнамарры веселится и ликует, а мы с тобой сидим и спорим.

– Микки Мак-Микки! – Эльф повысил голос. – Я тебя выследил и поймал. Я не нарушил правил. Теперь ты мой пленник. Я не беседую с тобой, а ставлю тебе условие, выполнив которое ты будешь свободен.

– Толково излагаешь, – проворчал лепрекон не без уважения. По его расстроенному тону было понятно, что быть пленником ему совсем не по вкусу.

– Я так и не услышал ответа на мой вопрос. Так когда же? – недовольно спросил Кэлси.

– Не хочу соврать, – ответил Микки. – Сначала мне нужно переговорить с друзьями.

– Ну что ж, действуй, – буркнул Кэлси. – День и вправду хороший. – Он кивнул на прощание, повернулся и ушел.

Микки сидел на грибе и размышлял. Он был пессимистом по натуре, но сейчас не чувствовал себя уж совсем несчастным. Конечно, его унизили, самолюбие его пострадало. Конечно, обидно, что его выследили и поймали. Но, между прочим, поймал-то его эльф, а это значит, что охота была нечестной. Так-то вот. К тому же у Микки остался драгоценный горшочек с золотом, а что касается задания Кэлси, то оно казалось Микки не таким уж трудным, тем более что ему разрешалось действовать по собственному усмотрению. Прекрасно! Все еще может обернуться забавным приключением.

– Этому не бывать! – вскричала колдунья, отпрянув от зеркальной глади озера и закинув свои длинные черные волосы за плечи.

– Что вы увидели, госпожа? – сиплым голоском спросил горбатый гоблин.

Керидвен резко повернулась к нему, и он понял, что допустил оплошность. Его не просили говорить. Гоблин упал на колени и принялся целовать ноги колдуньи.

– Сейчас же встань, Гик! – приказала госпожа. Гоблин вскочил и застыл в глубоком поклоне.

– В стране беда, – встревоженно сказала колдунья. – Келсенэльэнельвиал Гил-Равадри выступил в поход за копьем.

Гоблин вопросительно уставился на колдунью.

– Мы должны сделать так, чтобы в Дилнамарре даже не вспоминали о древних вождях и героях, – пояснила колдунья. – Головы дилнамаррцев должны быть пусты, они должны думать лишь о своем жалком существовании – об овсянке, огороде и об эпидемии, которая свалилась на страну и сделала их слабыми и безвольными… "Сделала их слабыми и безвольными, – повторила колдунья, и ее прозрачно-голубые глаза сверкнули, как молнии. Она, встала – высокая и грозная, – и Гик вновь упал ей в ноги. Но Керидвен тут же успокоилась и мягко проговорила: – Такими же, как ты, дорогой. Слабыми и хнычущими… А правит ими король Киннемор, моя марионетка.

– А если нам убить эльфа? – оживился Гик. Ведь гоблины так любят убивать!

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора