Белая кровь. Пробуждение бога

Тема

Ольга Михайловна Болдырева Ольга Ермакова

Магический Педагогический Галактический университет рад приветствовать первокурсников! Распределяйтесь по боевым пятеркам и приготовьтесь к приключениям и испытаниям! Вас ждут вредные преподаватели, задиристые сокурсники, временные аномалии, заброшенный исследовательский центр, множество интересных предметов, а еще таинственный убийца, пытающийся призвать Темного бога. Спросите, причем тут Вы? Но ведь почему-то именно Вас раз за разом некая сила притягивает на места преступлений! К тому же, с такими друзьями, жаждущими действий и расследований, отсидеться в стороне не выйдет. Сессию сдаст тот, кто выживет!

Кого боги хотят покарать, того они делают педагогом.

Луций Анней Сенека (младший)

Все совпадения с реально существующими людьми или событиями случайны, роман целиком и полностью является плодом фантазии авторов.

Тело нашли на третий вечер после начала вступительных экзаменов.

Со стороны казалось, что девушка отдыхает на лавочке в тени кленов, положив под голову сумку и легкую куртку. Светлые волосы растрепаны, лицо белее обычного, глаза закрыты, модные туфли скинуты на землю, чтобы ступни могли отдохнуть от высоких каблуков.

И все бы ничего, если бы не колотая рана на спине; как раз над левой лопаткой.

Скандала удалось избежать благодаря расчетливости убийцы или, быть может, слепой случайности. Жертва оказалась сиротой; уже третий год она жила своим умом и лишь изредка отчитывалась перед назначенной комиссией опекуншей.

Немолодой женщине университет на следующий же день выплатил солидную компенсацию, после чего та легко подписала бумаги, что все случившееся было чередой досадных случайностей.

И все-таки официального расследования инквизиции избежать не удалось.

Слишком много деталей говорило о том, что это только начало, и за первой жертвой последуют новые.

Отзвуки грандиозной битвы затихали.

Еще сверкали красные и черные вспышки молний; еще содрогались небеса, сочась белой божественной кровью; еще слышался на самой грани восприятия гром. Но итог уже был решен.

Поверженный Темный бог падал.

Его изломанное тело рухнуло на поле отгремевшего сражения рядом с умирающим рыцарем. Некогда блестящие доспехи покрывали грязь и копоть, пластины были разбиты, и среди острых краев брони виднелась раскуроченная грудная клетка и осколки ребер. Но человек еще дышал, из последних сил хватаясь за ускользающую жизнь.

Темный бог, понимая, что умирает так же, как этот кусок мяса, подтянул свое израненное тело ближе к рыцарю и усмехнулся.

– – Тебе будет оказана великая честь, – – прошелестел глухой, потусторонний голос, напомнивший порыв ветра. Бог, распоров вену об острые края доспехов, прикоснулся рукой, по которой стекала густая белая кровь, к разорванной груди рыцаря.

– – Я… никогда не помогу тебе, тварь, – – прошептал человек, – – мы победили. Ты умрешь.

Темный бог тихо хрипло рассмеялся. Он чувствовал, как последние силы оставляют его, вливаясь в тело рыцаря. Вязкая белая кровь струилась по дрожащим от напряжения пальцам и впитывалась в поврежденные кости и мышцы, словно вода в губку. Вместе с этим раны исцелялись, стираясь с тела человека, будто театральный грим.

– – Может, я и умру, но мое проклятие останется с твоим родом до тех пор, пока я не вернусь. И даже не пытайся изменить предначертанное – – ты не сможешь.

Темный не успел насладиться ужасом и обреченностью, отразившимися на лице рыцаря. Последняя капля белой крови покинула мертвую оболочку. Ветер подхватил оставшиеся от древнего божества пыль и песок и швырнул их, как насмешку, в глаза человеку.

На кухне одуряюще пахло кофе.

За столом сидел Кестер-старший и, уткнувшись в планшет, пролистывал новостные сводки, не замечая, что и как ест.

– – Тео, ты вроде на вступительные экзамены собирался идти, а не на место очередного преступления.

Бастиан, не поднимая голову от экрана, подождал хоть какой-то реакции на свои слова, но когда пауза затянулась, пояснил:

– – Вчера на территории МПГУ нашли тело третьекурсницы.

К судьбе незнакомой девушки Теодор остался равнодушен. Пусть следователи делают свою работу.

– – Уверен, что все прибрали уже к утру. Подвезешь до университета? – – обратился он к отцу, который снова погрузился в м-пространство.

Кестер-старший встрепенулся, отключившись от ментального поля, и часто заморгал, после чего укоряюще посмотрел на остывший кофе. Однако тратить резерв на подогревающее заклинание Бастиан не стал, большими глотками осушив чашку, и только после этого ответил Тео.

– – Как скажешь. Есть будешь или вылетаем немедленно?

Оглянувшись на большие настенные часы, Теодор решил, что вполне успеет тоже выпить чашку чего-нибудь горячего и бодрящего. В своих способностях он не сомневался, но все равно ночь проворочался с боку на бок, не в силах сомкнуть глаза.

– – Ограничусь кофе, если оно осталось. А ты успеешь досмотреть оставшиеся страницы.

– – Отлично. Эллен сварила себе столько, что в нем можно было бы искупаться, – – отец снова включил планшет, соединившись с ментальным полем и войдя в информационный поток.

Тео, убедившись, что кроме опустошенного отцом кофейника на стойке стоит еще один, наполнил кружку и подошел к нагревательной панели. Получасовая пешая прогулка в университет благодаря кайлуму сокращалась всего до десяти минут.

– – Какое-то сумасшествие творится в этом месте, – – проворчал отец, снова останавливаясь на той же новости и перебрасывая на планшет Тео изображения, – – пятнадцать лет назад – – ты, наверное, не помнишь, – – весь МПГУ стоял на ушах из-за череды убийств.

– – Почему же не помню? – – нахмурился Теодор. – – Эллен брала меня на свою пересдачу. Кажется, убили ее преподавательницу.

– – Поразительная память, каждый раз диву даюсь, – – улыбнулся Бастиан, поднимаясь из-за стола. – – Полетели?

Темно-серый кайлум, появившийся в гараже всего полгода назад вместо устаревшего курруса, глухо взревел, отрываясь от лужайки. Стоило включить экран управления, как механический женский голос привычно доложил о состоянии системы и готовности к полету, после чего подсветил на навигационном экране свободные воздушные коридоры. Отец, защелкнув ремень безопасности, выглянул из кабины, чтобы заблокировать двери дома, и направил кайлум на улицу. Резко набрав высоту, он занял крайний коридор, опередив спешащего на работу соседа, и сбросил скорость, перейдя на стандартный режим полета. Двигатель кайлума недовольно рыкнул последний раз и перешел на низкий тихий гул.

За полет никто не проронил ни слова.

Кайлум замер у поворота на Магический Педагогический Галактический университет, пропуская машину с отличительными полосами магов-целителей. Подождав, пока коридор освободится, Бастиан пошел на посадку, высматривая какой-нибудь свободный пяточек на парковке.

– – Вероятно, я буду приводить домой друзей, – – Теодор, подумав, все-таки решил поднять волнующую его проблему.

– – А предполагается, что они будут? Я думал, что тебе хватает Рута. Впрочем, как знаешь. Надеюсь, на твою предусмотрительность.

– – Я не спрашиваю разрешения, а говорю, что им нужно будет показать обычную среднестатистическую семью. Это возможно? – – Тео ответил чуть резче, чем собирался, но Бастиана тон сына совершенно не возмутил.

– – Пожалуйста, у нас две гостевые комнаты второй десяток лет простаивают. Мы с Эллен постараемся, но и ты заранее сообщай, что у нас предполагаются гости.

– – Договорились.

Тео открыл дверь и вышел.

– – Удачи, сын. Уверен, что ты поступишь.

С этими словами Бастиан Кестер направил кайлум вверх, а Теодор отправился к воротам университета.

Я понимаю, что студенты – – народ ушлый, но я еще ушлее.

Сапожков С. В., История русской литературы Добро пожаловать в МПГУ

Пухленькая волшебница в лиловой мантии вернула Теодору персональную карточку, а вместе с ней протянула тонкую темную пластинку, на м-полосу которой были нанесены личные данные студента Кестера. Кроме того, она содержала номер приказа об его зачислении на расширенную специальность “демонология”, пропуск на территорию университета, в учебное время закрытого для свободного посещения, и доступ к полевой практике.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке