Игры ушедших

Тема

Роман КУЛИКОВ

«…и увидели они звезду,

и указала она им путь…»

Пролог

Для Станислава Ковалькова это была первая настоящая высадка, поэтому он нервничал. Его руки постоянно оглаживали закрепленный в упорах сдвоенный штурм-пулемет – штатное оружие «тяжеловесов», во рту пересохло, живот сводило, а по позвоночнику стекала холодная струйка пота. Место Станислава было крайним от выходного люка – он и Франц Зердинг, его напарник, должны первыми спуститься по сходням, когда бот приземлится.

Станислав посмотрел на массивную рифленую плиту, представил, что может поджидать его, когда она откроется, и заволновался еще больше. «Тяжеловесам» всегда доставалось. Такова была их работа – первыми встретить врага и либо подавить его огнем мощных пулеметов, либо загородить грудью пехотинцев, облаченных в более легкую броню. Поморщившись, Станислав отвернулся и посмотрел в другую сторону, на товарищей, расположившихся вдоль бортов: двадцать пять пехотинцев, три «тяжеловеса» и сержант, который сейчас увлеченно что-то рисовал на плечевом сегменте брони баллончиком с белой краской. Это их он должен будет прикрывать и защищать, и, если понадобится, ценой своей жизни. Станислав был готов к смерти, а то, что в животе крутило и в пот бросало, – так то не страх, а просто нервы.

Десантный бот слегка потряхивало. Нескончаемо долго тянулись минуты ожидания. Наконец за бортом, резанув по нервам, надрывно застонала джамп-установка. Значит, корабли начали готовиться к выходу из ПТ-пространства. Выход займет несколько минут, потом бот отстрелят от грузовика, прыжок с орбиты на поверхность займет мгновение – и начнется веселье.

– Эй, Стэн! – прозвучал в наушнике голос Франца. – Минут десять осталось. Хочешь сказать что-нибудь напоследок?

– Да пошел ты, Федя, – беззлобно отозвался Станислав. – Сейчас бы выпить чего-нибудь холодного.

– А может, тебе еще и девочку позвать?… – Франц наклонился вперед и посмотрел в глубь бота. – Эй, Дженни! Стэн хочет тебя, зайка! Уважь человека!

– А я думала, у него есть ты, – парировала Дженни. – Вам что, ребята, ваших пушек уже не хватает?

Десантники дружно загоготали.

Сержант поднялся, на плече у него красовалась надпись «Я дарю вечную жизнь», и он явно горел желанием всем продемонстрировать свой девиз.

– Ты чего язык распустил, Франц? – Сержант прошелся по боту и добавил сердито: – Смеяться перед высадкой – не к добру!

– Простите, сержант.

– Ладно, хватит паясничать. Всем приготовиться! Десантники поднялись со своих мест.

– Конечно, хватит! – проворчал вполголоса Франц, вставая и высвобождая оружие из креплений. – Мы все уже прочитали надпись на вашем плече, можно и к делу приступать.

– Напоминаю, – сержант занял свое место, – как только приземлимся – выгружаемся, не затягиваем. «Тяжеловесы», внимательнее! Где нас высадят – неизвестно, нам обещали только твердую поверхность под ногами. Поэтому, какая встреча нас ждет, не предскажет даже Нострадамус.

Станислав подключил к броне шунт интеллектуального наведения оружия, и тут загорелись сигнальные огни. В груди у него похолодело.

Потом сердце на миг замерло, сбилось с ритма, и после секунды длиной в вечность снова ударило, продолжив свою обычную работу: выход из пространства Пяточкина-Талова был завершен.

Еще несколько минут ушло на стабилизацию корабля, а затем всё накрыли вой сирен и дикое ощущение проваливающегося вниз пола. Механизмы отстрелили бот…

Скрипучее завывание джамп-установки стало еще громче и противнее. Станислав затаил дыхание и подобрался. До приземления остались считанные секунды.

Ударом обрушилась оглушающая тишина прыжка. Ни шума помех в наушниках, ни мягкого жужжания сервоприводов брони, ни клацанья металла, ни даже собственного дыхания или биения пульса. Хотелось вопить, чтобы услышать хотя бы свой голос.

Казалось, тишина никогда не закончится, но Станислав знал, что это не так: десантников прогоняли через прыжки на тренировках – надо только подождать, и звуки появятся. Так и произошло. Затихающий вой джамп-установки, слившись с жужжанием опускающегося люка, заполнил глухую пустоту. Бот замер на поверхности планеты, и внутрь ворвались яркие лучи дневного света.

«Тяжеловесы» напряглись, приготовившись к броску. У Станислава в правой части тактического экрана, встроенного в шлем, отображалась уменьшенная картинка с экрана Франца. Они привыкли работать в паре на многочисленных тренировках, но теперь их ждал настоящий бой. Страх куда-то сгинул, нервозность тоже исчезла, остался только азарт.

– Вперед! Вперед! Впере-е-ед! – раздался в ушах громкий приказ сержанта.

Сходни не успели открыться полностью, как Стэн и Франц рванули наружу. Стволы их штурм-пулеметов плавно и быстро развернулись в противоположные стороны, усиленные визоры сканировали ландшафт сразу в нескольких спектрах.

«Тяжеловесы» заняли позиции возле посадочных опор бота, опустившись на колено, и вели наблюдение.

– Чтоб я сдох! – не выдержал Франц.

– Что это?!

Десантники выбегали из темного бота на яркий свет и останавливались в растерянности. На них никто не нападал, но не это было причиной их удивления.

– Мы на крыше… да чтоб меня! Мы на крыше! Эй, сержант! Под нами долбаный небоскреб! – Франц никак не мог прийти в себя от удивления, хотя и не терял бдительности. – Этажей пятьдесят, не меньше!

– Вижу, не разоряйся!

– Смотрите! Остальные тоже на крышах!

Станислав видел, что на соседних домах, в дрожащем мареве, идущем от раскаленных солнцем крыш, стояли матово-черные десантные боты. Их обтекаемые формы делали челноки похожими на морских хищников. Их борта скрывали сотни ракет, чьи острые боеголовки торчали из отверстий стартовых цилиндров.

Десятки закованных в броню солдат рассредоточились вокруг челноков. Командный канал был Стэну недоступен, и он даже представить не мог, какие последуют приказы, но свое дело он знал твердо: прикрывать и защищать. Поэтому он продолжил сканирование местности.

Их десант приземлился в густо застроенном районе большого города. Вокруг мегаполиса кольцом высились скалистые пики.

Из краткого курса, прочитанного солдатам перед высадкой, Стэн знал, что местные называли этот хребет Великой Короной. Название точно описывало открывшуюся десантникам картину.

– Внимание всем! – распорядился сержант. Видимо, командование уже приняло какое-то решение.

– Сейчас мы…

Внезапно внимание Стэна привлекло какое-то движение на вершинах ближайших горных пиков. Наблюдателю показалось, что серо-коричневая поверхность скал покрылась странными, продолговатыми черными пятнами. Он навел визор и включил максимальное приближение.

– Франц! – позвал он напарника.

– Да.

– Видишь?

– Смотрю, но пока не понимаю, что это.

Скала словно подернулась рябью. Сгустки дрожащего марева, похожего на то, что исходило от разогретых крыш, понеслись в их сторону.

– Импульс! – крикнул Стэн.

Он вскочил и оглянулся, инстинктивно ища укрытие, но тут же остановился, осознав, что здесь укрываться негде.

– Сержант! Это тяжелые орудия! Надо взлетать!

– Все на борт! – скомандовал тот.

Пилоты разогнали двигатели, еще работавшие в посадочном режиме. Станислав стоял на прежнем месте, его делом было прикрывать и защищать. Он смотрел, как призрачные шары сжатого силового поля приближаются к ним. Несколько десантников успели выполнить приказ сержанта и запрыгнуть в челнок, когда в здание попал импульс.

Он ударил чуть ниже верхних этажей. Небоскреб закачался, крыша треснула и начала крошиться, громадные куски бетона рушились вниз. Десантники проваливались в огромные дыры, над которыми тучами клубилась пыль.

Стэн не устоял на ногах и схватился за опору челнока. Вокруг стоял грохот, треск лопающегося бетона и скрежет металла. Выли двигатели бота – пилоты пытались поднять его в воздух, но задние опоры провалились в трещины, и их плотно защемило. В наушниках слышались суматошные крики, вопли гибнущих десантников, ругательства и непонятные команды.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора

Штык
731 93