Статика

Шрифт
Фон

Владимир ДАНИХНОВ

* * *

Скользкая карточка на четверть своей длины проникла в специальную щель на передней панели ларька — автопродавца.

— Ваш заказ? — хрипло поинтересовался механический голос. Мне он показался ехидным.

— Витаминный коктейль «Се ля ви», — вежливо попросил я.

Автомат довольно рыкнул, и в выемке показалась пластиковая банка с коктейлем. Напиток был теплым и терпким на вкус, но все же гораздо приятнее пить его, чем ползать по земле, слизывая остатки сока, рядом с нищими и неудачниками. Трое полицейских вместе с мамой злоумышленника ворвались в подъезд со станерами наперевес. Толпа понемногу рассасывалась — наконец, остались одни бедняки, пытающиеся отыскать капельки сока, да крепкий лысый мужик в черной рясе. Батюшка укоризненно смотрел на небо, крестился и что-то про себя бормотал.

* * *

Я тоже взглянул на небо: обычное голубое небо Статики. Оранжевые облака (именно они когда-то поразили меня больше всего на этой планете) проплывали по небу, готовые вот-вот разразиться дождем. Вот почему так душно.

— Я проклинаю тот день, когда прилетел на Статику! — пожаловался кто-то совсем рядом.

Я отвлекся от романтических мыслей — взгляд, попрощавшись с высью, спустился к грешной земле.

Хм. Аккуратный серый костюмчик, модная прическа, очки-проекторы. Этого парня я знал в лицо, но никогда раньше с ним не заговаривал. Он появился в нашем районе недели три назад — в основном охотился за Кириллом, что-то записывал в свой блокнотик и фотографировал каждое падение банки с соком (в прошлый раз, кстати, напиток был апельсиновый).

Сегодня паренек немного опоздал.

— Вы не одиноки, — улыбнулся я, прихлебывая витаминный коктейль.

— Ден Малик, — представился парнишка, протягивая мне руку, — кровосос из «Статик Ньюз».

— Журналист? — уточнил я, пожимая парню руку.

— Точно! — широко улыбнувшись, воскликнул Ден. И действительно — почему бы не порадоваться своей собственной заранее заготовленной остроте? — Я прилетел на Статику полгода назад. Сначала работал в деловом центре, потом в Трущобах — всюду беспросветная скука! Это я видел в сотнях миров! Затем ли я прилетел на планету загадок? Я попросился в русский район — к вам — однако и тут не нашел ничего интересного. Статика вымирает, вы не находите?

— А вы пробовали посетить сам Стазис? — поинтересовался я, выискивая взглядом мусоробота. Заметил невдалеке одного, свистнул — железный зверь тут же устремился ко мне.

— Вы шутите? Конечно же, в первый же день! — ответил Малик. — Но очарование тайны не продержалось в моем воспаленном мозгу и минуты — проклятые яйцеголовые шныряют по всему Стазису. Шагу без них ступить нельзя! Кстати, извините, но я не расслышал вашего имени…

— А это потому что я вам его не говорил, — с намеком произнес я, зашвыривая пустую банку в жадное нутро мусоробота. — И…

— Э-э?

— И не скажу, естественно. Всего хорошего, господин Малик!

Я зашагал по тротуару к своему старенькому «фалькону».

Журналист оказался настырным и недальновидным — он догнал меня.

— Впрочем, — проговорил Малик, — я ведь знаю, как вас зовут, Герман Петрович. На самом-то деле вы — мой последний шанс не разочароваться в Статике. Говорят, вы знаете подноготную этой планеты как никто другой! И еще говорят…

— Простите, — извинился я, открывая дверцу «фалькона».

— Я всего лишь хотел…

Я поднял станер с переднего сиденья и его дуло уперлось Малику между глаз.

— Разрешенное оружие класса "Б", — прокомментировал я, — вызывает кратковременный паралич. Оружие для самообороны. Правда, многие забывают, что выстрел в голову с близкого расстояния, при мощности, выставленной на максимум, приводит к немедленной смерти мозга.

Журналист побледнел, но не сдался.

— Послушайте, я…

— Да? — мой палец на курке напрягся, и Малик это заметил.

— Я свяжусь с Вами позже… Как можно… позже… До свидания…

И с этими словами Малик поспешно удалился.

В этот момент из подъезда вывели Кирилла и затолкали в полицейскую машину. Его мать, отпихнув оторопевших стражей порядка, тоже залезла в машину. Я готов был поставить на кон сто евро, что через неделю парень выкинет из окна очередную банку с соком.

* * *

Кондиционер в «Фальконе» накрылся год назад, и я так и не сподобился его починить. Сегодня мне пришлось пожалеть об этом особенно сильно. Даже на высоте пятьдесят метров стояла удушливая жара — воздух застыл, оправдывая название планеты. Движения не было, и я развил неплохую скорость, однако и это не принесло облегчения.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора