Пятиножка

Шрифт
Фон

Содержание:

  • РЕАЛЬНОСТЬ – СОЖАЛЕНИЕ 1

  • ТОСТЕР 2

  • ПЯТИНОЖКА 3

Пирс Энтони
Пятиножка (сборник рассказов)

РЕАЛЬНОСТЬ – СОЖАЛЕНИЕ

Я начал писать серьезно, когда заканчивал университетский курс беллетристики. Моей дипломной работой был роман в 95 000 слов, "Неспокойный мир", над которым президент колледжа просидел чуть ли не всю ночь. Нет, он не был любителем научной фантастики; он просто должен был прочитывать все работы и не ожидал, что в моей окажется 300 страниц. Этот роман никогда не публиковался, хотя позднее я переделал одну его часть и включил ее в книгу "Круг битв".

Свой первый рассказ, под названием "Вечер", я в 1954 году послал на конкурс любительских рассказов, проводившийся журналом "Гэлакси". В 1955 году я получил извещение, что мой рассказ вошел в десятку лучших, но было решено не присуждать первую премию никому. Увы – начало моей литературной карьеры было классическим. Между тем мой приятель Энди Оффут (именно так он пишет свое имя), с которым я познакомился уже позднее, принял участие в таком же конкурсе журнала "Иф" и занял первое место. Судьба всегда обращалась со мной подобным образом; наверное, так уж мне на роду написано быть неудачником.

Но я никогда не был пай-мальчиком. Я сделал вид, будто не понял намека на то, что на Парнасе меня не ждут. Это же я советую и другим начинающим писателям: будьте настырными, не сдавайтесь, не понимайте намеков, и вы тоже сможете пережить годы разочарований, насмешек и унижения. Где-то раз в десять лет судьба становится к вам благосклонной.

Я посылал свои рассказы в другие места, получал отказы, а один раз – коротенькую записку от Х.Л. Голда, он советовал мне не тягаться с мастерами. (Где вы сейчас, Х.Л.? А что если бы я последовал вашему высокомерному совету?) В 1958 году мой рассказ "Межсезонье" был принят Деймоном Найтом из журнала "Иф", который тут же после этого временно закрылся, и мой рассказ, конечно же, опубликован не был. Я опять остался в дураках. Но я продолжал писать, зарабатывая на жизнь такими земными занятиями, как доставка грузов, служба в армии, составление технических инструкций к электронным приборам и работа в социальной службе штата.

Однако я по-прежнему страстно желал стать писателем, эта мечта меня не оставляла. Наконец, моя жена устроилась на работу, чтобы я в течение года мог только писать. Это мой второй совет начинающим: необходимо иметь супруга (супругу), который (которая) мог бы зарабатывать на жизнь, в то время как вы пытаетесь достичь невозможного. Мы решили, что если я потерплю неудачу, то признаю себя побежденным, откажусь от своих иллюзий, возьмусь за обычную, производительную работу и успокоюсь. Один из моих пятиюродных братьев поступил именно так: оставил литературные попытки и стал служащим в "Сирс".

Это было в конце 1962 года. Я написал рассказ жанра фэнтези и послал его в журнал "Фэнтези энд Сайенс Фикшн" – "F&SF" – и научно-фантастический рассказ, который отправил в "Плейбой". Оба их отвергли. Я написал еще один фэнтези-рассказ и снова послал ее в "F&SF", а предыдущие два – в другие журналы. Опять отказы. Тогда я подумал, не попытать ли мне счастья в каком-нибудь британском журнале – я все-таки родился в Англии и целых двадцать четыре года был подданным короля/королевы. Но у меня не было адреса. Так что пока я пытался его достать, я послал свой второй рассказ в "Фантэстик", просто чтобы он не лежал. И неожиданно его приняли.

После восьми лет работы, девятнадцати рассказов и тридцати отказов я получил 20 долларов. Это был успех!

Этот рассказ, конечно же, – "Реальность – Сожаление". Он был опубликован в апрельском номере "Фантэстик" за 1963 год и потом, до нынешнего момента, бесследно исчез. Я не претендую на то, что в нем есть какие-то особые достоинства; просто именно он стал той щепкой, которую подхватила волна. Я включил его в этот сборник только потому, что именно с него изменилась моя судьба, ко мне пришел первый успех профессионального писателя-фантаста. Может быть, ученые, более умные, чем я, отыщут в этом рассказе зачатки моей дальнейшей карьеры автора фантастических новелл. Остальные читатели смогут удовлетвориться тем, что он, по крайней мере, не очень длинный.

– Папочка, я хочу пегаса! – с такими словами его встретил в дверях Младший; белокурая кудрявая головка мальчика подергивалась от возбуждения. – Маленького, с белыми крыльями и аэродинамическим хвостом и...

– Ты его получишь, сынок, – тепло сказал папа, рассеянно снимая пиджак и галстук. На следующей неделе Брэдли Ньютону младшему исполнялось шесть лет, и Брэдли Ньютон старший обещал ему книжку "Теперь нам шесть" и какую-нибудь настоящую зверушку. Ньютон был человек со средствами, так что это было не пустое обещание. Он чувствовал, что мальчику нужен питомец, чтобы хоть как-то восполнить горечь от безвременной кончины миссис Ньютон.

Он устроился в большом мягком кресле, испытывая в глубине души удовольствие, что у его сына такое богатое воображение. Другой ребенок на его месте наверняка попросил бы что-нибудь обычное, собаку или пони. Но этот пегас...

– Ты имеешь в виду крылатую лошадку, сынок? – спросил Ньютон, чувствуя, что в его блаженство закрадывается острая иголка сомнения.

– Да, папочка, – весело ответил Младший. – Но только он должен быть очень маленьким, потому что я хочу такого пегаса, который может летать по-настоящему. У взрослого животного крылья не действуют, потому что пропорционально малый размах крыла недостаточен, чтобы поднять его в воздух.

– Я понял, сынок, – быстро согласился Ньютон. – Маленький.

Над ним многие посмеивались, когда он настоял на том, чтобы няня Младшего имела диплом по естественным наукам. К счастью ему удалось найти такую няню довольно недорого, наняв ее прямо в совете колледжа. Сейчас он пожалел, что у нее выходной. Младший иногда бывал очень упрям.

– Послушай, сынок, – примирительно начал он. – Я не знаю, где можно купить такую лошадку. А ты должен знать, чем ее кормить и как за ней ухаживать, не то она заболеет и умрет. Ты же этого не хочешь?

Мальчик задумался.

– Ты прав, пап, – наконец сказал он. – Надо о нем посмотреть.

– Посмотреть?

– В энциклопедии. Ты же сам всегда мне говоришь, что это авторитетный справочник.

Все ясно. Младший верит в энциклопедию.

– Да, это мои слова, сынок. Давай посмотрим, что там сказано о... ну-ка... вот том "Обман – Представление", это должно быть где-то здесь. Да.

Он нашел нужное место и прочитал вслух:

– "Пегас – крылатый конь, возникший из крови Медузы Горгоны, обезглавленной Персеем".

Маленький ротик Младшего широко раскрылся.

– Это, наверно, в переносном смысле, – произнес он. – Лошади не возникают из...

– ...персонаж греческой мифологии, – победно закончил Ньютон.

Младший немного подумал.

– Значит, он не существует, – грустно проговорил он. Затем мальчик повеселел. – Пап, а если я попрошу кого-нибудь, кто существует, ты мне купишь?

– Конечно, сынок. Мы посмотрим о нем здесь, и если в книге сказано, что он настоящий, мы пойдем и купим.

– Единорог, – сказал Младший.

Ньютон сдержал улыбку. Он достал том "Доверие – Желание" и пролистал страницы.

– Единорог – мифическое животное, напоминающее лошадь... – начал он.

Младший посмотрел на него с подозрением.

– На будущий год я пойду в школу и научусь читать сам, – пробормотал он. – Ты утверждаешь, что такого животного нет?

– Так здесь написано, сынок, честное слово.

Мальчик, похоже, сомневался, но решил не настаивать.

– Ну ладно, попробуем зебру. – Он посмотрел, как Ньютон берет с полки том "Задача – Ирония". – Только я тебя предупреждаю, папочка, сказал он угрожающе, – что у меня в букваре есть картинка.

– Я прочитаю тебе точно, что там написано, – ответил Ньютон, оправдываясь. – Вот: "Зебра – полосатое, похожее на лошадь животное, как предполагается, жившее в Африке. Распространенный персонаж европейских и американских легенд, хотя абсолютно мифический..."

– Неправда, – рассердился Младший. – У меня есть картинка!

– Но сынок – я сам думал, что она настоящая. Я никогда не видел зебру, но думал... Послушай, у тебя ведь есть картинка с привидением. Но ты же знаешь, что привидений не бывает.

Младший обиженно сжал губы.

– Это разные вещи. Привидения – сверхъестественные...

– Почему бы нам не посмотреть какое-нибудь еще животное? – перебил его Ньютон. – Мы можем потом снова вернуться к зебре.

– Мул, – сердито сказал Младший.

Ньютон покраснел, но потом до него дошло, что мальчик имеет в виду не его. Он молча взял том "Морфий – Наркотик". Его поразило, какой оборот приняли события. Представьте себе, что вы всю жизнь верили в какое-то животное, а оказалось, его нет. И все-таки, конечно, глупо верить в лошадь с арестантскими полосами...

– Мул, – прочитал он, – гибрид кобылы и осла. Очень большое, сильное и понятливое животное. Персонаж фольклора. Однако, как единорог и зебра, многими доверчивыми...

Мальчик взглянул на него.

– Лошадь, – сказал он.

Ньютон с опаской открыл том "Клятва – Мистификация". Ему было приятно, что сам-то он не из доверчивых.

– Вот, сынок. – Лошадь – легендарное животное, распространенное в мифологии. Быстроногое, добродушное животное с пышной гривой и длинным хвостом. Металлические подковы, которыми, как полагают, подбивали копыта этого животного, считаются талисманом удачи, так же как и рог единорога...

Младший опасно помрачнел.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора