Оборотни (2 стр.)

Тема

В прошлом он был ковбоем. Теперь он будет жить на пенсию, как только придет его время. Через пару лет сможет купить уютный домик. Станет ловить рыбу. В Мехико можно жить достаточно прилично. Если учитывать свои возможности и мириться с некоторыми неудобствами, как, например, прохождение через мокрый лес.

– Эй! – крикнул он в сторону Мило Фернандеза.

– Да!

– Давай передохнем.

Рой закурил сигарету. Опустил ружье на валун, выглядевший более сухим. Мило Фернандез, стройный и опрятный в своей форме, пролез через мокрый кустарник и присоединился к нему.

Молодой человек взглянул на кусочки неба, которые проглядывали сквозь могучие вершины сосен и елей.

– Через час стемнеет.

– Да.

– Как ты думаешь, мы найдем их до темноты?

– Креддока и Вейна? Вряд ли. Не до темноты, и не раньше Пасхального Воскресенья. Эти двое не могли заблудиться. Возможно, они где-нибудь застряли, но не заблудились.

– Откуда ты знаешь?

– Потому что я их хорошо знаю. Не могу понять, зачем Бетти Креддок просит нас отыскать Эйба. Лучшее, что для нее может быть, если он свалится посредине тридцать первой улицы и его кто-нибудь подберет.

– Да, но все-таки мы должны их найти.

– Конечно. Старая школьная привычка. Ты учишься в колледже?

– На младшем курсе. Еще два года до окончания.

– Пустая трата времени. Ты ведь хочешь стать полицейским, разве не так?

Мило Фернандез кивнул.

– Этому тебя в колледже не научат. Единственный способ стать полицейским – это им быть.

Рой собирался рассказать одну из своих историй, когда он служил полицейским в Окленде, но парень его не слушал.

Мило всматривался в темноту.

– Рой, далеко отсюда Дрэго? Невинс показал на юг.

– По этой дороге. Четыре-пять миль.

– Иногда мне хочется посмотреть на это.

– Не на что смотреть. Около дюжины сгоревших домов.

– На что это было похоже? Пожар, и все? Это было жутко?

Рой пожал плечами. Он вынул сигарету, откашлялся и сплюнул на землю. Конечно, если ты роешься в пепле, пытаясь понять, где останки людей, а где что-то еще.

Парень почувствовал нерешительность старого помощника и быстро взглянул на него. Рой замолчал, уставившись на тлеющий кончик своей сигареты.

Мило Фернандез посмотрел на юг, словно пытаясь увидеть сгоревшую деревню в пяти милях от леса.

– Ты не знаешь, что там произошло, Рой? В Дрэго? До пожара?

– Откуда же? Своего рода культ. Типичный для Лос-Анджелеса. Люди, жившие там, никогда не уходили далеко из своей деревни.

– Существовали предания.

– Да, я слышал их. Что-то непонятное.

– Это были не люди. А в лесу ночью слышался вой.

– Ну и что? Ночью в лесу бывает много забавных звуков.

– Люди слышали его и после пожара. После того, как в Дрэго все сгорело.

– Послушай, приятель, мы иногда сами пугаем друг друга, рассказывая у костра страшные истории. А сейчас мне не до этого.

– Хорошо, Рой. Я просто любопытен.

Впереди затрещало. Оба помощники прислушались. Они посмотрели друг на друга, затем в сторону шума.

– Кто там, – позвал Рой Невинс. Молчание.

Еще один хруст веток.

– Креддок…? Вейн…?

Тишина. Шум движения. В двадцати шагах от них впереди что-то приподнялось. На них смотрело лицо. Бледное лицо, испачканное грязью. Черные спутанные волосы. Дикие глаза.

– Эй!

Лицо исчезло. На мокрой земле остались следы ног.

– Чертовщина, – Рой растоптал сигарету. Мило уже его опередил, преследуя исчезающее существо, которое пробиралось сквозь деревья.

Беглец оставлял следы, прорываясь через кустарник. Два полицейских следовали за ним. Рой Невинс чертыхался, когда к нему цеплялись колючки и на ботинки налипала грязь.

– Стой! – кричал Мило Фернандез. – Приказ шерифа!

Рой запыхался, дыхание с шумом вырывалось из открытого рта. Он держался за кожаный ремень, на котором висела кобура его полицейского револьвера тридцать восьмого калибра. Он придерживался правила: никогда ничего не делай наспех. Черт с ним. Стрельба может привести к беде. Ты должен отвечать за каждый выстрел. Во всяком случае, стрелять было не в кого. Ему удалось только увидеть мельком спину Мило, атаковавшего беглеца.

Впереди послышался глухой стук падающих на землю тел. Рой рванулся через заросли и едва не упал на Мило. Парень применил к беглецу прием, и тот лежал, распластавшись на сырых сосновых иголках.

– Я поймал его, Рой.

– Вижу. Надеюсь, ты не слишком сильно стукнул его, чтобы можно было поглядеть, кого мы поймали.

Мило осторожно ослабил захват. Существо не двигалось, и он схватил его за плечо и перевернул.

– Ребенок, – растерянно проговорил Рой. Лицо, смотревшее на них, было бледным и испуганным. Странно, но дышал он не тяжело.

– Почему ты побежал? – спросил Невинс. Большие испуганные глаза смотрели на полицейских. Мальчик не отвечал.

– Встань.

Мальчик поднялся согнувшись.

– И не пытайся больше бежать. Мы отвезем тебя в город.

Невинс взял мальчика за руку. Под гладкой кожей были крепкие мышцы. Мило, не отрываясь, смотрел на лицо мальчика.

– Пошли, – сказал Невинс. – Я хочу вернуться с ним к машине до темноты. В чем дело?

Мило Фернандез не знал, что ответить.

– Взгляни. Что-то не так с его зубами.

ГЛАВА 2

Палата на втором этаже в больнице округа Ла Рейн была чистой и светлой. За окном пела ночная птица. Мальчик приподнялся на кровати. Его темно-зеленые глаза в поисках выхода обежали всю комнату.

Рядом с кроватью стояла и улыбалась Холли Лэнг. Она была высокой и стройной, с короткими темными волосами и карими глазами. Ее улыбка была доброй, и люди обычно улыбались ей в ответ. Но выражение лица мальчика не изменилось.

– Сейчас ты выглядишь немного лучше, – произнесла она.

Мальчик взглянул на нее и отвел глаза в сторону.

– Как ты себя чувствуешь? Он не ответил.

– Я думаю, ты немного испугался, – продолжала Холли мягко и доброжелательно. – Такое случается. Больница может напугать. Меня зовут Холли. А как зовут тебя? Если не хочешь, можешь не говорить. Нам некуда спешить.

Пальцы мальчика нервно теребили край простыни.

– Я доктор.

На мгновение его зеленые глаза встретились с ее.

– Не такой, который делает уколы, – быстро добавила она. – Я больше разговариваю. А также слушаю, если ты захочешь поговорить со мной.

Мальчик отвернулся и уставился в окно на темные деревья. Холли не могла понять выражение его лица,

Холли ждала, наблюдая за ним. Но ничего не менялось.

– Что-то с тобой произошло, – сказала она больше самой себе, чем мальчику. – О чем ты сейчас думаешь?

Больница округа Ла Рейн больше походила на дорогой горный курорт, чем на лечебное заведение. Она была расположена в живописном уголке леса на склоне горы над городом Пиньон. За ней виднелись Техасские горы. Удобства, великолепное оборудование, вежливость налогоплательщиков Калифорнии. Чего нельзя было сказать о персонале.

Выпускники медицинской школы, представители низших кланов, находили здесь свой дом. Врачи с сомнительным прошлым, медсестры с сомнительной репутацией – таков был ее персонал.

Здесь всегда было больше кроватей, чем пациентов. Администрация жила в страхе ожидания, что во время очередной бюджетной баталии в Сакраменто кто-нибудь предложит послать больницу ко всем чертям. Перестанут поступать средства, и множество людей останется без работы. А ведь бюджетные чиновники Сакраменто могли бы их содержать.

Доктор Холланда Лэнг, которую все называли просто Холли, не принадлежала к числу подобных. Она оставила прибыльную частную практику клинического психолога, когда работала в Министерстве общественных служб. Когда люди спрашивали, зачем она это сделала, Холли отвечала, что должна загладить свою вину. Ей неудобно было признаться, насколько глубоко заботили ее люди, нуждающиеся в помощи.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

Технарь
215.6К 178

Популярные книги автора