Шрамы (ЛП)

Тема

Крис Райт

Ханне с любовью

THE HORUS HERESY

— Материя — рабыня, к какой бы области сущего она не относилась. В мире чувств она ограничена безмолвными законами пространства, времени, логики и чисел. В другом измерении она прикована к иным неизменным константам — мечтам, надеждам, порочным желаниям. Они — физические принципы по ту сторону бытия. Как наши кошмары, изгоняемые бескомпромиссным рассудком, всего лишь тени в этом мире, так и порядок — всего лишь призрак за границей реальности.

Какой из миров более реален? Какой из них выстоит, а какой обречен на гибель? Вы можете сказать: ни тот, ни другой, потому что они отражения друг друга. Это ложь. Вы должны выбрать. Мы узнали об этом за семь лет кровопролития и вынужденного взросления.

Вы должны выбрать.

Как демоны, так и смертные могут обладать величием. Тому же, кто колеблется, увиливает, осторожничает, не место на небесах.

— «Размышления», Таргутай Есугэй.

Пролог

БРАТЬЯ

Мальчик перевернулся на живот, отхаркиваясь кровью сквозь сломанные зубы. Он пополз по жесткой траве, пока не почувствовал, как его снова схватили чьи-то руки.

Отступи, затем снова нападай.

Слова пронеслись в голове, когда его потянули за разорванный кафтан. Это был первый принцип военного искусства хин-зан — вывести из равновесия, заставить ошибиться, нанести контрудар.

Таму резко поджал колени и вырвался из хватки. Он услышал удивленный хриплый возглас, когда его гибкое тело рвануло вперед, сбив с ног одного из противников.

Мальчик резко развернулся, выбросив крепко сжатый кулак, и почувствовал, как тот попал в цель. Еще один хрип, еще одно отлетевшее тело.

Что-то ударило в висок, снова сбив его с ног. Трава перед глазами расплылась. Лицо уткнулось в дерн, а между сжатыми зубами заскрипел песок.

Посыпались новые удары: по ногам, по открытой спине. Он извивался, пытаясь найти способ вырваться. В затылке вспыхнула горячая и влажная боль.

Один из них наклонился, собираясь покончить с ним. Он протянул руку к шее мальчика, чтобы приподнять его, а затем ударить головой о землю. Таким способом талскар демонстрировали превосходство над противником.

Отступи, затем снова нападай.

Таму выждал всего долю секунды. Затем снова взвился, изогнувшись, как угорь. Он развернулся и схватил врага за грудки. Взглянув в его изумленное лицо, мальчик рассмеялся и тут же ударил головой в бровь. Брызнула кровь, и его противник отшатнулся от удара.

Таму подумал, что если сможет раскидать всю группу, как-то вырваться и избавиться от них, то, спустившись по высохшему руслу реку, окажется в безопасности. Надежда быстро умерла — его снова схватили, в этот раз две руки крепко держали за плечи. Затем швырнули на спину. Он увидел возвышающиеся над ним три разгневанных лица, каждое было украшено синяками. Еще один сильный удар в диафрагму. Он скрутился, задыхаясь.

— Достаточно.

Они тут же остановились. Замерли. Повернули головы. Их охватила нерешительность.

Таму поднял голову. В глазах расплывалось. Он увидел, как один из противников, прихрамывая, побежал. За ним без оглядки последовали остальные — двое коренастых мужчин из стойбища Алджу с красными кушаками, указывающими на кешик старика. Судя по тому что они бежали все быстрее и быстрее, их словно охватила странная паника.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Похожие книги

1984
165.4К 59
Технарь
152.1К 178