Красное море под красным небом

Тема

Скотт Линч

Мэттью Вудрингу Стоверу — дружеский парус на горизонте.

Non destiti, nunquam desistam.

Никогда не прекращай усилий.

Пролог

Напряженный разговор

Локки Ламора стоял на тал-веррарском причале; в спину ему дул жаркий ветер с горящего корабля, а в горло упиралась холодная стрела самострела.

Он улыбнулся и сосредоточился на том, чтобы держать свой самострел вровень с левым глазом противника; они стоят так близко, что прольют всю кровь друг друга, стоит им одновременно шевельнуть пальцами.

— Не дури, — сказал человек, стоявший перед ним. По его чумазым щекам и лбу текли ручейки пота. — Подумай об уязвимости своего положения.

Локки фыркнул.

— Если только глаза у тебя не из железа, уязвимость обоюдная. Как ты считаешь, Жеан?

Они стояли на причале парами: Локки за Жеаном, их противники — один за другим. Жеан и его противник тоже держали друг друга на прицеле самострелов; четыре стальные стрелы наложены и готовы вылететь в считанных дюймах от голов этих не без причины нервничающих людей. С такого расстояния никто не промахнется, пусть даже все боги на небесах захотят иного исхода.

— Мы все четверо по самые яйца в дерьме, — сказал Жеан.

За ними на воде стонал и потрескивал старый галеон, пожираемый пламенем. На сотни ярдов вокруг ночь сменилась днем; корпус корабля перечеркивали огненные линии расходящихся швов. Из этих дьявольских щелей валил дым — последние вздохи огромного деревянного зверя, издыхающего в муках. Четверо стояли на причале, странно одинокие в этих свете и шуме, привлекающих внимание всего города.

— Ради любви всех богов, опусти оружие, — сказал противник Локки. — Нам приказано не убивать вас без особой необходимости.

— Уверен, что в противном случае ты был бы честен, — сказал Локки. Он улыбался все шире. — У меня правило: никогда не верить человеку, чье оружие — у моего горла. Прости.

— Твоя рука дрогнет раньше моей.

— Устану, так упрусь кончиком стрелы тебе в нос. Кто послал вас за нами? Сколько вам платят? Мы люди не бедные: можно договориться.

— На самом деле, — сказал Жеан, — я знаю, кто их послал.

— Правда? — Локки взглянул на Жеана, прежде чем снова уставиться в глаза противнику.

— Была достигнута договоренность, но я бы не сказал «к общему удовлетворению».

— Гм… Жеан, боюсь, я не совсем понимаю.

— Конечно. — Жеан протянул к своему противнику руку ладонью вверх. Потом медленно, осторожно переместил свой самострел, так что тот нацелился на голову Локки. Его противник удивленно заморгал. — Конечно, не понимаешь, Локки.

— Жеан, — сказал Локки, переставая улыбаться, — это не смешно.

— Согласен. Дай сюда самострел.

— Жеан…

— Немедленно. Не глупи. Эй, ты слабоумный, что ли? Отверни оружие от меня и направь на него.

Прежний противник Жеана нервно облизнул губы, но не шелохнулся. Жеан скрипнул зубами.

— Слушай, убогая обезьяна с губкой вместо мозгов, я делаю твою работу. Направь свой проклятый самострел на моего партнера, чтобы мы могли убраться с причала!

— Жеан, я бы назвал такой оборот событий прискорбным, — сказал Локки. Он, вероятно, хотел сказать еще что-то, но в этот момент противник Жеана решился последовать его совету.

Локки показалось, что по его лицу градом хлынул пот, как будто телесная жидкость решила сбежать, пока не случилось чего-нибудь похуже.

— Вот так. Трое против одного. — Жеан плюнул на причал. — Ты не оставил мне иного выхода, кроме как договориться с нанимателем этих господ. Будь ты проклят, ты меня вынудил. Прости. Я думал, они свяжутся со мной до нападения. Ну же, отдай оружие.

— Жеан, какого дьявола ты…

— Не нужно. Молчи, ни слова больше. Не пытайся перехитрить меня: я знаю все, что ты можешь сказать. Молчи, Локки. Сними палец с крючка и отдай самострел.

Локки, недоверчиво раскрыв рот, смотрел на стальное острие стрелы Жеана. Мир вокруг поблек, превратившись в крошечную сверкающую точку, отражавшую огненный ад на воде за ними.

— Не могу поверить, — сказал Локки. — Просто…

— Говорю в последний раз, Локки. — Жеан стиснул зубы и нацелил самострел точно между глаз Локки. — Сними палец с крючка и отдай чертову штуку. Немедленно.

КНИГА ПЕРВАЯ

КАРТЫ НА РУКАХ

Если ты вынужден играть, предварительно определи три обстоятельства: правила игры, ставки и время окончания игры.

Китайская пословица

Глава первая

Легкие игры

1

Играли в «Карусель риска», ставки составляли примерно половину всего их достояния, и правда заключалась в том, что Локки Ламору и Жеана Таннена выколачивали, как пыльный ковер.

— Последние ставки в пятой партии, — объявил одетый в бархат крупье со своего подиума у круглого игрового стола. — Джентльмены хотят взять еще карты?

— Нет, нет, джентльмены хотят посовещаться, — сказал Локки и наклонился влево, приближая губы к уху Жеана. Он шепотом спросил: — Какие у тебя карты?

— Выжженная пустыня, — тоже шепотом ответил Жеан, небрежно прикрывая картами рот. — А у тебя?

— Сплошное разочарование.

— Дерьмо.

— Неужели мы мало молились последнюю неделю? Или кто-то из нас испортил воздух в храме? В чем дело?

— Я думал: ждать потери всего — часть нашего плана.

— Так и есть. Я просто думал, что мы сможем сыграть получше.

Крупье деликатно кашлянул, прикрыв рот левой рукой: за карточным столом это равносильно удару по голове. Локки отодвинулся от Жеана, слегка постучал своими картами по лакированной поверхности стола и улыбнулся самой убедительной, «я-знаю-что-делаю», улыбкой, какую мог изобразить. Про себя он вздохнул, глядя на внушительную груду деревянных фишек, которые вот-вот переместятся из центра стола к его противникам.

— Конечно, — сказал он, — мы готовы встретить свою судьбу с героическим стоицизмом, достойным описания историками и воспевания поэтами.

Крупье кивнул.

— Леди и джентльмены отказались повышать ставки. Прошу подготовиться к раскрытию карт.

Последовал шорох, сбрасывание карт, и игроки выложили свои карты на стол перед собой лицом книзу.

— Очень хорошо, — сказал крупье. — Откройте карты.

Шестьдесят или семьдесят богатых тал-веррарцев, столпившихся вокруг, чтобы наблюдать за унижением Локки и Жеана, дружно наклонились вперед, желая не пропустить такое зрелище.

2

Тал-Веррар, Роза Богов, расположен на западном краю того, что народы Терина называют цивилизованным миром. Если встать в разреженном воздухе на высочайшей башне Тал-Веррара в тысяче ярдов от земли или летать ленивыми кругами, точно многочисленные чайки, населяющие щели и крыши городских домов, увидишь обширные темные острова, которые еще в древности и дали название этому месту. От центра города отходит, постепенно увеличиваясь в размерах, множество полумесяцев, словно стилизованные лепестки розы в мозаике художника.

Это не природные острова — в том смысле, в каком является природным материк, возвышающийся в нескольких милях к северу. Суша покрыта трещинами, она выветрена и ясно показывает приметы своего возраста. На островах Тал-Веррара никакого выветривания нет, возможно, и вообще не может быть: они образованы из темного Древнего стекла, из огромной его массы, прорезанной бесконечными проходами, террасами и покрытой слоями камня и земли, порожденными городом мужчин и женщин.

Роза Богов окружена искусственным рифом — рваным кругом примерно три мили в диаметре, тенью под темными волнами. У этой тайной стены беспокойное Медное море стихает, позволяя пройти кораблям под флагами сотни королевств и доминионов. Их мачты и реи образуют лес, где белеют свернутые паруса, — внизу, под вашими ногами.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке