Тинкер (2 стр.)

Шрифт
Фон

- Доброе утро, капитан, - сказал он. - Все время, пока он находился у нас, он не называл меня иначе, как "капитан", хотя согласился называть Жанет просто по имени. Очень церемонный человек, мистер Освальд Дальквист.

- Я направляюсь вниз на приемку, - сказал я ему. - Главный гигиенист Гавани Капитанов будет у нас с минуты на минуту. Для соблюдения формальностей вам лучше пойти со мной.

- Хорошо. Благодарю вас, капитан.

Он последовал за мной на нижний этаж, на котором размещался магазин, лаборатория и большой отсек, служащий главным вестибюлем "Рогатки".

Дальквист был хорошим пассажиром, только немного сдержанным. Большую часть времени он проводил в своей каюте, занимаясь своими делами, и никогда ни на что не жаловался. Он обладал изысканными манерами и делал все очень аккуратно, как бы обдумывая каждый свой жест и слово.

Я представлял его себе как низкорослого мужчину, но он не был таковым. Я вешу 63 фунта, и Дальквист не менее, но он двигался и действовал, как будто он ниже меня. Он работал в Ваттевотховской страховой компании, о которой я раньше не слыхал, и он говорил, что явился на Джефферсон улаживать иски, но я думаю, что он является ответчиком в спорах, потому что его боссы не хотели посылать никого поважнее на ничтожные камни, подобные Джефферсону.

Он мало рассказывал о себе, но иногда позволял себе рассказать истории, показывающие, что он бывал на астероидах больше, чем остальные люди, и знает корабельные порядки очень хорошо. Ему никогда не приходилось повторять одно и тоже дважды. Многое оборудование и системы жизнеобеспечения на корабле были сконструированы мной и Жанет, но он освоил их очень быстро. Его шлем был самой последней модели, костюм от Дэвида Кларка с этикеткой под лацканом, на которой одетая в нейлон женщина продевала нитку в иголку. Его комбинезоны были сшиты по специальному заказу со множеством карманов и поверхностью с пониженным трением, что придавало ему изящный вид старой каменной крысы.

Мне кажется, что его компания платит ему больше, чем я думаю, или же он имеет расчетный счет в аду.

Наш вестибюль был большим отсеком. Он был наполнен всем, что только можно представить: снаряжением, оборудованием, запчастями для воздушных баллонов и тем, что мы с Жанет намеревались продать там, где будет останавливаться "Рогатка". Жанет называла все это "хаосом", так как она очень любила порядок.

Я слышал множество историй о бродячих кораблях, заработавших кучу денег. Такие истории при встрече рассказывались капитанами. Прежде, пока мы с Жанет не купили и не привели в порядок "Рогатку", я верил этим рассказам. Теперь я сам рассказываю, как Фортуна пришла и ушла, но на самом деле мы с ней еще не встречались, а цены на топливо растут и большие компании зажимают одиночек, подобных мне, которые пытаются конкурировать с нами.

Мы закончили все приготовления как раз в то время, когда увидели две фигуры, прыгающие как кенгуру на ровной площадке, служившей на Джефферсоне посадочным полем. Когда они отталкивались, взлетали облачка пыли, медленно оседающей и образующие крошечные кратеры вокруг их ступней. Ландшафт был мрачный, не было видно ничего, кроме камня, кратеров и большого стального шлюза входа в "Свободный Порт Капитанов" - единственная вещь, напоминающая, что здесь живет несколько тысяч душ.

Сейчас мы не видели шлюз, так как в его стороне сияло солнечное горнило. На горизонте поблескивал большой ров-лед. Вода - одно из главных преимуществ Джефферсона. Около десяти тысяч лет назад Джефферсон столкнулся с ядром кометы и на нем осело много льда.

Две фигуры достигли "Рогатки" и начали долгий подъем по лестнице ко входу на корабль. Поднимались они быстро, и я нажал кнопку люка, чтобы они могли войти.

Джэд был по меньшей мере вдвое старше меня, но выглядел, как все люди, живущие при низком уровне гравитации, моложаво. На лбу у него было несколько морщин, но он мог сойти за пятнадцатилетнего (по марсианскому летоисчислению). Его спутником оказался доктор Стюарт, которого я не знал. Когда я был здесь в прошлый раз, тут был другой доктор, но он работал по контракту, и на Джефферсоне не хватило средств, чтобы содержать его. Стюарт был молодым парнем, не старше двадцати лет, рожденным на другой стороне Джефферсона, когда местные жители называли свой астероид "Расчисткой", и когда Чернокожий Дак исчез из колонии. Он получил свое образование, как и большинство людей в Поясе - по телевизионному экрану. Телевизионные занятия давали многое, но они имели свои пределы. Жанет тоже имела телевизионное медицинское образование, но в отличие от старины Стюарта, она еще имела и годичную практику в Марсопорте - и знала недостатки телевизионной подготовки.

Мы договорились с ней, что она не будет лечить детей от чего-нибудь серьезного, если поблизости будет другой доктор, но выбор между ней и Стюартом был незначительный.

- Все здоровы? - спросил Джэд.

- Конечно. - Я взял вахтенный журнал, отыскал то место, где Жанет записала: "Инфекционные больные отсутствуют", и показал журнал им.

Стюарт с сомнением посмотрел на него.

- Я лучше сам всех осмотрю.

- Ради Христа, - сказал ему Джэд, дернул себя за усы и пристально посмотрел на молодого доктора. - Капитан Ролло, дайте ему провожатого, а мы с вами займемся иммиграционными формальностями.

- Хорошо, - и я вызвал по интеркому Пэм. Она наш второй старший. Когда она спустилась, Джэд направил доктора Стюарта вместе с ней наверх. Когда они вышли, он взял большую папку с въездными визами.

По каким-то причинам на каждом астероиде, прежде, чем разрешить вам покинуть корабль, желают знать всю вашу подноготную. Я так никогда и не узнал, что они делают со всей этой информацией. Дальквист и я начали заполнять бланки под бормотание Джэда.

- Вы из Ваттевотховской страховой компании? - спросил он у Дальквиста. - У вас здесь много дел?

Дальквист оторвал взгляд от бланка.

- Очень мало. Вы, в частности, можете помочь мне. Страховым агентом здесь был Джой Коллела. Мне нужно отыскать здесь мисс Барбару Моррисон-Коллелу.

- Джой Коллела? - Я, должно быть, сказал это очень удивленно, и они взглянули на меня. - Я доставил Джой и Барбару на Джефферсон. Приятные люди. Что с ними случилось?

- Несчастный случай со смертельным исходом, - спокойно сказал Джэд. Потом добавил. - Доктор Стюарт подписал акт.

Джэд повернулся к Дальквисту, как будто ожидая, что тот станет задавать ему вопросы, но Дальквист снова уткнулся в свой бланк.

Когда стало ясно, что он не собирается разговаривать на эту тему, я спросил у Джэда:

- Что-то было плохое в этом происшествии?

Джэд пожал плечами, его губы были сжаты. Настроение в моем корабле определенно изменилось к худшему. Я был уверен, что Джэд знает больше того, что сказал. Но почему Дальквист не стал его расспрашивать?

Еще кое-что приводило меня в недоумение. Джой и Барбара стали для нас больше, чем пассажиры, они стали нашими друзьями. Я был уверен, что мы с Джанет упоминали о них в разговорах, при которых присутствовал Дальквист, но он никогда ничего не говорил, что интересуется этой парой.

Мы доставили их на Джефферсон пять земных лет назад. Они недавно поженились, Джою перевалило за шестьдесят, а Барбара была вдвое моложе его. Он был прежде полевым агентом Хансена и вышел в отставку с большой премией. Они собирались вступить в какую-нибудь кооперативную компанию на Джефферсоне. Последний раз я встретил их здесь два года назад. Они зарабатывали на Джефферсоне меньше всех, но выглядели счастливыми.

- Где теперь Барбара? - спросил я у Джэда.

- Работает в Вестхаусе, в конторе Джонни Перегрина.

- С ней и с детьми все в порядке?

Джэд пожал плечами.

- Все помогают им, когда нужно. У них мало денег.

- Они вложили много денег в Джефферсоновскую корпорацию, - сказал я. - Разве они не имели заявки на участие?

- Премии от Джефферсоновской корпорации не хватает даже на уплату воздушного налога, - проговорил Джэд незнакомым мне тоном. Раньше, когда нам приходилось немного хуже, он всегда поднимал наше настроение глупыми шутками и каламбурами. Но не теперь.

Шрифт
Фон
Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора