Когорта (3 стр.)

Тема

- Ростислав Вадимович, да что вы волнуетесь? В конце концов, какая-то старая

книга... Почему вы думаете, что это заклинание действует? Мало ли всякой ерунды

пишут?

- А упыри... ярты? - Говоруха застонал. - Это тоже ерунда?

- Да при чем здесь ярты? - удивился Мик. - Это просто название такое дурацкое.

На самом деле это не мистика, а, к сожалению, наука. Программа "Зомби", она же

"СИБ". Подавление психики и все такое. А дядя Майкл погиб...

- Я рассказал тебе, - еле слышно вздохнул Говоруха. - Ты уже взрослый, Мик. Ты

должен знать. Плотников пожал плечами.

- Считайте, знаю, Ростислав Вадимович. Так где написано заклинание?

- Я не помню страницу, но ты ее легко найдешь. Это единственная запись,

сделанная зелеными чернилами. Там другой почерк - очень четкий. Только не

вздумай, бога ради...

Говоруха умолк, беззвучно шевеля бескровными губами. Мик уже подумывал, не

вызвать ли "Скорую", но старик вновь открыл глаза и попытался улыбнуться.

- Не волнуйся, со мною все порядке. Я рассказал, и мне стало легче. Иди!..

Мик попытался вновь заговорить о погоде, но тут в прихожей прозвенел звонок, и в

комнату вошла худая девушка в больших очках с сильной диоптрией - внучатая

племянница Говорухи. Мик поспешил откланяться.

Очутившись на улице, Плотников перевел дух и поглядел на часы. Об услышанном

можно было поразмышлять позже. Мик спешил - в Дворянском собрании его ждал

Ухтомский.

Встречаться в Собрании оказалось удобно: в бывшей бильярдной обычно толпился

народ и можно было говорить без помех. Ухтомского в Собрании уже успели

запомнить и пропускали без звука. Мик предпочел выправить гостевой билет. Он

было заикнулся об анноблировании, но после бурной беседы с отцом решил обойтись

без излишних формальностей.

На этот раз в комнатах Собрания было малолюдно - душный август разогнал "белую

кость" по курортам и дачам. Мик сразу же заметил Ухтомского - Виктор сидел у

окна, причем не один. Рядом с ним был уже знакомый Мику крепкий бородатый

мужчина - Александр Александрович Киселев, а третьим в этой компании оказался

странный субъект с брюшком, жидкой бороденкой и пони-тейлом, завязанным голубой

ленточкой. Плотников всмотрелся и с удивлением узнал знаменитого певца

Звездилина. Он хмыкнул и подошел ближе.

- Здравствуйте, господа!

Пухлая ладонь певца оказалась холодной и до противного мокрой, Мик хотел было

спросить, что, собственно говоря, случилось, но сдержался. Как он понял, беседа

только началась.

- Ну так что, господин Звездилин? - поинтересовался Виктор, пожав руку

Плотникову. - У вас что, сложности с репертуаром? - Господин Ухтомский...

Господа, - взволнованно заговорил тот, отчего-то оглядываясь по сторонам. - Я

попросил Александра Александровича познакомить нас... - Оч-чень, оч-чень

приятно, - хмыкнул Ухтомский. - Давно мечтал познакомиться с графом Звездилиным.

- Но я ведь артист! Считайте это моим псевдонимом... Ну, бога ради...

- Не поминайте! - скривился Виктор. - Ладно, товарищ

Звездилин, ближе к делу.

- Я... я был вчера вечером в одной компании, - выпалил певец и вновь испуганно

огляделся. - Совершенно случайная компания, господа! В основном артисты, так

сказать, богема, но были и какие-то другие...

Очевидно, выражение лица Ухтомского не вселило оптимизм в Звездилина, поскольку

он шумно сглотнул и поспешил продолжить:

- Я лишь хочу пояснить... В общем, там была всякая публика, и среди прочих одна

певица. Алия - может, знаете?

- Что? - не выдержал Мик. - Алия?

- Мы с ней, в общем, даже не знакомы. Она, признаться, очень странная, с ней

всегда такие сомнительные типы.

Помогите Вашим друзьям узнать о библиотеке

Популярные книги автора