Лазарчук Андрей Геннадьевич читать онлайн

Отправная точка
«Все депутаты — козлы!» Кайманов протёр внезапно зачесавшийся глаз, перечитал. Ничего не изменилось. Подплыл Гурвиц. — Лук, Фил, — сказал Кайманов. — Вот из факин ит? Гурвиц прилип к иллюминатору. — Итс клаудс, — сказал он. — Пробэбли. — Пробабили, — проворчал Кайманов. — Сам вижу, что пробабили… На
Середина пути
Андрей Лазарчук Луна, как могла, освещала кремнистую тропу Лес здесь подступал вплотную: давил, трещал, гукал, свистел, а когда тропа поворачивала так, что луна скрывалась за кронами, в зарослях ктото начинал тяжело вор
Посмотри в глаза чудовищ. Гиперборейская чума. Марш экклезиастов
Он ушел из расстрельных подвалов ЧК Он сохранил молодость и здоровье до наших дней Он сберег талант, и в этом вы можете убедиться сами Но за все это ему пришлось дорого заплатить Опасности поджидали его на каждом шагу И если бы не боевые товарищи,
Абориген
Что делать, если твоя далекая отсталая планета интригами «больших игроков» поставлена на грань вымирания? Если единственный продукт, который планета может предложить и на производство которого работает все население, забирают практически даром? Ни одно
Жестяной бор
Отсутствующие редко бывают правы,зато всегда остаются в живых. Станислав Ежи Лец Они вышли – Юсуф покошачьи скользнул за дверь, оглядываясь по сторонам, за ним тяжелым, но упругим шагом двинулся Присяжни, в дверях оберн
Транквилиум
Андрей ЛАЗАРЧУКЭто самое место, которое ты называешь изгнанием, является родиной живущих здесь И ничто не является несчастьем, если ты не считаешь его таковым, напротив же, кажется блаженным жребием все, что ты перенос
Иное небо (Чужое небо)
Действие повести " Иное небо" разворачивается в альтернативном мире, где Германия выиграла Вторую мировую войну, оккупировав всю европейскую территорию России и большинство европейских стран Национальное русское государство, образовавшееся в Сибири, развивается по пути "демократическо
Малой кровью
Земля давно уже стала для Империи обычным вербовочным пунктом, на котором формируется Легион наемников, безжалостно усмиряющих восстания на непокорных планетах… В самом Легионе – все как обычно: грызня за власть, мелкие – и не очень – заговоры,
Все хорошо
Андрей ЛАЗАРЧУК ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА Помню, как в восемьдесят четвертом из Москвы приезжал работник Министерства культуры – закрывать наш КЛФ Этому предшествовало выселение клуба из комнаты в библиотеке, которую он занимал: помещение потребовалось для хранилища запрещенных к выдаче книг Но на встречу
Колдун
« Опоздавшие к лету» – легендарный концептуальный цикл произведений одного из ведущих мастеров отечественной интеллектуальной фантастики Андрея Лазарчука, писателя удостоенного ВСЕХ возможных премий этого жанра, присуждаемых в нашей стране « Проклятое
Различить истину и вымысел невозможно
Андрей ЛАЗАРЧУКПрямой разговор с известным отечественным прозаиком ведут читатели журнала " Если". В своих выступлениях Вы неоднократно "отрекались" от фантастики, тогда как Ваши романы типичная фантастик
Монетка
Существует множество параллельных миров. И в каждом из них живут «параллельные» личности. А вот сколько нас самих «параллельных»? Какова наша судьба в иных мирах? Чтобы справиться с потрясением в
Файл №206. Восхождение
Лазарчук Андрей Восхождение (Секретные материалы) Русская версия Андрея Лазарчука СЕКРЕТНЫЕ МАТЕРИАЛЫФайл №206 Восхождение Неужели мне так и суждено на всю жизнь остаться девственником? Федеральный агент Дэйл Купер Дом Д
Опоздавшие к лету
Андрей Лазарчук мы лежим под одною землею не сумевшие к свету пробиться Токагава Ори Часть первая Колдун Здесь лес раздавался вправо и влево, открывая невысокому северному солнышку зеленый сочный луг с медлительными пятнистыми коровами на нем, стога запасенного впрок сена и изгородь, широко обнесенн
Кесаревна Отрада между славой и смертью. Книга I
Андрей ЛАЗАРЧУК– Это будет ужас, какого ты ещё не знала Твое мужество станет разменной монетой, ты будешь платить, платить, платить – и однажды сунешь руку в карман, а там пусто… Вот тогда оно наконец и придёт – настоя
Мы, урусхаи
1. Вот и настал день, когда впервые за без малого три тяжких года просияло светлое Расолнце Дважды: посредь хмурного дня – на несколько сердечных туков глянуло в прогалину оболока, никто с перепугу ни «ура», ни «хай» кри