Неруда Пабло читать онлайн

(Простите, что мои глаза светились...)
лишь тусклым светом океанской пены,простите, что у моего пространствани гавани, ни края,ни конца. Всегда был монотонным мой напев,а слово — будто сумрачная птица,как живность меж камней,как не
(Девочка, смуглый ветер! Солнцем, творящим жито...)
свивающим донные травы, створаживающим плоды,твой звёздный взор сотворён, и весёлое тело,и губы твои, в которых сквозит улыбка воды. Едва ты раскинешь руки — чёрное алчное солнцеструится в лё
(Я возвращаюсь из моих поездок...)
в одно и то же место — почему? Вернулся бы туда, где жил не разна улицах, на островах и в странах,где я бывал и чтото добывал. Что побудило хмурую Границуменя избрать — что здесь ещё найдёшьпоми
(Должно быть, нас не могут добудиться...)
и дремлем мыво времени дремотном,отвергнуть то,что ищет продолженья, —неукротимо вьющиесятравы —да, это так, и никуда не деться. К чему нам то, что заменить не сможетродной родник, любезное ви
(Всегда в крови была земля людей...)
Дожди, постройки, годы и дорогина время скрадывают звёзды крови. Планета, в сущности, невелика,а сколько раз её в крови топили:война и месть, охота на людей,и люди падали, их пожирали,и вновь заб
(Здесь, на песчаном берегу...)
стучится в каменные дверитысячерукая вода. Скала безмолвствует — никтоне отворяет дверь: стучать —напрасно тратить воду, время. И всётаки стучат, молотятвесь день, весь год, весь век,века… В
Зов моря
Я не поеду к морю этим летом,когда безбрежен зной, я не уедуот этих стен, дверей, от этих трещин,опутавших все жизни и мою. В каком просторе, под каким окноми на каком пустынном полустанкея море потерял? Я повернулсяспиной
Развалины
Всё, что было создано, покорено, увлажнено, усвоено, чем любовался глаз платочек в хляби земли Как почка, как душа, как вырастает из косточки расщепленной цветок, показывались формы мира: веко, колонна, лестница О существо вещей, простых и сложных! Сколько нужно, чтобы стать часами, медью, боем алюм
(Чтобы ты меня услыхала, мои слова иногда...)
Чтобы ты меня услыхала,мои слова иногдаутончаются, как следы чаек,там, где песок увлажняет вода. Быть браслетом, пьяным бубенчиком —на руке твоей, нежной, как виноградная кисть! Мои слова удаля
(Я правлю парусником роз, как летний полдень...)
в хмелю от губ и от смолистого дурмана,и, к смерти тающего дня перемещаясь,отвердеваю в вязкой страсти океана. Как бледный раб моей прожорливой пучины,плыву сквозь едкий запах новою протокой,в
(Похоже, что неведомый корабль...)
по морю проплывёт в урочный час,не броненосец, и не будут флагиоранжевы. Никто не знает точно,откуда и когда,но всё готово,как в лучшем цирке, — всё давно готовоотметить это краткое событье. Уже
(Если дни и впрямь падают...)
Здесьв бездну ночей,то, наверно, существует колодец,где покоится ясность. И надо сестьна закраину тьмыи терпеливо удитьупавший тудасвет. © Перевод с испанского П Грушко, 1977
(Люблю, когда ты молчишь, словно ты отлучилась...)
словно тебя мой голос издали не достает,и кажется, будто твои глаза от тебя улетели,и кажется, что поцелуем твой запечатан рот. Поскольку все вещи в мире полны моею душою —ты брезжишь из всех в
(Мы потеряли целые сумерки - никому...)
не увидеть дружбу наших ладонейв час, когда мир погружается в синюю тьму. В окне я видел праздник закатана дальних холмах. И порой в ладонях моих, как монетка,осколок солнца разгорался впотьмах
(Немногое осталось рассказать...)
назавтра,когда я спущусь, чтоб сестьза Добрый День,понадобится мневсего лишь хлебнеспешного напева. Раздвинув шторы перед стылым солнцемв рассветный час, я знаю, мне поможетлишь снадобье буш
(Непогода с рассвета на переломе лета...)
Непогода с рассветана переломе лета. Облака — словно ворох белых платков разлуки,которыми на прощанье машет ветер шальной. Вездесущее сердце ветра бьётся над нашейвлюблённою тишиной. Звенит