Биленкин Дмитрий Александрович читать онлайн

Временщик. Книга пятая
Дмитрий Билик стремительно набирающий популярность молодой писательфантаст, автор нескольких циклов книг в разных жанрах. Представляем пятый и заключительный роман цикла «Временщик». Главный герой простой парень, живёт обычной холостяцкой жизнью, работает, как теперь модно говорить, в сфере складс
Существует ли человек?
В наши дни надо бояться научной предвзятости и поспешности. Перед Саней возник дьявол. После внепространственного перехода глаза его пылали гневом, раздвоенный кончик хвоста шипел, а левое копытце нервно било о кафельный пол. На столе у Сани лежало «Введение в субквантовую механику». Крайне любопытн
Временщик. Книга вторая
Дмитрий Билик стремительно набирающий популярность молодой писательфантаст, автор нескольких циклов книг в разных жанрах. Представляем второй роман цикла «Временщик». Главный герой простой парень, живёт обычной холостяцкой жизнью, работает, как теперь модно говорить, в сфере складской логистики, а
Зачем?
Почему звезды мерцают, то разгораются, то тухнут. Ответа три: либо это оптимальный вариант межзвёздной связи, либо это ангелы любви подмигивают нам, либо взаимодействуют гравигенные квазифлюктуации
Адский модерн
Дмитрий Биленкин Степан Порфирьевич Демин мужчина лет пятидесяти с тусклым взглядом и мышиной сединой в волосах был изрядной сволочью Неудивительно, что в оди
Диктатор и время
Дмитрий Биленкин Мундир диктатора сиял золотом погон, аксельбантов, петличек, выпушек; костюм посла был черен и скромен Казалось, диктатор находится на освещенной стороне вселенной, а во
На пыльной тропинке
Дмитрий Биленкин Красная узкая птичка вертится Во все стороны — видим ли мы её? Ю. Олеша Сначала послышался топот, близящийся, тяжеловесный, глухой: “бух, бух, бух!” — словно молотом о землю Фиолетовые кусты колыхнулис
Кое-что иначе
Дмитрий Биленкин Мы стояли потрясённые и спрашивали друг друга: кто же сошёл с ума — мы или природа? Над нами голубело степное небо, светило добротное, вполне земное солнце, а в роще неподалёку чтото ворочалось как ис
Временщик. Книга четвертая
Главный герой  простой парень, живёт обычной холостяцкой жизнью, работает, как теперь модно говорить, в сфере складской логистики, а проще говоря  грузчиком. Но однажды жизнь его полностью переворачивается, причём настолько, что он начинает видеть то, чего не видят другие. Он замечает, что его отраж
Чара
У фантаста, как у поэта, есть свой «черный человек». Облик его не всегда мрачен: сейчас, когда над робкой еще зеленью мая плещется яркий кумач, на лице незваного гостя простецкая улыбка своего парня, а в словах добродушный укор: «Послушай, не тем ты, брат, занят, не тем! Пишешь о небывалых мирах, ку
Сила сильных(без ил.)
Сила сильных… И пусть люди легкодумные полагают, будто несуществующее в некотором роде легче и безответственней облечь в слова, нежели существующее, однако для благоговейного и совестливого историка все обстоит как р
Искатель. 1985. Выпуск №1
ИСКАТЕЛЬ № 1 1985 II стр обложки2 99 106 116 Владимир ЩЕРБАКОВЛЕТУЧИЕ ЗАРНИЦЫСветлой памяти капитана Николая Щербакова,погибшего в боях за Родину. ПОД ВЯЗЬМОЙЛес Лес Просека Едва заметная, старая колея Снова лес: под ног
Временщик. Книга третья
Главный герой  простой парень, живёт обычной холостяцкой жизнью, работает, как теперь модно говорить, в сфере складской логистики, а проще говоря  грузчиком. Но однажды жизнь его полностью переворачивается, причём настолько, что он начинает видеть то, чего не видят другие. Он замечает, что его отраж
Цветы лунной ночи
Дмитрий Биленкин Неоновые лампочки в ячейкахсотах, откуда быстрыми пчелами летели оранжевые лучики, погасли Валя чертыхнулся и постучал по прибору Молчание и темнота: улей космических
Во всех вселенных [Во всех галактиках]
Дмитрий Биленкин Во всех вселенных Справа склон был ослепляющебелым, слева непроницаемо чёрным Они ехали дном ущелья по самой границе света и мрака, жары и холода, но разницы между крайностями не ощущали Свет был бе
Пересечение пути
Дмитрий Биленкин Движение урагана мангры уловили, как всегда, вовремя, хотя, казалось, вокруг ничто не указывало на его близость. Если бы мангры могли облечь свои ощущения в слова, то, верно, сказали бы, что со стороны п